Сегодня Беларусь, образно выражаясь, по уровню доходов населения позади  Европы всей (не считая воюющей Украины).  А уровень доходов во многом зависит от структуры экспорта.

Речь идет о том, что нельзя полагаться лишь на экспорт в Россию. Необходимо  стремиться к диверсификации экспорта, поставляя товары в разные государства. Но не хотим мы (не можем?) ориентироваться на развитые страны и на страны с интенсивным ростом благосостояния – как в Восточной Европе, так и в Азии.

Страновая (или экспортная) диверсификация  представляет собой  процесс распределения экспорта (экспортной деятельности) по странам. Эта диверсификация считается процессом,  активно содействующим улучшению финансового состояния отдельного предприятия,  региона,  страны. Она является процессом, снижающим экономические риски, и представляет собой одновременно и процесс, и стратегию. И она помогает не допускать экономические  кризисы, а  в случае наступления – преодолевать.

Диверсификация  происходит благодаря двум факторам: изменению  равномерности указанного распределения; и роста числа стран,  в которые осуществляется экспортирование. Ее показатель должен неуклонно расти, причем как за счет достижения большей равномерности распределения, так и с помощью увеличения числа стран-импортеров.

Почему сегодня в Беларуси особенно важно увеличивать уровень  страновой диверсификации деятельности? Потому что ввиду ухудшения материально-финансового положения беларуских покупателей отечественный рынок неуклонно сокращается.  Необходимо производить поиск новых страновых ниш и  рынков сбыта для беларуских товаров. Однако об этом бесполезно говорить, если на постоянной основе не повышать  конкурентоспособность этих товаров.

Любой товар на любом из рынков может быть продан лишь при условии его принятия этим рынком, что обусловливается его высокой конкурентоспособностью на данном рынке. Но, к сожалению,  беларуские предприятия до сих пор, как правило, недостаточно заботились об обеспечении конкурентоспособности своих изделий на разных страновых рынках, ориентируясь лишь на немногочисленные рынки (или даже на один, как правило, российский).

Для достижения высокой конкурентоспособности беларуских предприятий и, соответственно, их продукции (как на рынке отечественном, так и на рынках зарубежных), необходимо иметь в стране содействующие этому  условия.

Но может ли способствовать росту  конкурентоспособности господствующий в Беларуси  сегодня, впрочем, как и вчера и позавчера, экономический уклад (проявляющийся в командно-административном управлении экономикой), в котором государству отведена основная интегральная  роль – одновременно  роль работодателя, роль предпринимателя, роль владельца производственных фондов и распорядителя (распределителя) доходов (прибыли)? И теория и практика говорит категорическое “НЕТ”.  Потому что при этом укладе:

происходит  снижение инициативы работников предприятий и рост  операционных издержек;

увеличивается госдолг,  выплаты по  которому ведут к ограничению финансовых возможностей бюджета и дефициту финансирования экономики,  к  недостаточной открытости (и даже закрытости) ее для иностранных инвесторов и ограничению стимулирования частных капвложений;

государству ввиду ограниченности бюджетных ресурсов приходится разрываться между решением касающихся производства и сбыта вопросов  и удовлетворением возрастающих социальных потребностей граждан  (с помощью оказания финансовой помощи социальной сфере), неудовлетворение которых неизбежно провоцирует разного рода негативные последствия,  а также проблем, имеющих отношение к улучшению жизненного уровня людей,  повышению значимости   образования и  науки в обществе и т. д.;

имеет место опережение перемен в мировой и национальной экономике тех  изменений в системе госуправления страны,  которые  приводят к снижению влияния управленческого аппарата на подчиненные структуры, перманентное усложнение и изменение которых провоцирует  выход их из-под управления и  ведет к  непродуктивному функционированию фактически  без управления и контроля;
наблюдается наличие постсоветской экономической  структуры,  имеющей высокую долю сырьевого сектора (калийного и нефтехимического),  а также тесной связи с  сырьевой экономикой России, что сдерживающе влияет на всю производственную сферу;

наблюдается нацеленность административного ресурса на предприятиях на то, чтобы в первую очередь соблюдались многочисленные процедуры и правила, выполнялись доведенные поручения и задания, зачастую в ущерб прибыли (особенно долгосрочной). Это ведет к   искажению стимулов, сковыванию инициативы и сдерживанию позитивных качественных изменений;

тормозится появление и развитие инновационных структур (поскольку делается ставка в основном на неповоротливые крупные госпредприятия),  не развивается мобильный частный малый и средний бизнес,  не происходит переход к эффективной кластерной экономике,  основанной на объединении в территориальные кластеры разных предприятий  (в том числе малых  частных);

не стимулируется привлечение к решению производственных и экономических проблем высококлассных специалистов, так как разрастается численность управленцев,  больше ценящих личные выгоды, чем интересы   бизнеса. При беларуском укладе во главу угла ставится не профессионализм, а “верность” системе;

ухудшаются условия для развития здоровой (и даже вообще любой) конкуренции, создающей среду для стремления предприятий  к обеспечению усовершенствований;

не создается содействующая позитивным изменениям “среда доверия”;

не уделяется достаточного внимания маркетингу (в том числе инновационному и инвестиционному),  являющемуся важнейшим инструментом современного  бизнеса;

делается упор на решение краткосрочных задач при недостаточности уделения внимания проблемам     долгосрочного свойства.

Вероятно, можно продолжить перечисление недостатков беларуского экономического уклада. Но и перечисленных  достаточно,  чтобы сделать уверенный вывод о необходимости отказа от него. Если этого отказа не будет,  не стоит говорить ни о страновой диверсификации деятельности,  ни о повышении конкурентоспособности продукции отечественных предприятий, ни об эффективности организации прогрессивных структур (к примеру, кластеров), ни о выходе из кризиса. Вопрос лишь в том, захочет ли правительство Беларуси понять это, наконец. И перейти от бесплодных слов к реальным   высокоэффективным экономическим преобразованиям.

А. Лукашенко упрекает Россию, что она не хочет партнерства, а хочет конкурировать. Правильно, что хочет. О каком партнерстве он говорит?  О таком, который предусматривает отсутствие конкуренции между Россией и Беларусью? О таком, при котором беларуским неконкурентоспособным на других рынках товарам Россия, начавшая путь к импортозамещению, станет давать зеленый свет?  О таком,  при котором некачественная беларуская продукция станет без возражений приниматься Россией? Пожалуй, времена эти закончились и пора их забыть, двигаясь в сторону  развития рынка и экономики развития, а не продолжать экономику тотальной бесхозяйственности. Это путь в тупик.

Маргарита Акулич, кандидат экономических наук, доцент,

для Беларускай праўды


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Add comment

E-mail is already registered on the site. Please use the Login form or enter another.

You entered an incorrect username or password

Sorry, you must be logged in to post a comment.