Во времена Советского Союза освобождение от занимаемых должностей региональных руководителей и директоров предприятий  происходило лишь по решению парторганов либо по согласованию с ними. У силовых структур не было прав на самовольное совершение репрессивных действий. Проштрафившиеся руководители лишались партийных билетов и освобождались от должностей, после чего их могли уголовно преследовать. 

Это четко показывало, кто главный в стране. Даже самые влиятельные и располагающие всеобъемлющей компрометирующей секретной  информацией силовики  не могли трогать номенклатурщиков без позволения компартии, стоящей над всем и всем повелевающей. Ею выстраивалась своего рода система противовесов и сдержек между низовыми ветвями. И данное обстоятельство демонстрировало  выполнение ею ключевой роли в координации низов в решении кадровых и иных проблем.

Силовики при позднем социализме   вели себя относительно пристойно в отношении простых граждан. Ведь нужно было показать миру,  что советская система самая справедливая и человечная. По крайней мере, не было такого, когда на глазах у всех они тащили людей по асфальту, как это можно наблюдать сегодня.  Сегодня беларуские силовики стали открыто демонстрировать свою жестокость и противопоставлять себя народу.

Силовикам при позднем социализме   не давалось слишком много полномочий, потому что, вероятно, высшая власть (компартия) понимала закон “Пальца и руки”  – если дать  силовикам палец – они могут откусить всю руку.

У нынешней беларуской модели власти  с советской властной моделью имеются общие черты с позиций  ее ветвей – контрольной, представительской и исполнительной. Но вместо компартии в настоящее время выступает президент,  занимающийся координированием деятельности более низких ветвей, и главенствующий  в решении кадровых проблем.

В Беларуси  после отсоединения от СССР не наблюдались и не наблюдаются  качественные экономические и политические изменения. Административной советской экономике не суждено было трансформироваться в экономику рыночного типа, а закрытой полуфеодальной иерархической системе – преобразоваться в конкурентную открытую политику.  Не произошло изменений властного механизма, он только приобрел некоторые более специфические феодальные черты.

А. Лукашенко является диктатором, в руках которого сосредоточена огромная власть. В то же время мы сегодня наблюдаем процесс перераспределения ресурсов в экономике и статусов общественных фигур в постсоветской иерархически выстроенной системе. Этим процессом занимаются силовики, их репрессивные  структуры, которые заменяют конкурентные политические и рыночные механизмы.

Роль этих структур увеличивается, что, к примеру, можно наблюдать  в развязном и грубом поведении силовиков по отношению к гражданам,  причем как  к тем, у которых активная жизненная позиция и которые являются оппозиционерами, так и к обычным людям, оказывающим хоть какое-то, даже незначительное  сопротивление им. Недавний случай в метро, когда шестеро милиционеров издевались над парнем, пытающимся вырваться из их когтей, –  яркое этому подтверждение.

Сегодня милиционерам абсолютно наплевать на общественное мнение. Они демонстрируют свою власть и проявляют жесткость. Они показывают народу, что именно они хозяева этой жизни и только им отведено место под солнцем. Остальные – жалкие людишки. Их за проявление неадекватной жестокости не судят. Судят только тех, кто оказал им сопротивление. И они распоясываются все чаще и больше. Безнаказанность приводит к их освобождению от совести и человечности. Они фактически  наделены  неограниченными властными полномочиями  и, похоже, им все больше по нраву вкус этих полномочий, которые действуют на них развращающе и разнуздывающе.

Общественность Беларуси наблюдает  увеличение числа  уголовных процессов, затеваемых в отношении бизнесменов и чиновников. Все более масштабным и массовым стало давление на оппозиционеров,  независимых журналистов,  активистов  и  проявляющих  возмущение существующей властью и  силовиками  простых граждан. Более частыми становятся случаи проявления бесчеловечности милиции по отношению к простым беларусам и неподобающего поведения представителей силовых структур.   При этом закон всегда на их стороне, их руки фактически развязаны. Обычные беларуские граждане это видят и все больше ненавидят как силовиков, так и власть, содействующую развязыванию их рук.

Роль силовиков возросла,  и все чаще используются присущие им регуляторные механизмы, что спровоцировано, несомненно, экономическим углубляющимся кризисом и угрозами суверенитету страны. В итоге увеличивается внутренний дисбаланс и происходит ослабление властной вертикали. Об этом свидетельствует, в частности, случай с оршанским «вертикальщиком», которого Лукашенко пришлось публично защищать.

Это не случайно. Поскольку возрастающая роль силовиков по факту дестабилизирует его режим и достает даже “неприкасаемых”. В какой-то момент он может с этим дестабилизирующим фактором просто не справиться. И не исключено, что этот фактор может быть направлен против него самого.

Попробовавший вкус крови хищник жаждет еще большей крови. Он может, в конце концов, захотеть крови самой крупной жертвы…  Наделение властью грубой силы нередко оборачивается против того, кто занимался этим наделением. Так бывает в природе,  так бывает и в политике.

Маргарита Акулич, для Беларускай праўды

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: