Гость “Интервью недели” – глава немецкого общества “Права человека в Беларуси”, ветеран немецкой дипломатии, бывший глава миссии ОБСЕ в Беларуси Ханс-Георг Вик. Он оценивает 25-летие во власти Александра Лукашенко, вспоминает, почему Лукашенко не пошел на диалог с оппозицией, и заявляет, что политические и экономические реформы невозможны во время правления Лукашенко.

Кратко

Беларусь очень консервативная страна, не готовая к существенным изменениям.

Путин непосредственно поддержал возвращение Беларуси к консервативной и недемократической системе, так же как он сделал с Россией.

Политические и экономические реформы невозможны во время правления Лукашенко.

Перспектива изменений под давлением не оправдала себя

– Как вы в целом оцените 25 лет президентства Александра Лукашенко? Что они принесли Беларуси?

– Действительно, Лукашенко уже у власти 25 лет. Сделал он это, победив на выборах во втором туре с абсолютным большинством голосов, и это было международно признано. Однако в 1996-м он решил вернуться на советский путь и изменил Конституцию путем спорного референдума в сторону авторитарного ее варианта, который больше никак не мог соответствовать европейским стандартам, определенным ОБСЕ.

С того момента он получил неограниченную власть в стране, которая имеет теперь не самое плохое экономическое положение, но не имеет признания как демократически организованная страна Европы.

– Что можно сказать о состоянии беларуского общества, как оно менялось за эти годы? Почему изменения в обществе не привели к изменениям во власти?

– Мы имеем пять соседей Беларуси. Польша, Литва, Латвия — демократические страны, члены НАТО и Евросоюза. Украина после больших сложностей получила демократическое правительство и свободные выборы.

Может быть, стандарты жизни незначительно отличаются, но жизнь состоит не только из материальных благ, а также из эмоциональных и правовых аспектов, и в этом деле Беларусь очень консервативная страна, не готовая к существенным изменениям.

– Как вы оцените политику Запада в отношении Лукашенко? Евросоюз пробовал разные варианты – санкции, “вовлечение в диалог”. Считаете ли вы, что сегодняшняя политика «диалога» может привести к каким-то изменениям внутри Беларуси?

– Перспектива изменений под давлением не оправдала себя. Поэтому ЕС принял политику терпения и настойчивости, помня о том, что Беларусь — недемократическое государство, не имеющее демократической избирательной системы. Однако мы надеемся, что со временем произойдут реформы политической системы в Беларуси.

– Вы возглавляли консультативную наблюдательную группу ОБСЕ в Минске, которая в конце 90-х пыталась наладить диалог между белорусской властью и оппозицией. Но та попытка в итоге провалилась. Дальнейшие годы показали, что Лукашенко не очень склонен к диалогу с оппозицией. Считаете ли вы, что у вашей миссии не было никаких шансов?

– События в России повлияли на возможность формирования демократии в Беларуси, которое затормаживалось Москвой. Был саммит стран ОБСЕ в Стамбуле в 1999-м, где Лукашенко был готов на диалог с оппозицией, это был параграф 22 декларации саммита. А неделю или две позже Путин пришел на место Ельцина и первое, что он сделал, был совет Лукашенко не продолжать этот диалог и придерживаться близкого сотрудничества с Россией. И таким образом Путин непосредственно поддержал возвращение к консервативной и недемократической системе, так же как он сделал с Россией.

– Как вы оцените российское влияние на Беларусь в настоящее время?

– Экономические отношения все еще зависят от топливных и газовых связей и транспортировки этих ресурсов через Беларусь. И эти обстоятельства препятствуют Беларуси в получении большей экономической независимости. И Россия, и Беларусь имеют нехватку в зарубежных инвестициях для модернизации своего производства. Россия зависит от экспорта нефти и газа и имеет немного продуктов, конкурентных на мировом рынке. То же самое можно сказать о Беларуси. Если бы не было этой зависимости Беларуси от российских нефти и газа, страна вынуждена была бы активнее искать западные инвестиции.

– Последние годы, особенно после аннексии Крыма, политика Запада к официальному Минску изменилась. Европа уже не так активно поддерживает беларускую оппозицию и пытается наладить мосты с беларуской властью. Как вы относитесь к нынешней политике Евросоюза?

– Запад заметил, что Минск не пошел полностью в российском русле в вопросе аннексии Крыма, заняв позицию где-то между Украиной и Россией. Запад это признал, и поэтому увеличилось количество контактов между беларускими и европейскими чиновниками — для того, чтобы Беларусь держала дистанцию от экспансионистской политики Кремля.

– Верите ли вы, что в какое-то время Лукашенко при каких-то условиях может согласиться на политические на экономические и политические реформы? Или вы считаете, что это невозможно во время его правления?

– Это невозможно во время его правления. Он никогда не поставит свою власть под риск, разрешив свободные и справедливые выборы.

– Довольно пессимистичный взгляд на беларуское будущее.

– Реалистичный, реалистичный. Я не пессимист. Но я не могу изменить факты, которые мы имеем. Я могу только надеяться, что люди будут правильно оценивать эти факты, делать из них выводы и понимать, что будущее с этим руководителем не очень перспективно.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...