День Воли 2017 года в Минске — это жесткие задержания, “сутки” и штрафы. Несмотря на все это, многие вышли на улицы на следующий день.

Омоновцы задерживают Яна Гриба

 

Улыбались, когда их тащили в автозак, поднимали отобрано флаг, продолжали стоять на месте после предупреждений о задержании. Накануне санкционированного Дня Воли-2018, мы спросили, как сложилась их судьба и собираются ли герои на праздник.

Андрей Осмоловский — парень, который поднял с асфальта бело-красно-белый флаг. “Поднимаем флаг обратно”, — сказал он, и поднял флаг вверх. Произошло это буквально в нескольких метрах от автозака. Парня схватили в тот же момент, видео с флагом собрало множество просмотров.

“Впечатляются даже сторонники правящего режима”

“Все время после того случая чувствовал только честь и уважение, —вспоминает Андрей. — Никакого негатива на работе не было, так как я — индивидуальный предприниматель, занимаюсь архитектурными проектами. Те, с кем впервые знакомлюсь, начинают узнавать, мол “А, это ты такой!”. Впечатляются даже сторонники правящего режима. Относятся положительно, восхищаются, несмотря, что наши взгляды не сходятся.

Приятно, когда мой поступок стал для кого-то примером. Люди перестают бояться уличных акций, тем более, разрешенных мероприятий. Я показал своим примером, что первое задержание не имеет сложных последствий. Просто на тебя составляют протокол и ждут, когда ты нарушишь в следующий раз. Тогда угрожает 15 суток. А так нет. Очень надеюсь активно поучаствовать в юбилее и на этот раз. Это большой праздник”.

“Требовал уволить Лукашенко”

Андрей Хранков — первый, кто пришел протестовать на Октябрьскую площадь 26 марта. Он стоял напротив Дворца Республики, ему давали 10 минут, чтобы уйти. Андрей не послушал милиционеров. Взяли примерно через полчаса.

“Год прошел хорошо, — говорит собеседник. — Ничего особенно в моей жизни не изменилось. Все как было, так и идет.

Свою гражданскую позицию высказывал, сходив прошлой весной на Октябрьскую площадь еще раз. Требовал… уволить Лукашенко. Это был обычный день — кажется, пятница. Я провел одиночный пикет — выходил с белым листом бумаги. Простоял где-то 10 минут, забрали и отвезли в Ленинское РУВД. Через неделю состоялся суд, присудили штраф. Сейчас должен государству рублей 350 или 400, не помню. Меня обвиняют в несанкционированном пикете. Штраф я не платил, недавно приезжали судебные исполнители — забрали принтер. Сейчас хотят заблокировать телефонный номер.

Что интересно, первый выписанный штраф за пикет после 25 марта (ругался матом и все такое), с меня не требуют. А вот после второго случая — взялись. Здесь им не стыдно, а за первый как бы стыдно немножко. Такая картина.

Друзья и близкие уже не отговаривают где-то участвовать. Раньше такое случалось. Что касается работы, так я работаю один и вообще считаюсь безработным. Поэтому на работе оглядываться ни на кого не надо. А вот насчет официальной безработицы, меня планируют направить в ЛТП. Я, конечно, против. Поэтому увидимся 25 марта.

Из всех лидеров оппозиции я воспринимаю и уважаю только Николая Статкевича. Страшно или нет? Всегда страшно, может случиться все что угодно”.

“Меня то событие очень сильно закалило по жизни…”

Любовь Дединкина уверена: День Воли не должен быть забыт, и его надо праздновать на улицах Беларуси всем народом. В прошлом году ее улыбчивое селфи с подругой на фоне ряда щитовиков, которые перекрывали проспект Независимости во время разгона уличной акции, мгновенно разлетелась по СМИ и социальных сетях. Но что было потом?

“В августе меня уволили с работы. Проблемы начались, конечно, раньше… уволили не очень красиво. Могли бы позвонить, предупредить. Но мне кажется, что когда что-то такое неприятное происходит, то потом подарком судьбы то другое приходит в жизнь.

Я пошла в Парк Челюскинцев с другом, а там раздавали листовки, мол, клуб набирает детей на каратэ. Друг сказал мне: “Иди, подойди”. Я подошла, и человек мне сказал, что да, им нужен тренер. Теперь вот я работаю в беларускоязычной 4-й гимназии. Так сложились обстоятельства, что год назад я пошла на День Воли, на такой беларуский праздник, и вот попала на работу в место, где родители ценят беларуский язык.

На День Воли я всегда ходила со своим мужем Андреем. Он умер. Через год я решила, что должна обязательно сходить на 25 марта. Без него. Мне было страшно, честно говорю. Я хотела доказать, что я ничего не боюсь. Теперь я не боюсь тех проблем, которые у меня возникают в жизни. В моей жизни появились абсолютно другие люди. Такое чувство, что все, что было там, осталось за какой-то стеной. Просто я сама изменилась.

Люди вокруг меня бесстрашные. Что бы ни случилось, они встают и идут дальше”.

Анастасия Бойко, Мария Войтович, Еврорадио
Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: