На коллегии Госпогранкомитета Беларуси, которая состоится 21 декабря, должен рассматриваться вопрос о реорганизации органов пограничной службы (ОПС) в пограничные войска, сообщает телеграм-канал БУСел.

Sputnik

 

Напомню, что Указом от 25 сентября 2007 г. № 448 «О некоторых вопросах органов пограничной службы» ГКПВ был переименован в Государственный пограничный комитет (ГПК), а пограничные войска – в ОПС. Также были преобразованы/переименованы и некоторые их структурные подразделения. Например, главное управление (ГУ) оперативной деятельности было упразднено, штаб переименован в главное оперативное управление, должность «заместитель Председателя ГПК по оперативной деятельности – начальник ГУ оперативной деятельности» – в «заместитель Председателя ГПК по режиму и организационному обеспечению», управление тыла и управление вооружения были объединены в ГУ материально-технического обеспечения, соответственно вместо должностей «заместитель Председателя ГКПВ по тылу – начальник управления тыла» и «заместитель Председателя ГКПВ по вооружению – начальник управления вооружения» – была введена должность «заместитель Председателя ГПК – начальник ГУ управления материально-технического обеспечения», введена должность «заместитель Председателя ГПК – начальник ГУ идеологической работы и кадрового обеспечения».

Таким образом, по сравнению со структурой ГКПВ, в структуре ГПК количество заместителей председателя осталось прежней, однако объем возложенных на них задач существенно изменился.

В частности, в соответствии с Указом от 28 декабря 2001 г. № 780, с 31 января 2002 г. заместителей стало четыре: начальник штаба – первый заместитель, заместитель по оперативной деятельности – начальник главного управления оперативной деятельности, заместитель по вооружению – начальник управления вооружения, заместитель по тылу – начальник управления тыла. Таким образом, должность заместителя, на которого «замыкались» боевая подготовка, морально-психологическое обеспечение, военно-научная и военно-учебная деятельность, была упразднена, но была введена должность «директор департамента», на которого были возложены практически те же обязанности, а также сохранено место в составе коллегии ГКПВ.

Сравнение структуры ГКПВ и ГПК

Таким образом, на первого заместителя возложено руководство фактически всеми видами деятельности пограничной службы (охрана «зеленой» границы, пункты пропуска, оперативная работа), т.е. первый заместитель по объему возложенных на него обязанностей фактически выполняет функции председателя ГПК, должность которого стала должностью не военачальника, а политического деятеля, на которую, в принципе, может быть назначен гражданский чиновник. Но из-за специфики пограничной службы ее не может возглавлять, в отличие, например от Министерства обороны, гражданский чиновник. Пограничная служба, несмотря на смену своего наименования все же осталась воинским формированием с войсковой структурой с задачей защиты Государственной границы, хотя Законом Республики Беларусь от 11 ноября 2008 г. № 454-3 «Об органах пограничной службы Республики Беларусь» было установлено, что первой задачей ОПС является «участие в проведении государственной пограничной политики», второй – «обеспечение пограничной безопасности», третьей – «охрана Государственной границы Республики Беларусь».

Законом же Республики Беларусь от 5 ноября 1992 г. № 1911-XII «О пограничных войсках Республики Беларусь» было установлено, что первой задачей пограничных войск является «обеспечение суверенитета и территориальной целостности Республики Беларусь и защита ее интересов на Государственной границе», второй – «охрана и защита Государственной границы», четвертой – «организация и ведение разведывательной и оперативно-розыскной деятельности в интересах охраны и защиты Государственной границы».

Таким образом, в соответствии с Законом Республики Беларусь от 11 ноября 2008 г. № 454-3 «Об органах пограничной службы Республики Беларусь» для ОПС «охрана Государственной границы» стала менее приоритетной задачей по отношению к «участию в проведении государственной пограничной политики», а задачи «обеспечения суверенитета и территориальной целостности Республики Беларусь и защиты ее интересов на Государственной границе», а также «защита Государственной границы» и вовсе были исключены! Т.е. пограничники – уже не являются защитниками Государственной границы!?

Своеобразным итогом смены приоритетов задач в связи с преобразованием пограничных войск в ОПС стало утверждение 15 января 2009 г. Президентом Решения на проведение государственной пограничной политики и обеспечение пограничной безопасности Республики Беларусь в 2009 г. (источник) Т.е. впервые за всю историю пограничных войск, причем не только независимой Беларуси, но и СССР, было утверждено Решение не на охрану Государственной границы, а на проведение государственной пограничной политики и обеспечение пограничной безопасности.

Однако 2 августа 2012 г., при назначении нового руководства ГПК, А.Лукашенко заявил, что в деятельности ОПС произошел их отход от непосредственной задачи по охране границы к пограничной политике: «Эти решения принимались по определенному настоянию руководства Госпогранкомитета. Однако это не означало, что не надо держать на замке нашу границу. Неправильно, что мы пограничников сделали больше политиками, чем военными людьми. Главная их задача – охрана государственной границы. … Международная деятельность, иные вопросы – второстепенны. Не пограничники должны метаться в поиске средств по Европе …».

Таким образом, он фактически признал, что смешение вниз приоритетности задачи ОПС «охрана Государственной границы» по отношению к задаче «участие в проведении государственной пограничной политики», а также отсутствие у ОПС задач «обеспечения суверенитета и территориальной целостности Республики Беларусь и защиты ее интересов на Государственной границе», негативно сказалось на организации пограничной службы и качестве ее несения.

Очевидно, в этой связи, на совещании 1 февраля 2013 г. А. Лукашенко было утверждено Решение на охрану Государственной границы Республики Беларусь, а не на проведение государственной пограничной политики и обеспечение пограничной безопасности, которые утверждались на совещаниях, проводившихся 15 января 2009 г., 18 января 2010 г., 11 января 2011 г. и 28 февраля 2012 г. Что, несомненно, свидетельствует о восстановлении «в правах» задачи «охраны Государственной границы» над задачей «участия в проведении государственной пограничной политики».

Открывая заседание расширенной коллегии ГПК 27 января 2014 г., Лукашенко заявил, что хотя это мероприятие и не вызвано какими-то чрезвычайными обстоятельствами, но «ситуация в пограничном комитете далека от той, которую я хотел бы видеть как Глава государства». Кроме того, он отметил, что хотя «о многом мы договаривались по крайней мере с двумя последними руководителями погранведомства, но очень много задач, которые сегодня не решаются» и «не все из намеченного выполняется в должной мере». Кроме того, «несмотря на отдельные положительные результаты, пока не видно системной работы оперативного компонента органов пограничной службы по пресечению нарушений, противодействую организованной преступности на границе и приграничной территории». В этой связи А.Г.Лукашенко потребовал убрать «все лишнее из пограничного комитета».

Затем, обращаясь непосредственно к руководству ОПС, добавил: «А вам к этому надо привыкнуть, если вы пришли служить не просто в армию, а в пограничные войска. И не потому, что Президент в них служил, а потому что пограничные войска – особые, они действуют в боевой обстановке. Мы армию готовим на случай, если вдруг (не дай бог, конечно). Может быть, и не будет такого случая. А пограничные войска уже выполняют свои боевые задачи. В этом их особенность».

Не органы пограничной службы, а пограничные войска! Кстати, с 2007 г., несмотря на переименование, ни в одном из выступлений А. Лукашенко, когда он не зачитывал подготовленный текст, им ни разу не было использовано наименование «органы пограничной службы», а только «пограничные войска» и дело здесь, очевидно, не в привычке, а в том, что охрана Государственной границы осуществляется не правоохранительным способом, а войсковым.

19 января 2015 г., на совещании об утверждении Решения на охрану Государственной границы в 2015 г., А. Лукашенко в очередной раз поинтересовался, как выполняются его поручения по вопросам пограничной безопасности, напомнив, что на расширенной коллегии ГПК 27 января 2014 г. «речь шла об оптимизации органов пограничной службы, повышении правопорядка в пограничной зоне, роли областных комиссий в решении этих вопросов, а также о содействии со стороны государственных органов и местного населения приграничных районов в охране наших рубежей».

Кстати, с целью «оптимизации органов пограничной службы», в соответствии с Указом от 18 ноября 2014 г. № 538 Центральный узел связи и Центр обеспечения ГПК были переформированы в Группу связи и обеспечения, а в соответствии с Указом от 3 июня 2014 г. № 262 Отдельный авиационный отряд «в количестве 84 единиц» 1 августа 2014 г. был передан в состав органов и подразделений по чрезвычайным ситуациям. Также были расформированы 2-й военный госпиталь (официально с 1 января 2014 г.) и Пограничный факультет Института национальной безопасности (официально с 11 февраля 2014 г.

За счет этих и других организационно-штатных изменений ОПС, оптимизации структуры и численности некоторых территориальных органов, были сформированы новые подразделения. Например, с целью увеличения плотности охраны Государственной границы на Украинском участке в 19-й погрангруппе были выставлены на охрану границы десять подразделений общей численностью почти 400 пограничников, а Указом от 18 ноября 2014 г. № 538 «О мерах по усилению охраны Государственной границы», на базе ОПК «Прудок» 19-й погрангруппы был сформирован 21-й погранотряд, который 5 января 2015 г. выступил на охрану Государственной границы.

На совещании по случаю утверждения Решения на охрану Государственной границы Беларуси в 2016 г., которое было 14 января 2016 г., А. Лукашенко отметил, что у него претензий к работе ГПК нет (впервые за несколько предыдущих лет). Однако 3 июня 2016 г. Госсекретариат Совбеза начал проверку оперативно-служебной деятельности ОПС, результаты которой стали поводом для проведения А.Г.Лукашенко 26 июля 2016 г. совещания, на которое были вызваны руководство ГПК и начальники всех пограничных групп и отрядов ОПС. Кстати, это совещание стало третьим в году, на котором вопросы пограничной безопасности рассматривались на уровне главы государства, что, по его мнению, означало «глубокое неудовлетворение состоянием отдельных направлений в деятельности Госпогранкомитета». В итоге прозвучала жесткая критика руководства ГПК: «глубокое неудовлетворение состоянием отдельных направлений в деятельности Госпогранкомитета», «с вами или без вас (вопрос только в этом), но будет лучше [на границе]», «Мы не можем позволить себе содержать такую численность пограничников и иметь проблемы».

Однако, каких-либо скорых кадровых или организационно-штатных изменений в ГПК не последовало. Только почти через пол-года произошла смена руководства ГПК – Указом от 29 декабря 2016 г. № 505 Председателем ГПК был назначен генерал-майор А.П.Лаппо – кадровый пограничник. Напутствуя нового Председателя, А. Лукашенко как бы подвел итог деятельности его предшественника: «Все, что нагородили лишнего (хотя и немного, наверное), надо исправить, если это ошибки. Поэтому Вы посмотрите, исходя из своего пограничного опыта». И вновь особое внимание обратил на оптимизацию ОПС: «Вы знаете, что надо оставить, что убрать. Надо все оптимизировать. Все, что Вы сэкономите, останется у Вас – никто не заберет».

В очередной раз задачи по оптимизации ОПС, а также по повышению уровня профессиональной подготовки военнослужащих и созданию оптимальных условий для их жизни и службы, были поставлены А. Лукашенко 20 января 2017 г. на совещании об утверждении Решения на охрану Государственной границы. В частности, А.Г.Лукашенко было сказано, что «…надо посмотреть по перераспределению личного состава. Надо меньше людей в институтах, центральных и прочих аппаратах, а больше непосредственно на границе» (источник).

Таким образом, даже судя по неоднократным заявлениям А.Г.Лукашенко, очевидно, что структура органов пограничной службы должна быть приведена в соответствие с задачами, которые она решает. Кроме того, хотя «защита Государственной границы» исключена в действующем законодательстве из задач ОПС, но способы и методы охраны Государственной границы по-прежнему войсковые, т.е. несмотря «на смену вывески» ОПС остались по сути пограничными войсками и будут выполнять эту задачу если «грянет гром» вооруженным способом, а не политическим. Поэтому весьма вероятно, что в 2019 г. в Беларуси вновь будут пограничные войска.

Леонид Спаткай, Belarus Security Blog

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: