Тут у нас очередное преступление раскрыли. Как всегда – не без президента обошлось. То есть, преступление на этот раз обошлось без него, а вот раскрыть преступление без него столько лет не могли. А он раскрыл.

Фото с сайта Fishki.net

 

Я не вдаюсь в суть того, о чем Александр Григорьевич впаривал председателю Госкомитета судебных экспертиз Андрею Шведу. Это их дело. Но со стороны выглядело очень забавно. Как в памятной песенке сталинских времен о пуговке.

Коричневая пуговка

Валялась на дороге,

Никто не замечал ее

В коричневой пыли.

Но мимо по дороге

Прошли босые ноги,

Босые, загорелые

Протопали, прошли…

Бессмертное стихотворение Евгения Долматовского – история о мальчике Алеше, который смог разоблачить злобного иностранного агента – благо, у того «сшиты не по-русски широкие штаны». Вот, валяется коричневая пуговка на дороге, никто ее не замечает, а бдительный мальчик заметил – и разоблачил! А мог бы и не заметить, если бы был занят другими важными государственными делами.

Но других дел у мальчиков не бывает. О их делах российский пародист Максим Галкин  рассказывал в памятной миниатюре о том, как глава беларуского государства по телефону руководит переборкой картошки на овощной базе. На фоне бесконечных историй о том, как Александр Лукашенко наставляет Дарью Домрачеву, как ей бегать, председателей колхозов – как им сеять, дипломатов – как и с кем вести переговоры, а писателям – как создавать бессмертные шедевры вроде «Войны и мира», раскрытие преступления кажется уже избыточным.

Когда депутат Лукашенко выступал от своего микрофона по всем вопросам, как он сам некогда говорил, от абортов до ракет, это было объяснимо – по крайней мере, в глазах тех, за чьи голоса он боролся. Но сейчас бороться не нужно – нужно работать. Всем. И раскрывать преступления должны те, кому это положено по должности. Президенту это не положено. Клоунада, разыгрываемая властью, осточертела всем даже больше, чем та, что разыгрывается оппозицией. И если преступление не раскрывает ведомство Андрея Шведа, то президенту это ведомство нужно расформировывать, а не разыгрывать роль юного друга милиции, пограничников, кинематографистов, кинологов и, прости господи, священнослужителей.

Хорошо, я готов признать, что в данном случае я не прав. Что слезы отца убитой девушки стоят дорого и что президент проявил высший гуманизм, добившись наказания убийцы. Однако он правит практически единолично свыше двадцати лет, и вся следственная пирамида, включая МВД, КГБ и прокуратуру, подчиняется ему. И если он сам должен «расследовать», «раскрывать» преступление, то что за бардак творится в этой системе?

И если он, президент, такой могущественный, что в состоянии раскрыть преступление самостоятельно, то чем слезы неизвестного мне лично мужчины драгоценней слез известной мне Зинаиды Гончар или Светланы Завадской? Их мужья исчезли, и следствие вот уже столько лет не в состоянии убедить женщин в том, что сделало все возможное для раскрытия совершенного преступления. Может быть, наш «мальчик» в состоянии найти и эту «пуговку»? Или он просто не хочет искать, потому что появились другие, более важные государственные дела?

А зря. Представляете какой сюжет был бы у старой песенки конца 1930-х годов?!

Александр Федута, Народная Воля

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: