Путь Беларуси в Болонский процесс лежит через дорожную карту модернизации высшего образования.

devochka-obraz

В обстановке полной секретности министерство образования в конце года подало повторную заявку на вступление в Болонский процесс. Предыдущую заявку на вступление в Болонский процесс даже не стали рассматривать, поскольку Беларусь не выполнила три основных условия: не обеспечила уровень академических свобод, институциональной автономии и студенческого участия в управлении высшим образованием.

Со времени первой заявки прошли три года. Сделал ли официальный Минск работу над ошибками? Готова ли Беларусь к вступлению в Болонский процесс? Об этом эксперты Общественного Болонского процесса рассказали на встрече с журналистами.

Усиление репрессий вместо ослабления удавки

-Никакого видимого прогресса мы не наблюдаем. Мы видим усиление репрессий, а не их ослабление. Вызывающие случаи репрессий зафиксированы в Гродненском государственном университете, в Брестском госуниверситете имени Пушкина. Если в 2011 году мы наблюдали репрессии по политическим мотивам, то сейчас – усиление академических репрессий, связанных с выполнением преподавателями своих обязанностей, высказыванием мнений, которые не одобряет администрация вузов – за это преподаватели просто увольняются. Мы видим, что сама нормативно-правовая база поощряет административный произвол, – считает эксперт Общественного Болонского комитета Владимир Дунаев. – Большой вопрос с выборностью ректоров вузов. Ректоры не подоточетны академическому сообществу, стейкхолдерам, а потому устанавливают свои правила в вузах. Попытки решить эту проблему не встречают понимания в администрации президента – некоторые инициаторы уже поплатились за свою инициативу.

Академические свободы гарантируют, что преподаватели не будут уволены за свои взгляды. Гарантии, связанные с избранием навесь срок преподавательской деятельности. К сожалению, сейчас срок контракта определяется ректором, что является легальным способом поощрения административного произвола.

Не соблюдается даже законодательная норма студенческого представительства в советах вузов. Вузы совершенно безнаказанно нарушают законы.

По этим параметрам существенных изменений не произошло. У рабочей группы Болонского процесса может быть другое мнение. Мы не настаиваем, чтобы заявку Беларуси на вступление в Болонский процесс не рассматривали в 2015 году или перенесли ее рассмотрение на более поздний срок. Если европейцы готовы поспособствовать реформированию беларусского образования, мы не против. Но тогда нужна дорожная карта, которая стала бы инструментом внешнего давления по имплементации европейских ценностей.

 

Турменизация беларусского образования

Академическая мобильность имеет самодостаточную ценность, которая способствует выезду студентов на учебу за границу хотя бы на семестр, говорит Павел Терешкович. Весь мир поощряет приезд приглашаемых профессоров для преподавания в национальные вузы: например, в Хельсинский университет ежегодно приглашаются около 1800 профессоров со всего мира.

Госпрограмма развития высшего образования Беларуси на 2011-2015 годы ставит интернационализацию образования на последнее место, а термин «академическая мобильность» вообще отсутствует в нормативных документах. Существующие показатели не вписываются даже в минимальные требования Болонского процесса. БГУ, в котором учится 34 тысячи студентов, ежегодно предлагает 150-200 стажировок за рубежом студентам, и 18-25 стажировок на 2,4 тысячи преподавателей. В БНТУ этот показатель еще ниже: 6 стажировок для преподавателей и 20 – для студентов.

Если вы едете на стажировку не по официальным каналам, оформить командировку чрезвычайно трудно. Если срок командировки превышает 10 дней, на выезд за границу надо личное разрешение министра образования.

Кто является партнерами беларусских вузов? Среди партнеров беларусских университетов практически нет вузов из США, Великобритании, Франции. Локомотивом интернационализации для Беларуси выступает Германия, уровень образования в которой не самый высокий. Много партнеров в Китае, однако среди них нет ведущих университетов.

Беларусские вузы активно привлекают иностранных студентов, за счет чего экспорт в денежном выражении увеличивается в три раза. Причем более 13 тысяч иностранных являются выходцами из Туркменистана. Происходит туркменизация беларусского высшего образования. 10% иностранных студентов приехали из России, есть студенты из Нигерии, Ирана. Студенты из европейских стран в Беларусь не едут, тем более, что в стране практически неразвито преподавания на английском языке.

По уровню развития интернационализма Беларусь слабо соответствует требованиям, которые существуют в странах Евросоюза, резюмировал Павел Терешкович.

Эксперт считает, что туркменизация беларусского образования происходит случайно, и туркменские студенты едут в Беларусь «по протоптанной дорожке».

Владимир Дунаев не считает турменизацию случайным процессом:

-В Туркменистане существуют ограничения по странам, куда могут поступать отечественные студенты. Таких стран семь, и Беларусь среди них имеет очень хорошие квоты: практически треть всех квот получает именно Беларусь. Я читал: за право попасть на учебу в беларусские вузы дают взятки 100 тысяч долларов.

Когда в Беларусь приезжают плохо подготовленные студенты, снижаются академические стандарты образования. Этот фактор коррумпирует систему образования, – считает эксперт.

 

Языковая дискриминация и сексистская система преподавания

О социальном измерении Болонского процесса рассказывает Ирина Дунаева.

-Болонскому процессу присуще равенство в доступе к высшему образованию всех групп населения. Это касается тех граждан, которые имеют худшие стартовые условия (жители сельской местности, инвалиды и так далее).

В Беларуси практически не развито инклюзивное образование – тезис возник, но практически ничего не сделано. Не решена проблема безбарьерной среды. Инвалидов не берут на учебу, поскольку требуется справка о состоянии здоровья; у нас путают право на работу с правом на получение высшего образования.

Последние годы происходит дискриминация по языковому признаку: если в 2005-2006 годах на беларусском языке обучались 1,9% студентов, то в 2012-2013 годах – только 0,2%.

Наблюдается гендерный дисбаланс: на специальности, которые обещают наиболее высокие зарплаты, привлекают мужчин. Сексистски устроена система преподавания: более 70% преподавателей вузов – женщины, однако представительниц слабого пола среди ректоров – только 5-7%. Проще говоря, чем выше и престижнее должность, тем меньше она доступна женщинам.

Система льгот неуклонно сокращается. Например, количество банков, где можно взять кредиты на образование, сократилось с 5 до 2. Однако эти кредиты выдаются только на получение образования – бытовые расходы они не покрывают. Процентная ставка по кредитам составляет 30-33%, а возвращать кредит банки требуют с первого дня работы. Хотя получение высшего образования через систему кредитования является наиболее перспективным, считает Ирина Дунаева.

 

Министерство образования контролирует само себя

Об изменениях в архитектуре высшего образования и динамике системы управления качеством рассказала эксперт Ольга Крыжановская.

-Многоуровневая система образования является одним из краеугольных камней Болонского процесса. Беларусь пошла навстречу Болонскому процессу и установила двухуровневую систему высшего образования: бакалавриат и магистратуру. Но говорить о третьей ступени и о третьем цикле высшего образования – докторантуре не приходится. Третий цикл высшего образования относится к послевузовскому образованию и представляет собой административную вертикаль, которая регламентируется документами, мало стыкуемыми с документами первого и второго цикла высшего образования.

В альтернативном докладе указывалось, что беларусская модель не соответствует европейской, никаких изменений в плане архитектуры не произошло. Однако отмечалась некоторая позитивная динамика в изменении самого содержания образования. Это можно было бы расценивать как достижение, если бы не ряд жестко регламентирующих документов.

К позитивным моментам можно отнести несколько. В 2011 году был разработан новый макет второй ступени высшего образования – магистратуры, а на его основании создано новое поколение образовательных стандартов – порядка 200. В 2013 году был разработан и утвержден макет первой ступени высшего образования, который тоже введен в действие, и на его основе разрабатывается новое поколение стандартов первой ступени. В основу стандартов заложен компетентностный подход. Трудоемкость учебных дисциплин стала расцениваться с помощью таких инструментов, как система зачетных единиц, а также использование модульной структуры в формировании учебного плана. Однако модульная система существует пока в социально-гуманитарном блоке.

Несмотря на позитивные изменения, остается жесткая регламентация бакалавриата и магистратуры. По-прежнему действуют типовые учебные планы, учебные программы, только 50% дисциплин студенты могут выбирать самостоятельно.

В Беларуси затормозилось введение такого инструмента, как приложение к диплому европейского образца. В 2010 году совет ректоров принял решение о введении национального приложения к диплому европейского образца. В 2010-2011 году обещали уже выдавать приложение к диплому, но на этом процесс завис. Сегодня по-прежнему выдается малоинформативное приложение зачетной информационной ведомости, которое не отражает ни систему образования, ни изученные дисциплины, и мало сопоставимо с европейскими квалификациями.

Общепризнанной проблемой беларусского образования является его оторванность от рынка труда. У нас не развита ни национальная система квалификации, ни национальная рамка квалификации, и госстандарты практически отсутствуют. Наши ближайшие соседи продвинулись намного дальше в этом отношении: в Украине и Казахстане уже в 2012 году введена национальная система квалификации, в России разработано около 400 профессиональных стандартов.

А Беларусь только в прошлом году издала единичное постановление Совета министров, в котором предлагает провести пилотные исследования только в двух областях: управления и информационных технологий. Без сугубо беларусской специфики и здесь не обошлось: если в Европе основная роль в разработке профессиональных стандартов и рамок принадлежит стейкхолдерам, а у нас эта роль отведена Академии управления при президенте. Более того, правительственное постановление растягивает процесс в двух пилотных областях на длительное время: только в конце 2015 года появятся конкретные предложения. Мы опять намного отстаем даже от своих ближайших соседей.

К сожалению, никаких позитивных изменений за последние три года в области контроля качества знаний не произошло. Основным органом внешнего контроля качества был и остается Департамент контроля качества, находящийся в ведении министерства образования. Внутренний контроль обеспечивается так называемой процедурой самообследования, которая решается сугубо административными путями и процедурами. Вся система контроля качества образования плохо вписывается в рамки европейских тенденций.

Формально можно констатировать, что в республике функционируют системы внутреннего и внешнего контроля качества в высшей школе, однако она состоит сугубо из набора административных процедур, осуществляемых административными органами и комиссиями.

 

Путь Беларуси в Болонский процесс лежит через дорожную карту

Эксперты Общественного Болонского процесса считают, что присоединение Беларуси к ЕПВО должно быть обусловлено твердыми международными  обязательствами беларусской стороны по реформированию системы высшего образования в соответствии с целями, ценностями и основными направлениями политики ЕПВО. Эти обязательства должны быть закреплены в дорожной карте модернизации высшей школы, разработанной совместно беларусскими и европейскими экспертами.

Источник: Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...