Если Россия и дальше намерена использовать военные рычаги для решения внешнеполитических задач, содержание договора о ЕАЭС не имеет никакого значения.

vees

30 сентября в Палату представителей на ратификацию поступил Договор о создании Евразийского экономического союза, который должен заработать с 1 января 2015 года.

Накануне на встрече с членами Совета Палаты представителей Лукашенко однозначно обозначил ожидания от ЕАЭС:

«Необходимо учитывать еще то, что со следующего года наша экономика будет функционировать в условиях Евразийского экономического союза. И нам с вами, может, даже и в ближайшее время, в эти дни, придется работать над ратификацией соответствующих международных соглашений. И ваша задача с применением всех парламентских инструментов содействовать формированию договорно-правовой базы союза, при этом надо стоять на страже наших интересов».

Еще перед подписанием договора Лукашенко заявил, что это не тот документ, который ожидала Беларусь, и требовал убрать из договора все изъятия и ограничения во взаимной торговле, и прежде всего в нефтяной сфере. Проблема не решена.

Станет ли Минск саботировать ратификацию Договора о ЕАЭС? Не выдвинут ли беларусские власти новые требования к Кремлю уже «в процессе» ратификации? Чем обернется вхождение Беларуси в ЕАЭС – экономическими выгодами или потерей суверенитета?

На вопросы Беларускай праўды отвечает директор по исследованиям «Либерального клуба» Евгений Прейгерман.

-Насколько безболезненно пройдет ратификация договора о ЕАЭС? Не выдвинет ли официальный Минск «в процессе» новые претензии и требования к России?

-На совещании с Советом Палаты представителей Александр Лукашенко обозначил повестку дня ратификации договора о Евразийском экономическом союзе. Проблема не в содержании документа, а в том объеме денег, который Беларусь будет получать от России после ратификации. Речь идет о кредитных ресурсах, об энергетических ресурсах, о перераспределении экспортных пошлин в процессе проведения Россией налогового маневра.

В беларусско-российской и евразийской интеграции все остается на прежних местах. Единственный интеграционный ресурс, который имеется в распоряжении России, – деньги и энергоресурсы. Лукашенко конкретно очертил ожидания от ЕАЭС: если мы подписываем договор, мы должны получать больше денег, чем сейчас. Так или иначе Кремлю придется искать и находить компромиссные варианты, которые будут удовлетворять запросы Минска.

Безусловно, процесс запуска Евразийского экономического союза будет сопровождаться перепалкой, скандалами, жесткими заявлениями, сроки ратификации договора могут переноситься, но, думаю, Евразийский экономический союз запустится в запланированные сроки – к 1 января 2015 года.

-Однако еще перед подписанием договора Лукашенко возмущался наличием изъятий и ограничений во взаимной торговле, и прежде всего в нефтяной сфере. Эта проблема до сих пор не решена.

-Действительно, Лукашенко заявил, что к подписанию представлен «не совсем тот договор, который ждала Беларусь». Проблему с Минском Кремль снял бы, если бы преграды по нефти исчезли. Однако решение проблемы затянуто во времени вплоть до 2025 года.

Но Россия просто так тоже не может взять и положить на стол партнерам деньги в том объеме, в котором те просят. Когда у тебя только один интеграционный ресурс, то его необходимо использовать не очень расточительно, чтобы оставлять интеграцию на плаву. Но и использовать необходимо, так как иначе даже виртуальная интеграция быстро свернется.

-Насколько выгоден для Беларуси договор о ЕАЭС с экономической точки зрения?

-Моя позиция заключается в том, что любая интеграция, которая устраняет преграды на пути свободного передвижения рабочей силы, капитала, товаров и услуг позитивна. В этом смысле Евразийская интеграция открывает новые возможности для беларусской экономики.

Однако мы наблюдаем специфическую интеграцию, которую я назвал интеграцией с концептуальными изъятиями. Речь не об изъятиях по товарным позициям. Очень многие соглашения, которые подписываются на постсоветском пространстве, попросту не выполняются, или выполняются не в рамках соглашений, а в рамках закулисных договоренностей. Уровень правовой культуры очень низок. Нет и какой-то ценностной основы этой интеграции. Существует целый ряд подобных концептуальных изъятий. Поэтому часто и сложно оценивать значение того или иного подписанного документа.

К тому же, два года назад Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития проводил исследование, которое показало, что производительность труда в странах, которые объединяются в ЕАЭС, примерно в пять ниже, чем в Евросоюзе. То есть экономики России, Казахстана, Беларуси, и в скором времени Армении, объединяются между собой, устраняя преграды внутри этого союза, но по внешнему периметру преграды на пути более конкурентоспособных товаров не исчезают. А в сегодняшних условиях велика вероятность, что будут возводиться новые преграды. И это явно в средне- и долгосрочной перспективе не идет на пользу Беларуси.

Так что мы имеем весьма неоднозначную ситуацию.

Но еще раз повторюсь: далеко не все соглашения, подписываемые на постсоветском пространстве, выполняются. Поэтому договор о ЕАЭС не является безвозвратным: в евразийской интеграции будет еще много неожиданностей, которые могут многое менять. Но вообще для беларусской экономики было бы лучше не запираться лишь в рамках этого объединения.

-Однако в декабре демократические силы проводят Конгресс за независимость Беларуси. Главным поводом стал именно договор о Евразийском экономическом союзе, который прописывает вход в новое образование, но не дает выхода. Беларусь, ратифицируя договор о ЕАЭС, добровольно возвращается в новые рамки Советского Союза, откуда нет выхода…

-В договоре о создании ЕАЭС есть две статьи, которые содержат весьма противоречивые нормы относительно механизмов выхода из состава союза. Одна предусматривает необходимость согласия на выход от всех членов ЕАЭС, во второй содержится упрощенный порядок выхода из союза.

На самом деле, юридическая сторона в этом договоре уходит на второй план. Пока Россия будет удовлетворять финансовые потребности стран – членов ЕАЭС, формально союз будет существовать и развиваться. Но со снижением финансовой помощи реальное содержание этой интеграции будет истощаться: формально она может и оставаться на бумаге, но реальные интеграционные механизмы будут атрофироваться.

Беларусское руководство запрограммировано, чтобы балансировать между Россией и Западом. В любом случае будут делаться попытки хоть как-то нивелировать доминирование России через развитие отношений с Западом и так называемой “дальней дугой” нашей внешней политики. А по мере ослабления экономики России (если оно будет происходить) и ее потенциала спонсировать Беларусь будут понемногу ослаблять и евразийские точки соприкосновения.

Однако не стоит забывать, что пока сама Россия позволяет себе решать свои внешнеполитические задачи вне правового поля. Если Кремль и дальше будет использовать военные рычаги решения внешнеполитических задач, то и в этом случае содержание договора о ЕАЭС не имеет абсолютно никакого значения.

Источник: Глеб  Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...