11-12 июля в Брюсселе пройдет саммит НАТО. Накануне мероприятия Жанна Немцова спросила генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга об отношении к России и президенту США.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг во время интервью с Жанной Немцовой

 

11 июля в Брюсселе начнется саммит НАТО. В преддверии мероприятия гостем “Немцова.Интервью”  стал генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг, который призывает к диалогу с Россией и утверждает, что не хочет гонки вооружений с Москвой. Темами разговора стали поддержка НАТО в Европе на фоне новых вызовов международной безопасности, отношение президента США к альянсу и опасения союзников в связи с новыми разработками ядерного оружия в России.

Жанна Немцова: Как на имидже альянса отражается усиление антиамериканских настроений, ведь НАТО считается проамериканской организацией? На ваш взгляд, можно ли говорить об усилении или, наоборот, снижении поддержки НАТО среди граждан европейских стран?

Йенс Столтенберг: Подобные настроения возникали и прежде – в период Суэцкого кризиса в 1950-х годах, или же в моем детстве в конце 1960-х, когда началась война во Вьетнаме. Позже была война в Ираке в 2003 году. Разногласия в странах-членах НАТО всегда присутствовали. Иногда это приводило и к серьезным спорам. Однако, несмотря на эти расхождения – как на межправительственном уровне, так и среди населения, альянс неоднократно демонстрировал свое единство в выполнении нашей общей задачи, которая заключается в том, чтобы защищать друг друга.

США расширяют свое присутствие в Европе впервые с момента окончания холодной войны – увеличивают свой контингент и чаще проводят военные учения. Канада и европейские члены НАТО также наращивают расходы на оборону. Уровень поддержки НАТО растет – как в Европе, так и в США. На фоне возникновения новых вызовов и угроз люди нуждаются в таком мощном альянсе.

– В то же время лишь несколько европейских стран выполнили поставленную цель и довели расходы на оборону до двух процентов их ВВП. Считаете ли вы, что европейские страны не готовы вкладывать больше средств в оборону, поскольку не считают НАТО эффективным инструментом для борьбы с глобальными угрозами безопасности?

– Нельзя забывать о том, что мы приняли решение выделять два процента от ВВП на оборону в 2014 году, при этом не стремились достичь этой цели в тот же год. Мы решили постепенно повышать военные расходы, чтобы в течение 10 лет довести их до двух процентов ВВП. Все союзники перестали сокращать расходы и начали их увеличивать, все больше членов НАТО выделяют на эти цели два процента ВВП. Большинство стран представили свои планы по достижению этого показателя в ближайшие 10 лет. В этом отношении в НАТО произошел кардинальный сдвиг, но нам предстоит еще долгий путь.

– У меня сложилось впечатление, что президент США Дональд Трамп не считает эти доводы убедительными. Он многократно обрушивался на НАТО с критикой и назвал альянс “устаревшей организацией”. Недавно он заявил, что США покрывают почти весь бюджет НАТО. Что бы вы ответили на критику Трампа?

– Президент Трамп до того, как стал главой государства, действительно говорил, что НАТО – устаревшая организация. Но когда я был с визитом в Белом доме, он сказал, что она больше таковой не является. Он понял, что европейские союзники начали вкладывать больше денег в оборону, и признал факт, что в НАТО стали предпринимать больше усилий для борьбы с терроризмом. Все наши союзники и сам альянс входили в глобальную коалицию по борьбе с “Исламским государством” в Ираке и Сирии и достигли огромного прогресса. ИГ отступает. Также мы тренируем афганских солдат, чтобы помочь защитить их страну от того, чтобы Афганистан вновь стал прибежищем для международных террористов. Я уверен, что президент Трамп и США привержены НАТО не только на словах, но и на деле. С момента вступления Трампа в должность президента США финансирование страной европейской безопасности, а также американского присутствия в Европе увеличилось на 40 процентов.

– США вышли из ядерной сделки с Ираном. На ваш взгляд, это правильное решение? Вы поддерживаете президента Трампа?

– НАТО приветствовала ядерную сделку с Ираном, когда она была заключена в 2015 году. Но, конечно, чтобы любая договоренность была эффективна, она должна выполняться полностью. Сейчас по этому вопросу существуют разные точки зрения. США вышли из соглашения. Все остальные члены альянса его до сих поддерживают. И это пример того, что между союзниками в НАТО существуют серьезные разногласия по важным вопросам, таким, как ядерная сделка с Ираном. Заявив об этом, мы соглашаемся, что Тегеран не должен вести разработку ядерного оружия, мы все признаем, что обеспокоены ракетной программой Ирана, которая не была частью сделки.

– Владимир Путин в своем ежегодном послании Федеральному собранию  продемонстрировал новейшее российское ядерное оружие и заявил следующее – я привожу его цитату: “Западу не удалось сдержать Россию. Теперь нужно осознать эту реальность”. Как вы думаете, новое оружие, которое показал Путин, действительно существует?

– Я не буду вдаваться в детали о том, какая информация у нас имеется относительно типов оружия, которыми владеет Россия. Но суть в том, что РФ на протяжении нескольких лет вкладывала немалые средства в новый современный потенциал, как неядерный, так и ядерный, и развивала его. Это вызывает серьезные опасения, поскольку, разрабатывая это новое оружие, Россия снижает порог использования ядерного оружия во время потенциального конфликта. Вы знаете, что НАТО отвечает на такое поведение, которые мы на протяжении многих лет наблюдали со стороны России, посредством самого масштабного укрепления нашей коллективной обороны, повышения готовности наших вооруженных сил, размещения войск на востоке альянса, в странах Балтии, Польше, черноморском регионе. Все это делается для того, чтобы послать четкий сигнал любым потенциальным противникам, что НАТО готова защищать всех своих членов от любой угрозы.

– Есть ли у вас конкретный ответ на новый вызов, брошенный президентом Путиным?

– Мы не копируем то, что делает Россия, и не отвечаем танком на танк, ракетой на ракету, или ядерным оружием на ядерное оружие. Но мы, конечно, должны быть уверены в том, что НАТО сможет адаптироваться, если мы увидим, что Россия действует еще решительнее, инвестируя значительные средства в новое современное оборудование. А также если мы увидим, что Россия хочет использовать свою военную мощь против соседей. Мы видели это в Грузии, теперь наблюдаем это в Украине. Российские войска также присутствуют в Молдавии без согласия на то молдавских властей.

Такая модель поведения сложилась за последние несколько лет, и НАТО отвечает на нее. Мы не хотим новой холодной войны. Мы не хотим новой гонки вооружений и не хотим изолировать Россию. Эта страна – наш сосед, и так будет всегда. Для нас речь идет о балансе и об объединении сдерживания и диалога. Мы верим, что пока мы сильны, пока можем обеспечить надежное сдерживание, у нас получится участвовать в диалоге с Россией.

– Вы упомянули Молдавию, Грузию и Украину. Они хотят стать членами НАТО – это официальная политическая цель правительств этих стран. На ваш взгляд, имеют ли они реальные шансы на вступление в альянс?

– Мы поддерживаем их стремление к трансатлантической интеграции, сотрудничаем с Грузией и оказываем ей помощь в проведении реформ. Мы поддерживаем и Украину. Вопрос о членстве этих двух стран в НАТО будут решать только они сами вместе с 29 членами альянса. Никто кроме них не сможет вмешаться в этот процесс или его заблокировать. Россия не имеет права решать, что должны делать ее соседи.

Жанна Немцова, Deutsche Welle

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: