9 ноября коллегия Мингорсуда рассмотрит апелляционную жалобу лидеров профсоюза РЭП Геннадия Федынича и Игоря Комлика, приговоренных к 4 годам «домашней химии». Накануне суда сайт praca-by.info поговорил с Геннадием Федыничем.

Геннадий Федынич и Игорь Комлик возле суда

«Фамилии судей коллегии Мингорсуда узнаем только на процессе»

– 9 ноября коллегия Мингорсуда рассмотрит апелляционную жалобу на приговор. Надежда на пересмотр приговора осталась?

– Как говорят, надежда умирает последней. Но никаких иллюзий на пересмотр дела или на его отмену мы не питаем: дело политически мотивировано, и для его прекращения нужно политическое решение.

Мы с Игорем Комликом, наши адвокаты подали жалобы в апелляционную инстанцию: никаких прямых доказательств нашей вины нет, суд проигнорировал международные правовые нормы, взятые на себя Беларусью, и построил свое обвинение на фейковых копиях документов, которые и легализовал, чем создал прецедент, достаточно опасный для всех граждан Беларуси. Даже фамилии судей Мингорсуда мы узнаем только 9 ноября на процессе.

– Пройдете все судебные инстанции в Беларуси или остановитесь на Мингорсуде – решение все равно вступит в законную силу?

– Мы сознательно пройдем все национальные судебные инстанции – вплоть до Верховного суда. Мы должны показать, что политический процесс решается только политическим способом – здесь нет никакой экономики, никаких налогов, а мы не бизнесмены.

– Уже определись, куда и кем устроитесь на работу: чтобы иметь возможность выплачивать «ущерб» и возвращаться вовремя домой, на «химию»?

– Я серьезно об этом еще не думал. После апелляционного суда состоится экстренное заседание президиума, который соберет Совет профсоюза: он и определит, в какой ипостаси Федынич Геннадий Федорович может быть полезен сегодня профсоюзу. Будет соответствующее решение суда – мы вынуждены на него реагировать.

«Жена и теща до сих пор ходят по врачам»

– Какой ценой судебный процесс дался неглавным фигурантам дела: детям, жене, теще?

– Вся семья переживает до сих пор. Дети – помоложе, все происходящее им дается немного легче. Жена и теща до сих пор ходят по врачам: для них, совершенно неполитизированных людей, весь процесс – сильный стресс. А для 84-летней тещи, которая прожила долгую и тяжелую жизнь, все происходящее – дико, непонятно и даже противно.

Жена – надо отдать ей должное – полностью обеспечивает мои тылы: вся забота о семье легла на ее плечи, за что я ей благодарен.

– На какое «имущество» государство уже положило глаз?

– Не государство, а суды. Суд первой инстанции снял арест с офиса, с тещиной дачи, легковых машин, телевизоров и микроволновки. Но выставил штрафы, которые с учетом индексации сегодня составляют около 50 тысяч долларов. Не секрет, что если мы не будем оплачивать штрафы, судебные исполнители могут описать имущество, которое было арестовано ранее. К этой мысли привыкнуть невозможно.

Честно говоря, даже не представляю себе, как буду работать в новой ипостаси. А если я не буду соблюдать установленные каноны: дом-работа-дом, в выходные дни ни шагу из квартиры? Тогда придется вам сажать Федынича со всеми вытекающими последствиями. Что поделаешь, если «преступник» Федынич представляет такую общественную опасность для государства.

– 50 тысяч долларов – огромные деньги по нынешним временам…

– У нас конфисковали семейные сбережения – около 16 тысяч евро; суд признал, что конфискованные деньги никто не вернет – они пойдут на погашение штрафа. Безусловно, мы обратимся к членам профсоюза, к общественности (если она готова) с просьбой помочь и нам, и РЭПу – ведь еще неизвестно, какие санкции возможны в отношении самого профсоюза. Все зависит от солидарности общества и международных организаций; не будет солидарности – значит, будем выплачивать насчитанные суммы из своих зарплат.

«Хорошая злость на «дело профсоюзов»

– Геннадий Федорович, судебный приговор устраняет от дел двух главных игроков профсоюза РЭП: Геннадия Федынича и Игоря Комлика. Кто вас заменит?

– Это буду решать не я, а Совет РЭП. У нас было несколько заместителей председателя. По всей вероятности, в повестку дня будет вноситься вопрос об избрании первым заместителем Зинаиды Михнюк, руководителя Брестской областной организации. Планируем ввести в штат должность исполнительного директора, который должен заниматься административно- хозяйственной работой профсоюза.

В принципе, мы готовы к любому развитию событий, вот только достоверно спрогнозировать сами события невозможно. Очевидно, что я в любом случае не смогу выполнять административно-хозяйственные и организационно-распорядительные функции в профсоюзе.

– Как профсоюз РЭП намерен действовать в новой политической реальности?

– У людей есть хорошая злость на решение власти. Я говорю не про работников аппарата. Сегодня профсоюз РЭП больше на слуху, чем даже во время протестов нетунеядцев два года назад. Думаю, работать будем даже лучше, чем прежде; если мы получим поддержку, она станет авансом для профсоюза. А авансы, как известно, нужно отрабатывать. Пока мы нужны людям – профсоюз РЭП будет работать.

– Геннадий Федорович, вопрос старый и достаточно спорный: признают ли вас с Игорем Комликом политзаключенными?

– Все международные профсоюзы уже заявили Евросоюзу, что они признают Федынича и Комлика политзаключенными, даже если суд приговорит их к «домашней химии».

Беларуские правозащитники привыкли признавать политзаключенным людей, которых посадили в тюрьму. Но условия меняются, поэтому должны меняться и подходы. И дело не во мне, а в принципе. Завтра на моем месте может оказаться любой, завтра можно полстраны стреножить, поставить на «домашнюю химию» – что тогда делать будете? В тюрьме никого не будет, значит, не останется и политзаключенных?

Думаю, сами правозащитники поднимут эту тему. Лично я принципиально не собираюсь говорить об этом: захотят правозащитники – поднимут проблему, не захотят – люди вместо них поднимут.

«Готовим жалобу в МОТ. Правительство Беларуси готово?»

– Как реагирует на Дело профсоюзов международное сообщество, прежде всего – Евросоюз?

– Евросоюз – очень сложная и неповоротливая бюрократическая машина. Позиция Евросоюза диктуется геополитикой: заигрывание с беларуской властью затмевают нарушения прав человека, прав профсоюзов в Беларуси. На многочисленных встречах с представителями Евросоюза я говорил: игра есть игра, но на кону стоят не только мои права, но права профсоюзов, права всех граждан Беларуси. Если нарушаются права человека – основополагающий принцип самой Европы – зачем делать вид, что здесь ничего не происходит?

При любом исходе апелляционного суда «дело профсоюзов» получит продолжение. Сегодня готовим жалобу в МОТ (не только от профсоюза РЭП, а от всех независимых профсоюзов); я не удивлюсь, если МОТ возобновит деятельность комиссии по расследованию нарушений прав профсоюзов и трудящихся в Беларуси. В истории МОТ зафиксировано не более пяти случаев, когда в конкретной стране возобновлялось расследование, прекращенное ранее. Правительство Беларуси готово к такому повороту событий?

– Постоянными гостями на судебном процессе были представители Глобального союза IndustryALL. Какова позиция Глобального союза сегодня?

– Нет, Индустриал никогда не смирится с ситуацией. Его позиция вполне определенная и вполне четкая: добиваться отмены уголовных дел как незаконных. Последний шаг, предпринятый Индустриалом, – письмо профсоюзов Италии Федерике Могерини, отвечающей за внешнюю политику Евросоюза, в котором изложены конкретные предложения. Они не могут остаться без ответа со стороны итальянки Могерини – ведь ей придется возвращаться из Брюсселя домой, как говорят сами итальянцы.

Все ждут решения апелляционной инстанции. Индустриал, возможно, несколько подкорректирует свою позицию, но никогда не поступится главным: чтобы права членской организации нарушались в Беларуси.

– До сих пор остается открытым вопросом: почему устранили из публичного пространства именно вас? Ведь, по большому счету, по такому же обвинению можно привлекать у головной ответственности любого лидера любой общественной организации.

– Раньше я часто говорил членам профсоюза: проведите опрос на улицах Минска с вопросом «что такое РЭП»? Если каждый десятый скажет, что это не музыка, а профсоюз – было бы очень хорошо. Сейчас ситуация изменилась: при слове «РЭП» говорят не про музыку, а о профсоюзе.

Не понимаю власть, которая побоялась профсоюза РЭП, способного организовать людей на защиту своих интересов. Наоборот, власть должна благодарить за обратную связь с народом, которая позволит исправить ошибки: сначала с декретом №3, а затем – с декретом №1, с пенсионной реформой, с абсурдом, который творится в системе ЖКХ. Через нас вы должны слушать людей. Вы говорите, что не враги своему народу, но ведь и народ сам себе не враг. Власть не может не замечать, какое сумасшедшее недоверие к власти накопилось сегодня в массах. Власти впору думать не о том, как удержаться в своих креслах, а как вернуть утерянное доверие граждан.

К сожалению, люди очень часто остаются со своими проблемами один на один и не имеют возможности объединиться в организации для защиты своих интересов и законных прав по собственному желанию, как гарантирует Конституция.

Государство не может существовать без людей; будет народ уважать власть – будет и государство, будет и уверенность в завтрашнем дне.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: