Военно-политическое руководство России держит курс на вытеснение предприятий беларуской оборонки из числа претендентов на госзаказ, вопреки соображениям тактики, техники и экономики.

buk

На днях в ряде российских СМИ появились сообщения о том, что на портале госзакупок в июле 2016 года были выложены сведения о закупке АО “Ижевский электромеханический завод “Купол” (ИЭМЗ входит в состав АО “Концерн ВКО “Алмаз-Антей”) гусеничных шасси ГМ-5955.15-01 для боевых машин 9А331МУ самоходного зенитного ракетного комплекса (ЗРК) 9К331МУ “Тор-М2У” (“Тор-М1-2У”) у единственного претендента на право заключения договоров на изготовление и поставку такой техники — ОАО “Мытищинский машиностроительный завод” (ММЗ).

Согласно первому из двух договоров, предполагается приобретение 19 гусеничных шасси ГМ-5955.15-01 по начальной (максимальной) цене договора 1.989.347.473 рубля 2 копейки с НДС, с поставкой в течении 2017 года. Ориентировочная цена одного шасси составляет 88.730.931 рубль без НДС.

По второму договору предполагается приобретение 29 гусеничных шасси ГМ-5955.15-01 по начальной (максимальной) цене договора 3.169.972.814 рублей 2 копейки с НДС, с поставкой в течении первых трех кварталов 2018 года. Ориентировочная цена одного шасси составляет 92.635.091 рубль без НДС.

В итоге в течении 2017-2018 годов предусматривается поставка на ИЭМЗ “Купол” 48 гусеничных шасси ГМ-5955.15-01 для боевых машин 9А331МУ — то есть для изготовления четырех дивизионных комплектов ЗРК 9К331МУ “Тор-М2У”.

При этом стоимость одного гусеничного шасси ГМ-5955.15-01 производства ММЗ составляет весьма впечатляющую сумму – от 88,731 до 92,635 млн. рублей (без НДС), что сопоставимо с закупочной стоимостью нового танка Т-90А в полной комплектации. Согласимся — это закономерный результат монополизма порожденного политикой повального импортозамещения. “НАТО — не НАТО, нам этого не надо”.

ЕСЛИ СОПЕРНИКА НЕЛЬЗЯ ОБОГНАТЬ, ТО НАДО СНЯТЬ ЕГО С ДИСТАНЦИИ

Между тем Мытищинский завод не всегда был единственным и даже главным поставщиком гусеничных шасси для российских ЗРК. Более того в 1986 году, когда “Тор” принимался на вооружение советской армии в качестве ходовой части, для него было избрано гусеничное шасси ГМ-335 Минского тракторного завода. Которое позволяло этому ракетному комплексу сопровождать войска на марше, в том числе и по пересеченной местности.

И в этом не было ничего экстраординарного, так как разработка и серийное производство гусеничных шасси для зенитных ракетных систем с 70-х годов велось на спецпроизводстве МТЗ. Серия ГМ-355 применялась для комплектации боевых машин ЗРС “Тор”, а серия ГМ-352 — для боевых машин зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) 2С6 “Тунгуска”.

После распада СССР в России неоднократно предпринимались попытки заменить минские шасси аналогами производства ОАО “Метровагонмаш”, но безуспешно: технический уровень белорусской продукции был выше и МТЗ постоянно продолжал ее совершенствование. Ввиду чего производители зенитных комплексов в РФ вплоть до недавних пор предпочитали минские машины ГМ-352/355. Но в последние годы Минский тракторный был исключен из числа поставщиков гусеничных шасси российской оборонке. И причина отнюдь не в ухудшении их тактико-технических характеристик.

Чытайце па тэме:  Евгений Прейгерман: У России не осталось иного выбора, кроме как удовлетворять запросы Минска

Как доходчиво объяснил наивной публике эксперт ИА REGNUM Леонид Нерсесян, отношения России и Беларуси к настоящему времени стали весьма натянутыми по причине крайне потребительского отношения к РФ со стороны руководства “братской” республики. Несмотря на бесплатные поставки ЗРК С-300, льготные условия закупок военной техники и выдачу многочисленных кредитов, а также прочие благодеяния, Минск внаглую отказал Москве в размещении российской авиабазы, а кроме того, фактически прямым текстом заявил о том, что в рамках ОДКБ воевать будет только за свою территорию.

Правда, при этом господин Нерсесян забыл сказать, что геополитически Беларусь по сути дела является западным форпостом России в противостоянии НАТО. И дополнительные ЗРК С-300, кстати, очень б/у, нужны беларуским военным для более надежной обороны подступов к той же Москве с воздуха.

Однако, ряд экспертов считает: за нынешними обвинениями руководства РБ в союзнической неверности стоят “шкурные” интересы российских конкурентов беларуских оборонных предприятий.

И отнюдь не случайно пассажи г. Нерсесяна и иже с ним почти дословно приведены в публикации российского отраслевого журнала “Новый оборонный заказ”, 2015, номер 5 (37): “Нужно ли России, находившейся во многих областях в зависимости от украинского ВПК, теперь впадать в зависимость от того же Минска? Политическая ситуация сейчас такова, что можно и “глазом не успеть моргнуть”, как союзник начнет стремительно менять свои дружественные позиции. Поэтому приоритетом все же должно стать развертывание производства ключевых компонентов военной техники на территории России, даже если это дольше, труднее и дороже.”

ХОРОШО ЖИТЬ НЕ В ГЛУПОЙ СТРАНЕ

Но как считает немалое число аналитиков, это вряд ли реализуемо. И главным препятствием на пути реализации столь амбициозных замыслов являются финансы (вернее, их дефицит). Даже при самом оптимистичном сценарии развития событий в российской экономике в ближайшие годы лишних денег в бюджете (даже на нужды ВПК) не будет. А следовательно, необходимое количество средств на разработку и организацию производства аналогов всей военной продукции, поставляемой сегодня в Россию из Беларуси, изыскать вряд ли удастся.

В этом убеждены авторы публикации “Почему Россия рано или поздно купит у Белоруссии МЗКТ” на ВПК.name (http://vpk.name): “Конечно, мы — россияне — живем в богатой стране, но давайте жить еще и не в глупой!”. От себя добавим, что страна оказалась не столь уж богатой.

Чытайце па тэме:  Беларускую армию готовят к гибридной войне?

16 мая 2016 года премьер-министр России Дмитрий Медведев утвердил новую государственную программу “Развитие оборонно-промышленного комплекса”, в соответствии с которой в ближайшее пятилетие на развитие ОПК будет выделено 35 млрд. руб., более чем в 30 раз (!) меньше по сравнению с предыдущей пятилеткой. По новой госпрограмме на нужды “оборонки” в 2016 году будет выделено из бюджета всего 7,6 млрд руб. В 2017 году — 6,6 млрд. руб. И по 6,9 млрд. руб. каждые последующие три года.

В новой госпрограмме предусматривается повысить конкурентоспособность продукции оборонно-промышленного комплекса РФ на внутреннем и внешнем рынках, увеличить объемы промышленного производства продукции в отрасли в 1,8 раза к уровню 2014 года; нарастить долю инновационной продукции в общем объеме отгруженной промышленной продукции с 34,4% в 2016 году до 39,6% в 2020 году; добавить выработки на одного работника оборонно-промышленного комплекса в 2,4 раза к уровню 2014 года.

Однако с решением целого ряда из этих задач уже сейчас возникли проблемы. Например, в программе развития ОПК до 2020 года предусмотрена разработка около 1.400 новых промышленных технологий. Но к настоящему времени создано лишь около 300. А надо бы — 700, ведь прошла почти половина намеченного срока.

Но нехватка денег на замену белорусской техники — не самая большая неприятность для российских военных, не будет своей попользуются нашей. Гораздо хуже, что аналоги тамошнего производства часто имеют худшие ТТХ и не гарантируют безопасность персонала.

Подтверждением чего может служить ДТП, случившееся в октябре 2015 года недалеко от Сочи, когда ЗРПК “Панцирь-С1” потерпел крушение. Боевая машина опрокинулась на горной дороге вблизи населенного пункта Чемитоквадже. По одной из версий причиной аварии мог стать размыв дорожного полотна, по другой — водитель ЗРПК не вписался в поворот на извилистом “серпантине”. По мнению многих эксперты, данное ЧП никак нельзя назвать случайным. Более того, в некотором роде, оно является запрограммированным.

ВЕЛИКА ФИГУРА

Дело в том, что в качестве базы для “Панциря” был взято автомобильное шасси повышенной проходимости КамАЗ-6560. ЗРПК “Панцирь-С1” на базе КамАЗ-6560 был принят на вооружение российской армии распоряжением председателя правительства РФ Дмитрия Медведева от 16 ноября 2012 года. Но отзывы об этом шасси (в частности, в статье опубликованной на сайте еженедельника “Военно-промышленный курьер” N 26 от 10 июля 2013 года) с самого начала были достаточно критическими.
Ведь шасси КАМАЗ-6560 (как и все семейство, к которому оно относится) изначально создавалось для обычных транспортных операций по перевозке грузов, а не по техническим условиям для военной техники. То есть КАМАЗ-6560 не относится к военной автомобильной технике (ВАТ) и не отвечает ключевому требованию для ВАТ — возможности передвижения по всем типам дорог и участкам местности.

Чытайце па тэме:  Былы палітвязень Васіль Парфянкоў ваюе ва ўкраінскім батальёне АУН

ЗРПК “Панцирь-С1” из-за применения шасси КАМАЗ-6560 имеет ряд серьезных недостатков. В их числе недостаточная габаритная ширина и высокое расположение центра масс, что не позволяет вести огонь из пушек на ходу в поперечном направлении относительно движения шасси. Если такую стрельбу начать, то ЗРПК просто-напросто перевернется.

В качестве базы для «Панциря» был взято автомобильное шасси повышенной проходимости КамАЗ-6560.

Большая погрузочная высота шасси затрудняет его вписывание в ж/д и авиагабариты (комплекс перед погрузкой приходится разбирать). Имеет место недостаточная проходимость в связи с применением неразрезных мостов, зависимой подвески, недостаточной габаритной ширины. На испытаниях также выявлена недостаточная плавность хода, что очень важно для точной стрельбы, причем во всех направлениях. Еще один недостаток — низкая средняя скорость передвижения по пересеченной местности. Серьезным недостатком также является широкое использование в шасси КамАЗ-6560 импортных узлов и агрегатов (в т.ч. закупленных в странах НАТО).

По мнению ряда экспертов, от всей этой “головной боли” можно было бы избавится, пойдя по пути разработчиков колесных версий ЗРК “Тор” и “Бук”, то есть использовать специальное корпусное шасси Минского завода колесных тягачей типа МЗКТ-6922 (уже созданы версии такой машины с колесной формулой от 4×4 до 8х8).

Колесные шасси серии МЗКТ-6922 в сборочном цеху ОАО «Минский завод колесных тягачей». Фото pilot.strizhi.info
Как и в гусеничных машинах, аппаратно-приборный комплекс и экипаж находится не сверху на шасси, а в нем. Что сокращает общую высоту боевой машины и резко уменьшает риск опрокидывания. И хотя корпус у МЗКТ-6922 чуть выше, чем у гусеничного шасси, оно имеет изменяемый клиренс. Что позволяет свободно проезжать под мостами и путепроводами, вписываться в авиационные и железнодорожные габариты.

Пути решения перечисленных проблем, насколько можно судить из апрельского заявления премьер-министра РФ Дмитрия Медведева по поводу МЗКТ, в руководстве России видят в установлении контроля над важнейшими белорусскими оборонными предприятиями. Не гнушаясь ни косвенным давлением, ни прямым выкручиванием рук ближайшему союзнику.

Александр Алесин, belrynok.by


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.