События на Майдане, а затем борьба с агрессией соседнего государства показали, насколько нужна людям Украины своя вера, своя собственная церковь. Которая не оставит в одиночестве в трудное время испытаний, которая будет рядом на передовой и утолит боль от потерь. Независимая и государственническая. И в который уже раз в повестке дня поднимается вопрос о создании единой Поместной православной украинской церкви.

Евстратий Зоря, фото Укринформ

Евстратий Зоря, фото Укринформ

История церковных отношений в Украине переживала разные периоды. За годы существования независимости верующие УПЦ (МП) в своем отношении к верующим УПЦ (КП) прошли целую гамму чувств – от пренебрежения к «раскольникам», или сочувствия «бедным раскольникам», до четкого осознания своей одинаковости с ними и потребности объединиться. Верующие разных православных церквей Украины вместе столько пережили и продолжают переживать, что доросли до понимания: граждане Украины, несмотря на разные церковные юрисдикции, значительно ближе между собой, чем это кажется иерархам соседних государств.

Майдан объединил, а война России против Украины снимает вопрос эксклюзивности Благодати, который нам так успешно навязывала московская патриархия. Но вопрос непризнания автокефальных православных церквей Украины другими православными церквями остается открытым. Де-юре ни Украинская православная церковь (Киевский Патриархат), ни значительно меньшая Украинская автокефальная православная церковь не признаны другими православными церквями. И это не может не тревожить верующих. Непризнанная церковь это как непризнанное государство…

Какие есть пути признания украинских автокефальных церквей? И какова перспектива объединения с УПЦ Московского патриархата и создания единой Поместной церкви в Украине? Об этом мы говорим с одним из самых известных украинских богословов, церковных аналитиков, пресс-секретарем УПЦ (КП) архиепископом Евстратием Зорей.

– Владыка, вырисовываются ли сегодня пути для получения признания автокефальных церквей Украины?

– Немного истории. Существует очень красноречивый исторический прецедент с православной церковью в Польше. До 1924 года в Российской империи существовала одна с Польшей церковная имперская структура. После Первой мировой войны Польше отошла большая часть территории, заселенная православными. Это – западная Беларусь, западная Украина. Там в бывшем царстве Польском остались православные кафедры, были православные епископы. И тогда церковные иерархи и руководители Польского государства друг другу сказали, что не можем, чтобы в независимом возобновленном Польском государстве церковь подчинялась большевистской России. Они обратились к Константинопольскому патриарху Василию, который в 1924 году издал Томос (разновидность церковного документа. – Авт.) о признании автокефалии Православной церкви в Польше. И как раз основанием для признания автокефалии было то, что «Киевская митрополия была передана под власть московского патриарха не по предписаниям церковных канонов.  И это является основанием для признания автокефалии Польской православной церкви». На этом же основании может быть признана автокефалия Украинской православной церкви.

– Давайте вспомним, как Украинскую церковь отдали Москве, на основании каких документов?

– В 1685 году в Москве решили, что Киевскую митрополию следует подчинить московскому патриарху.  И тогда московским патриархом были изданы соответствующие распоряжения.

– То есть, московский патриарх сам себе выдал распоряжение о присоединении Киевской митрополии?

– Почти так. Властью был инспирирован собор в Киеве, который подал прошение на том основании, что поскольку Киев находится под властью московского царя, то Киевскую митрополию следует подчинить московскому патриарху.  Это была вторая попытка аннексировать Киевскую митрополию. Во время первой Москва просто нагло поставила на кафедру в Беларусь (территория Киевской митрополии) нежинского протопопа Мефодия Филимоновича и объявила его местоблюстителем Киевской митрополии. Это было прямое нарушение церковных правил. Ибо это была территория Константинопольского патриарха, а Мефодия посвятили в Москве. И поэтому Константинопольский патриарх наложил анафему.  Тогда царь писал письмо в Константинополь, дескать, мы не хотели вмешиваться, но поскольку  беспокоились о судьбе православия, то решили рукоположить Мефодия. Тогда этого  Мефодия забрали в Москву, и он там где-то доживал свой век.

– В следующий раз Москва решила договариваться с Константинополем?

– Да. Они отправили посла в Константинополь, просить патриарха, чтобы тот выдал грамоту. Патриарх отказывался, тогда посол пошел к Иерусалимскому патриарху просить содействия. Тот тоже отказал категорически. Тогда посол Москвы пошел к султанскому визирю, надавал ему подарков, обещаний и угроз. А Турция тогда была заинтересована во избежание войны с Россией.  И визирь, соблазнившись обещаниями, дал указание передать Киевскую митрополию Московскому государству. А поскольку на то время Константинопольский патриарх фактически был чиновником турецкого правительства (его своим решением и назначал, и освобождал султан), то он и дал согласие – поскольку не было куда деваться. Константинопольский патриарх выдал грамоту, оригинала которой никто никогда не видел. Впрочем, сохранилась расписка, что «получили от царского величества милостыню три сорока (120) соболей и 200 червонцев».

– Таким образом Константинополь получил за украинскую церковь соболи и червонцы, а еще обещание мира для Турции?

– Да. Впрочем, посол Москвы уехал, а русско-турецкая война началась. Позже собрался синод, и патриарха Дионисия лишили престола, поставив ему в вину, что он незаконно и против прописей канонических правил отдал Киевскую митрополию.

– А вернуть назад Киевскую митрополию не смогли?

– Нет. В церкви есть такая традиция: подчинение непреодолимым обстоятельствам без признания их легитимности. Например, мы юридически не признаем, что Крым у нас забрали. Но фактически вернуть его  сейчас не можем. И поэтому строим свою жизнь, исходя из того, что в Крыму есть российская власть, но мы не признаем, что это законно.

По имеющимся у нас сведениям об условиях передачи Киевской митрополии, которые были изложены в грамоте патриарха Дионисия, эта митрополия должна была сохранять все права и привилегии, которые она имела под властью Константинополя. Включительно с тем, что митрополит должен был носить титул экзарха, то есть полноправного представителя Константинопольского патриарха. Его должны были выбирать на соборе митрополии, он имел высшую власть над епархиями, входившими в ее состав (в современных Украине, Беларуси, Литве и Польше), имел право окончательного суда. Ничего из этих условий выполнено не было, и очень быстро, в течение нескольких десятилетий, Киевская митрополия была преобразована в рядовую епархию Русской церкви, а ее права отменены.

– Так Константинополь не признает юридических прав Московской патриархии?

– Нет.

– Откуда это известно?

– Об этом свидетельствует и решение синода, который лишил патриаршего достоинства упомянутого Дионисия. А также вышеупомянутый православный Томос 1924 года. Там четко прописано, что Киевская митрополия была передана под власть Москвы неканонически. Дальше. Есть письмо 1990 года Константинопольского патриарха Димитрия (предшественника нынешнего патриарха Варфоломея) московскому (уже покойному) патриарху Алексию, где написано: мы признаем каноническую территорию Русской православной церкви так, как она была определена при установлении патриаршества. То есть на 1589 год, без территории давней Киевской митрополии. В последний раз об этом было сказано в 2005 году, когда архиепископ Всеволод от имени Константинопольского патриарха на встрече с президентом Ющенко заявил, что Украина является канонической территорией Константинопольского патриархата.

– Почему же тогда УПЦ КП  проигрывает борьбу  за свое признание?

– История всегда подбрасывает аналогии самой себя. Если сейчас весь мир стал на сторону Украины, то в 1992 году, когда создавалась УПЦ КП, мировое православие было на стороне Москвы. Сказалась и пропаганда, и использование спецслужб, переворот в церковном руководстве и насаждение определенных идеологических схем: «Вот это – нелегитимное, а легитимное только то, что поддерживает Москва». Не так ли нам говорят нынче:  киевская «хунта» – нелегитимна, Аксенов и «донецкая народная республика» – легитимны.

Москва блокирует любые инициативы и любые усилия. Но чем дальше, тем менее успешно, поскольку православный мир начинает все чаще узнавать правду об Украине, а не верить московской пропаганде.

– Ну, все понятно с дипломатией, подкупом, а как удалось разделить целую украинскую паству? Паства УПЦ МП двадцать лет ходила с убеждением, что они каноничнее, чем УПЦ КП.

– Интересно, что, не имея возможности убеждать  людей на основе богословия, почему Киевский патриархат «неправильная» церковь, московские пропагандисты с начала 1990-х годов выдумали концепцию, которая, по существу, разрушает православное понимание церкви. Они ввели понятие «неканоническая церковь». Слово «канон» означает по сути – закон. Как может быть церковь законная или незаконная? Мы говорим, что есть церковь с признанным статусом автокефалии, а есть с непризнанным статусом автокефалии. И есть церковь православная, или инославная, католическая или протестантская, либо другая религия: иудеи, мусульмане, буддисты и т.п. И нельзя смешивать эти понятия: признание администраций и признание веры! Никто не говорит, что мы неправославные. А если наша вера – православная, наше богослужение – православное, то почему вы говорите, что мы не можем вас признавать как церковь?

В действительности, все просто. Половина структуры Московского патриархата, это – церкви в Украине. На данный момент во всей  Русской Православной Церкви без Украины приблизительно 19 тысяч приходов. В Украине зарегистрировано 13 тысяч приходов УПЦ и 5 тысяч приходов УПЦ КП. То есть вместе: 18 тысяч. Объединившись, УПЦ КП и УПЦ МП становятся такой же, как весь Московский патриархат без Украины. И это одна из тех причин, почему они не хотят отпускать Украинскую церковь.

– То есть, «неканоническая», это – долговременная манипуляция?

– Да, причем очень коварная манипуляция. Например, есть православная церковь в Америке, которой Московский патриархат в 1971 году предоставил автокефалию. Но Константинополь и другие православные церкви не признают их административный статус. Отмечу: они не признают автокефалию, но Константинополь признает их православными, признает их таинства, епископов, диаконов. Поэтому церковь существует, живет, а когда-то ее вопрос будет решен.

– Какой путь прошли другие автокефальные православные церкви, например, сербская?

– О Сербии. При короле Стефане Душане в 14-ом веке была провозглашена автокефалия и патриархат Сербской церкви. Тогда Константинопольский патриарх наложил анафему на короля Стефана Душана «со всем народом сербской земли», то есть, на весь сербский народ. А через двадцать лет об этой анафеме забыли и признали и автокефалию, и патриаршее достоинство Предстоятеля.

Когда Болгарская церковь провозгласила свою автокефалию в 1872 году, то тогда анафема была наложена персонально на каждого епископа. А в 1945 году просто составили документ о признании автокефалии без всяческих там покаяний и пересвят.

Автокефалия не предоставляется. Она признается. Кто предоставлял автокефалию Константинопольскому патриархату? Кто предоставил Иерусалимскому? Александрийскому? Антиохийскому? Соборы только утверждали тот порядок, который уже раньше сложился в церковной жизни в соответствии с традицией и государственными обстоятельствами. Если взять первые века существования христианской церкви, то каждая митрополия была автокефальной. А таких митрополий было больше ста в Римской империи! И каждая митрополия не зависела от другой. И просто в силу роста самой церкви и изменений в государственном механизме Римской империи митрополии начали объединяться в большие единицы, которые стали современными патриархатами. Таким образом, небольшая церковь давала статус меньшей части, и наоборот – из меньших частей путем объединения образовывалась большая церковь. Вот, скажем, пример Кипрской церкви. Ее автокефалия была прописана Третьим вселенским собором в 431 году.  Основанием стало то, что издавна епископы святой Кипрской церкви самостоятельно выбирали себе главу, архиепископа и никогда не подчинялись другой церкви. Поэтому претензии Антиохийского патриарха, который требовал подчинения Кипрской церкви себе, поскольку Кипр расположен недалеко от Антиохии, были признаны безосновательными.

– Образно говоря, вся история церкви – это в том числе история многочисленных претензий и посягательства больших церквей на меньшие и обретение в борьбе церквями своих автокефалий?

– Бесспорно.  И в мировой истории нет прецедентов, когда признание автокефалии происходило путем предварительного присоединения к той церкви, от которой отделялась, как это сейчас предлагают нам: «Вы вернитесь под нашу власть, а потом будет решаться, будет ли украинская церковь автокефальной».

– Есть подобное понимание у Киевской митрополии УПЦ (МП)?

– Такое впечатление, что их понимание сейчас, как у Януковича зимой. Когда Майдан собирался зайти в Лавру, они тревожились и даже просили нашего посредничества. А теперь они успокоились. Им кажется, что все будет как раньше, потому что позади, за их спиной, Москва. Но общество другое. Агрессивными действиями России в отношении Украины зерна недоверия к Москве посеяны очень глубоко.

По моему убеждению, единство и признание церкви придет как независимость Украины. Бог поставит всех в такие условия, что церковь будет признана. Коммунисты хотели независимости? Нет. Но были созданы такие условия, что 24 августа они за нее проголосовали. Независимости не было бы, если бы не было Революции на граните, Народного руха, демонстраций, самиздата.

Я не могу представить, какими будут эти обстоятельства. Но мы можем представить, что нам нужно делать, чтобы достичь признания и единства. Мы должны говорить об этом, бороться за это. И четко понимать, что нам нужно: единая Поместная православная церковь, которая имеет признанный независимый статус, то есть автокефалия.

Источник, Лана Самохвалова, Укринформ

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...