Лидер «Говори правду» Андрей Дмитриев на своей странице в Фейсбуке комментирует историю в Печах, вспоминает свою службу в армии и рассуждает о том, почему офицеры поддерживают дедовщину.

История в Печах ужасная. Якобы самоубийство солдата срочника Саши Коржича.

За что умер этот солдат в мирное время? Это он Родину защищал? Нечего рассказывать про психическое здоровье. Все призывники проходят медкомиссию, которая их вдоль и поперёк исследует, а на службе находятся под контролем ротного психолога.

Реакция Министерства обороны в публичном пространстве, как всегда вялая и недостаточная. Ну, что ещё от главы пресс-службы Макарова ожидать. Только отставки.

Я на эту ситуацию смотрю, как человек, который сам прошёл армию, и как отец троих сыновей.

Сначала скажу, как служивший.

Как служивший я на 100% уверен, наличие дедовщины — это в первую очередь вина командира роты. Во вторую, закрытой системы, куда попасть можно только на показуху в виде Присяги и дня открытых дверей.

Дедовщина процветает только с молчаливого согласия или прямой поддержки офицеров и прапорщиков, работающих с солдатами.

Почему же офицеры поддерживают дедовщину? Две главные причины: во-первых, им кажется, что так проще поддерживать порядок, держать в узде молодых и снять с себя часть нагрузки. Во-вторых, они искренне считают, что это часть воспитания настоящего характера. Мол, пройдя испытания, солдаты закалятся. «Понюхают», что значит настоящая служба. Один прапорщик доказывал мне, рядовому, что так рождается мужское братство.

Чытайце па тэме:  Дедовщина: в Печах под Борисовом - второе самоубийство за полгода

Чушь! Но он в это свято верил. У офицеров есть ложное ощущение, что они могут контролировать степень насилия. Им кажется, что ничего страшного нет, что боец прижимается, лишний раз уберётся или встанет «на тумбочку», заправит постель старослужащим, но это неправда. С дедовщиной все просто. Можно или нельзя. И если можно, то дальше границ нет.

Читал, что жёсткие деды — это колхозники, но это не правда. И городской парень из нормальной семьи, получая неограниченную власть над другими, может вытворять ужасные вещи. Поэтому правило должно быть очень просто — дедовщина неприемлема. Да и Устава вполне хватает, чтобы солдат был измотан.

Теперь, что же делать? В данном конкретном случае, Министерству обороны нужно вести расследование максимально открыто, привлечь матерей, гражданское общество. Виновные должны быть названы и наказаны. И это личная ответственность министра обороны. Поэтому пока я не подписываю петицию об его отставке. Посмотрим, что он будет делать.

Второе сложнее, менять систему службы срочников. Она должна быть более открытой и ближе к «работе», чем к «тюрьме». Это значит, что солдат должен иметь возможность каждый день быть на связи с семьёй, если нет нарядов или наказаний, каждые выходные уходить в увольнение. Родители и гражданские организации типа комитета матерей иметь доступ в части, прямой контакт с командирами части. Эти и другие меры не нужно придумывать. Их можно заимствовать у других. Например, у Израиля, где система построена очень умно. Было бы желание.

Чытайце па тэме:  «Завтра в Печи». Призывники осени-2017 рассказали о своих страхах, надеждах и справедливости

В первую очередь у Главнокомандующего и генералов.

Есть оно или нет, увидим в ближайшее время.

А теперь скажу как отец. Я за срочную службу и не вижу в этом проблемы, если это служба, а не метение улиц. Но!

Если Главнокомандующий и генералы не изменят подход к срочной службе, чтобы я мог быть полностью уверен в безопасности моих сыновей, я сделаю все, чтобы в армию они не попали.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.