Восточная Европа долго не протянет, если Лукашенко поведет ее “от края пропасти”.

На прошлой неделе Лукашенко вновь призвал “собираться в этом тихом, спокойном месте” и стартовать в Беларуси большой мирный международный переговорный процесс. По типу Международного совещания по безопасности и сотрудничеству в Хельсинки в 1973-1975 гг.

Вот уже пятый год Лукашенко использует свои мнимые внешнеполитические достижения для замещения своих реальных внутриэкономических провалов. А факт Минских переговоров по Донбассу – для улучшения своего международного имиджа и внутренней легитимизации.

Государственная пропаганда предлагает беларусам обменять свои пожелания насчёт более высокооплачиваемой работы (или наличия хоть какой-то работы) и более низких цен на гордость по поводу примерки Лукашенко мантии великого миротворца.

“В конце концов, почему какая-то Алексиевич удостоилась Нобелевской премии, а политик божественной природы – нет?” – рассуждает Лукашенко. На недавней встрече с украинскими журналистами Лукашенко поведал, что великими политиками рождаются, а не становятся – и, безусловно, к таким он причисляет и себя.

К тому же Шнобелевской (антинобелевской) премии мира он удостоился еще в 2013-ом. За запрет публичных аплодисментов в знак протестов, когда беларуский суд приговорил к штрафу однорукого человека.

В середине 1970-ых организовать большой переговорный процесс между странами двух враждующих блоков (советского и западного) помог финский президент Урхо Кекконен. Кекконен был автократом местного, то есть финского пошиба. Правил 26 лет. Правда, при всех своих посягательствах на полномочия финского парламента Кекконен, в отличие от Лукашенко, не позволял себе дикую фальсификацию выборов, пытки оппозиционных политиков и другие практики центральноазиатского типа.

Лукашенко рассчитывает, что нужда западных стран в его миротворчестве спровоцирует у них амнезию по поводу всего, чего он доселе натворил (и продолжает творить) в Беларуси. Параллельно Лукашенко использует идею миротворческой площадки, чтобы по-хитрому обеспечить себе немного больше пространства в отношениях с Россией.

Что важно, Кекконен, в отличие от Лукашенко, поддерживал внеблоковый статус своей страны. Призывая договариваться СССР и его союзников, с одной стороны, и страны НАТО, с другой, Финляндия не состояла ни в НАТО, ни в Организации Варшавского договора. Также, в отличие от Лукашенко, Кекконен проводил социально-экономические реформы и обеспечил своей стране значительное экономическое развитие. ВВП Финляндии с населением в 5 млн человек уже к середине 1980-ых превышало ВВП современной Беларуси.

За первой строчкой государственного гимна и рассказами про миролюбие Беларуси как-то забывается, что в реальности Лукашенко игнорирует записанное в Конституции пожелание про нейтралитет (статья 18) и включил страну в абсолютно конкретный военный альянс (ОДКБ), а беларуское небо периодически бороздят российские атомные бомбардировщики в рамках совместных антизападных учений. И именно в этом статусе Лукашенко претендует на нейтральность площадки.

Забавно, что название конференции “Европейская безопасность: отойти от края пропасти”, где Лукашенко повторил свою большую идею, резонирует с названием его предвыборного лозунга 1994 года: “Отвести страну от пропасти”.

За 25 лет правления Лукашенко аж так отвел страну от пропасти, что каждый третий Беларуси по официальным данным не в состоянии позволить себе минимальный набор товаров и услуг. То есть почти три миллиона беларусов живут на сумму менее 344 рублей (150 евро) в месяц.

Ещё несколько цифр по социально-экономическому положению беларуской молодёжи (до 30 лет). На вопрос “Как бы Вы оценили свою теперешнюю жизненную ситуацию в стране?” 55% (!) молодежи в ходе опроса 2017-ого года ответили либо “Жить трудно, но можно терпеть”, либо “Положение бедственное, терпеть уже невозможно”. Опцию “всё более, чем нормально” выбрали всего 7% (!) молодых людей.

Причем только 1 из 4 четырёх беларусов до 30 лет считает, что жизнь в ближайшем будущем “изменится к лучшему”. То есть, веры / иллюзий в улучшение своего положения при Лукашенко у беларуской молодежи не осталось. Опрос проводился под эгидой Института социологии Академии наук Беларуси, то есть это не “фальшивка, сделанная в Польше”.

Учитывая успехи Лукашенко в “отведении страны от пропасти” за 25 лет правления, боюсь, что если он возьмётся отводить от пропасти теперь ещё и весь регион, то Восточная Европа долго не протянет.

Андрей Елисеев

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...