В распоряжении «Беларуского документационного центра» оказались характеристики на учительницу гимназии № 74 В. В. Губаревич, на которую якобы напал  с ножом гимназист Донат Скакун.

Всё обвинение основывалось только на словах самой учительницы (кстати, она отказалась проходить полиграф, а Донат согласился сразу, и по данным «детектора лжи» юноша не причастен к преступлению). Обнаруженная в гимназии кровь принадлежит неустановленным мужчине и женщине. В рюкзаке, в который Донат якобы забросил окровавленный нож, следов крови не обнаружено. Показания одноклассников, их родителей и учителей были в пользу Доната. Орудие преступления не найдено. Несмотря на всё это, Доната обвинили «в покушении на убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности с особой жестокостью» (ч. 1 ст. 14, п. 6, п. 10 ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса Беларуси и приговорили к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в воспитательной колонии.

Отметим, что это отзывы уже бывших учеников и их родителей – многим именно из-за этой учительницы пришлось перейти в другое учебное заведение, а некоторые дети до сих пор видят её в страшных снах. Вот, что говорят ученики их родители о Губаревич:

«На собрании многие родители жаловались на проблемы с учителем Губаревич В.В., что её метод — сплошные двойки ученикам, недопустим». «В ответ на мои обычные вопросы об оценках я получила шокирующие ответы: «Кто вы такая, какое Вы имеется право так разговаривать со мной, где вы работаете, какое право Вы имеете спрашивать меня об этом?». На мои вопросы Губаревич отвечала вопросами на повышенных тонах, я была обескуражена этим, я была в ступоре. Я понимала, что выяснить ничего невозможно, и Губаревич провоцирует меня на скандал. В дальнейшем, обдумывая произошедшее с профессиональной точки зрения (я практикующий психолог), поняла, что поведение Губаревич с моментами нарочитой театрализации, жестикуляции, изображение себя в роли жертвы, является неадекватным. После разговора я поняла, что если я, взрослый человек, родитель не смогла получить ответы на элементарные вопросы, то каково же детям в общении с ней». 

«Мы узнали, что родители с этого класса обращались и к директору, и в районный отдел образования, но всё оказалось бесполезно». 

«Я знаю, что до сих пор моя дочь видит Губаревич в страшных снах. Всех своих знакомых я отговариваю идти в гимназию №74».

«Сын жаловался, что учительница постоянно кричит, оскорбляет учеников, поэтому он теряется, боится её. Она могла порвать тетрадку, если ей что-то не нравилось».

«Видели, что поведение Губаревич неадекватно, и решили написать коллективное письмо, чтобы нам заменили учителя русского языка и литературы».

«Дочка говорила, что учительница унижает её, говорит, что она «тупая», «как ты вообще могла поступить в эту гимназию?». При этом дочка училась на 8-9-10».

«Я знал, что многие дети рассказывали родителям об издевательствах Губаревич, знал, что многие, как и я пытались поговорить с Губаревич, однако и других она выставляла за дверь, либо разговаривать с ней было невозможно».

«Мы решили написать коллективное заявление в администрацию Октябрьского района г. Минска с просьбой оградить детей от такого учителя».

«Уже вторая дочка стала приходить из школы и рассказывать, как Губаревич издевается и унижает её. Она называла её тупой, говорила: «Я думала твоя сестра тупая, а ты ещё тупее». В 6 классе мы перевели дочь Евгению в другую школу, и больше проблем с учителями у ребёнка не было».

«Я считаю, что мы, родители, также виноваты в произошедшем, потому что не довели своё заявление до администрации и вовремя не оградили детей от этого ужасного человека. А директор гимназии не просто не принимала никаких мер к распоясавшейся Губаревич, а постоянно прикрывала её, так как она «давала показатели для школы».

«Директор мне сказала, я поговорю с Губаревич, но вам бесполезно куда-то писать, всё равно у вас не получится. Сказано это было таким тоном, что я поняла, у Губаревич есть где-то протекция».

 


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Leave a comment