Кажется,  про легендарного футболиста минского «Динамо» Александра Прокопенко мы знаем всё или почти всё. Весельчак и балагур в жизни. Пахарь, кудесник, волшебник, гений – на футбольном поле. 
Сын своего отца
В 80-е на матчи малофеевского «Динамо» люди ходили семьями. Многие ради того, чтобы своими глазами увидеть футбольное волшебство, увидеть футбольного гения – Александра Прокопенко.

Слава не покидала гения и за пределами футбольного поля. Тогда, в 80-е, едва ли не каждый минский таксист знал адрес квартиры на Маяковского, где Александр Прокопенко жил вместе с семьей — женой Натальей и сыном Димой.

Он и ушел, как гений. Рано, незаслуженно рано. Его сердце остановилось в тридцать пять.

Сегодня, спустя 28 лет смерти Александра Прокопенко, в той самой квартире на Маяковского живет его сын. Внешне Дмитрий – копия отца. Судьба Прокопенко-младшего была предрешена сразу после рождения – его жизненный путь обязательно должен был быть связан с футболом. Правда, профессионального футболиста из Дмитрия Прокопенко не получилось. В минском «Динамо» Дмитрий работает начальником отдела маркетинга.

О том, каким он запомнил отца, как и почему семья Прокопенко оказалась в Америке и о том, что сделано для увековечивания памяти отца, Дмитрий Прокопенко рассказывает «Белорусскому Партизану».

— Папа был для меня учителем, — начинает рассказ Дмитрий Прокопенко. И в спорте, и в жизни. Я всегда на него равнялся. Сколько себя помню, отец редко разговаривал со мной, как с ребенком, всегда вел беседы, как со взрослым человеком. И судьба моя была в какой-то степени предрешена уже в детстве. Едва мне исполнилось шесть, отец отвел меня в футбольную школу родного минского «Динамо». Папа всегда интересовался моими спортивными успехами. Школьными, конечно, тоже, но здесь первенство было за мамой. Отца больше интересовал футбол. Оно и понятно. Знаете, как дети актеров растут за кулисами? Что-то похожее было и в моей жизни. Только рос я за кромкой футбольного поля – отец часто брал меня на командную базу в Стайки. Я видел, как тренируется команда, как идёт подготовка к играм.

— Наверняка, в детстве отец Вас баловал?

— Не без этого. Помню, как приходил в детский садик – весь такой красивый, нарядный, почти всегда в ярких вещах. Воспитательницы нахваливали: «Ой, какой ты, Дима красивый, мама тебя балует…» А я с гордостью отвечал: «И мама, и папа»! Отец со всех своих поездок привозил мне игрушки и вещи, но самыми лучшими днями в моем детстве были его выходные. Сейчас я это помню какими-то вспышками: вот мы идем с ним по парку Горького в Минске, он держит меня за руку, я ем мороженное. Помню, как мы гостили у бабушки в деревне, и отец всюду брал меня с собой. Кстати, у отца не было ни капли «звездной болезни», он мог играть в футбол с кем угодно и где угодно. Я помню его футбольные «зарубы» на колхозном поле с деревенскими мужиками-трактористами, папа был очень простым человеком.

Выходных у отца было не так и много, помню, что их всегда очень ждал.

— Естественно, о том, что у отца проблемы со «спортивным режимом», Вас в то время не посещали…

— Знаете, мне не то что бы неприятна эта тема…

Я многое знаю, многое видел, не хочу об этом много говорить… Чем болел и как пытался лечиться великий футболист Александр Прокопенко, знала тогда вся страна. Выпивал он не больше остальных, просто этому придавалось очень большое значение. И не в последнюю очередь потому, что отец был настоящей величиной в советском футболе. Папа пытался победить свою слабость, не получилось. Я знаю, какие письма он писал маме, как обещал выбраться из той ямы, в которой оказался… Я, знаю, какие теплые письма писал он мне…

Чытайце па тэме:  Польшча патрабуе правесці эксгумацыю ў Курапатах

Я всё это знаю, я их иногда перечитываю, но не очень хочу говорить на эту тему. Тогда к отцу было приковано бешеное внимание. Все: от партийных функционеров до рядового футбольного болельщика – считали своим долгом обсудить поведение отца вне футбольного поля. Так была выстроена вертикаль советской власти, таким было советское общество. Это я говорю к тому, что играй отец в наше время, такого бы ажиотажа не было.

Это я к чему? Я сам долго время прожил в США, общаюсь с другими нашими футболистами, живущими на Западе. С тем же «итальянцем» Сергеем Алейниковым. Так вот, я знаю, как построена работа со спортсменами на том же Западе. У любого спортсмена там есть контракт, где прописано, условно, что человек должен хорошо работать на футбольном поле. Если ты работаешь отлично, играешь, команда выигрывает, ты получаешь деньги, положенные тебе по контракту. Всё! А за пределами тренировочной базы и футбольного поля делай что хочешь. Выпивай, гуляй, но чтобы это не мешало делу…

— Вы помните день смерти отца?

— Да, я хорошо запомнил этот день. Весной 89-го мне было 12 лет. Тогда я был в деревне у бабушки. За мной приехала тётя и сказала, что с папой что-то произошло. Мы сели в машину и приехали в родной Бобруйск. Пока ехали я и узнал, что папы больше нет… Сначала не поверил, не хотел верить, но когда мы подъехали к дому, где жила бабушка – на переулок 8-го марта, я все понял. Возле дома было очень много людей. Море людей. Гроб с телом отца стоял внутри. Я подошел к нему, мне стало плохо… Дальше всё, как в тумане. Я помню похороны, помню, как шла процессия. Отца в последний путь несли на руках несколько километров…


— Друзей семьи после смерти отца у вашей семьи стало меньше?

— Нисколько. С семьями Юрия Курбыко, Юрия Пудешева, Петра Василевского, Людаса Румбутиса, Анатолия Байдачного отец был дружен. Дружны мы с ними и сейчас, ни от кого не закрылись, ни с кем не поссорились…

— Как дались первые годы после смерти отца лично Вам?

— Тяжело. Я чувствовал себя покинутым. Мне его не хватало, не хватает его и сейчас. Знаете, когда он был жив, мне достаточно было просто посмотреть на него. И я чувствовал его поддержку. Поддержку во всем. Сейчас я тоже ее чувствую. Не физически, конечно, скорее морально. Я иногда думаю, почему он ушел так рано? Могло ли что-то в его жизни сложиться по-другому? И прихожу к выводу, что сердце отца не выдержало. Не выдержало без футбола. Его звездный час пришелся на звездный час «золотого» минского «Динамо», позже в его жизни были и другие команды, но после минского «Динамо» футбольная карьера отца не задалась. Начался закат. И, наверное, поиски ответа на вопрос: «Что дальше?» Папа не мыслил себя без футбола, наверное, ответ на вопрос он так и не нашел. Вот сердце и не выдержало… О том, что он уйдет рано, папа знал. Мы до сих пор храним эти его письма, где он говорит, что финал его жизни близок…

Чытайце па тэме:  Вызваленыя яшчэ чатыры фігуранты па справе "Белага легіёна"

— Жизнь Александра Прокопенко – полна легенд, баек и фантазий. Отслеживаете ли вы всё, что пишут о нем?

— Не всегда. Я бы не назвал это «байками». Это, своего рода фольклор, сопровождавший его жизнь.

Одну историю мне рассказывал капитан «золотого» состава минского «Динамо» Юрий Алексеевич Пудышев. Звучит он так: После того как «Динамо» выиграло союзное первенство, в Минске вся платформа утром была забита, команду встречали тысячи болельщиков. Правда, должны были приехать на одном поезде, а прибыли на другом. И вот история такая: выходит из поезда какая-то старенькая бабулька, и кто-то из толпы на нее пальцем тыкнул и заорал: «Про-коп!» Бабульку — на руки, давай качать, потом потянули на Привокзальную площадь. Бабушка там чуть не родила…

Вот эта история – чистая, правда. Как и та, что случилась в США после заокеанского турне минского «Динамо». Команде улетать – отца нет. Всё, ЧП Союзного масштаба – советский футболист остается в капстране. На ушах стояли все – сопровождающие-отвечающие, контролирующие. Но все оказалось проще: отца, человека родом из Бобруйска пригласили к себе русскоязычные евреи- эмигранты. Угощали-одаривали… Вот так он чуть к самолету и не опоздал.

А вот чистой воды анекдот: Стоит Пеле в очереди за пивом. Ждет, когда его обслужат и жалуется: “Как так, я тут маюсь, а ведь Король футбола!” Мужик рядом оборачивается: “Прокоп, ты, что ли? Блин, где так загорел?”

— Дмитрий, а Вы не жалете, что не пошли по стопам отцам и не стали профессиональным футболистом?

— Нет, у каждого свой путь в жизни. Профессиональным футболистом в Беларуси я так и не стал. Судьба сложилась так, что в 1999 году мы вместе с мамой эмигрировали в США по грин-карте. Сначала я предпринял попытку начать футбольную карьеру за океаном. Хотел попасть в MLS – так в Америке называется профессиональная футбольная лига. Пробовал заиграть там на постоянной основе. Ведь за спиной была и динамовская школа и училище Олимпийского резерва и Университети физкультуры и спорта. Нанял себе агента, как это в то время было принzто в США, тот пристроил меня в одну из футбольных команд Нью-Йорка, где играющим тренером на тот момент был известный в прошлом немецкий футболист Лотар Матэус. Отбор в команду был очень жесткий. На одно место – с десяток кандидатов. Прошел подготовку к сезону вместе с командой в тренировочном кэмпе, но Я в основу не попал. Звали вернуться на следующий год, но этот год надо было где-то и за что-то прожить Для себя я играл в полупрофессиональных, любительских лигах, с такими же эмигрантами, как и сам.

Денег хоть и не платили, но уровень спортсменов там очень приличный. В США приезжает множество профессиональных спортсменов, не всем удается заиграть на высшем уровне и там.

— Первый год жизни в США был самым сложным в бытовом плане?

— Я приехал за океан с несколькими сотнями долларов в кармане. Досконального знания английского языка у меня на тот момент не было – только школьные и институтские знания за спиной. Но, ничего, втянулся. Лучшая практика для изучения языка – это наличие рядом носителей языка. Так я потихоньку освоился.

Чытайце па тэме:  В Польше продолжается эксгумация останков жертв Смоленской катастрофы

— Многие, приезжающие в Америку, начинают восхождение к «американской мечте» с самых низов. Кто-то не чурается работы в ресторанах быстрого питания, кто-то идет работать грузчиком. Как было у Вас?

— Все профессии нужны, все профессии важны, но мыть тарелки или работать грузчиком в США мне не довелось. Повезло, что приехав в Америку, я сдружился с ребятами, выходцами из СССР, вместе с ними мы организовали бизнес – продавали книги на русском языке для тех, кто на этом языке свободно читал. Товар заказывали в Санкт-Петербурге, книги эти доставляли нам через океан. Так жил и зарабатывал на первых порах. Деньги были не ахти какие, скажу так: на жизнь хватало. Дальше — больше. Со временем бизнес-направление было изменено — мы стали заниматься продажей машин и запчастей к ним. А лет с 8-10 назад я стал заниматься онлайном. В Беларуси в это время интернет только-только пробивался, а в Америке развитие «всемирной паутины» шло чуточку быстрее. Я стал заниматься онлайн-рекламой. И на сегодняшний день этот бизнес не требует моего ежедневного пребывания в США, любой вопрос по работе я могу решить, находясь в любой точке земного шара. Соответственно это позволяет мне часто и долго бывать в Беларуси.

— Сейчас Вы готовите книгу воспоминаний об отце. Когда болельщикам ждать ее выхода в свет?

— Этой идей я загорелся года три назад, книга уже написана. Это не книга исключительно моих воспоминаний об отце. Здесь собраны воспоминания людей, которые знали его лично. Кто-то близко, кто-то не очень. В книге использованы, например воспоминания об отце Анатолия Ярмоленко, была договоренность с Александром Тихановичем, но расспросить мы его не успели…

Планируется, что тираж у книги будет порядка двух с половиной тысяч экземпляров. Сейчас ищем спонсоров. И я не хотел бы ставить этот проект на коммерческие рельсы, поэтому хотелось бы, чтобы книгу издало или БФСО «Динамо» или Минспорта Беларуси. Переговоры сейчас ведутся.

После выхода эта книга будет отправлена в библиотеки, детские дома страны, мы вручим ее ветеранам «Динамо», тем, кто играл вместе с отцом, тем, кто его помнит и по-прежнему любит…

Вообще, свое предназначение вижу в том, чтобы память об отце жила. В прошлом году вышел документальный фильм о нем, в Бобруйске его именем назван стадион, мечтаю, чтобы после реконструкции стадиона «Динамо» там появился бюст отца, равно как и бюсты других динамовских чемпионов, не доживших до наших дней. Сейчас я работаю начальником отдела маркетинга в футбольном клубе «Динамо», ну, и естественно, кроме привлечения болельщиков на трибуны, каких-то имеджевых клубных мероприятий, стараюсь, чтобы память об отце жила. Кстати, многие из тех, кто с ним играл, совсем, скоро снова выйдут на футбольное поле.

— Это мероприятие будет посвящено 90-летию «Динамо»?

— Совершенно верно. В субботу 17 июня на минском стадионе «Трактор» пройдет матч ветеранов минского «Динамо» и московского «Спартака». В составе москвичей в Минск приедут такие звезды советского футбола, как Георгий Ярцев, Олег Романцев, Ринат Дасаев, Юрий Гаврилов. За минчан сыграют: Юрий Курбыко, Андрей Сацункевич, Людас Румбутис, Сергей Боровский, Андрей Лаврик, Юрий Антонович, Юрий Пудышев, Андрей Зыгмантович, Игорь Гуринович, Виктор Сокол и другие. Вход на игру свободный, равно как и на праздничный концерт, который начнется в 19.00 на площадке возле Дворца спорта. Так что, приходите, будем рады видеть.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.