Беларуские власти инициировали внесение изменений в закон о СМИ, который может перекроить интернет-пространство. Тем более, что и министр информации Алесь Карлюкевич признал, что главная цель изменений в законе о СМИ – контроль за интернетом. Как новый закон о СМИ изменит медийный ландшафт Беларуси?

ПАВЛЮК БЫКОВСКИЙ: «НЕ УВЕРЕН, ЧТО ПРОИЗОЙДЁТ ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ БИЗНЕСА»

– Какие плюсы несет госрегистрация сайтов, которые получат статус «сетевых изданий»?

– Статус сетевого издания дает интернет-СМИ возможность выступать как признанное СМИ. С 2015г. в Беларуси, когда вступил в действие нынешний закон «О СМИ», интернет-СМИ получили такие же права, как и традиционные, но без необходимости регистрации. Однако на практике пресс-службы госорганов признавали некоторые крупные онлайн-издания, а вот мелких часто не считали СМИ. Теперь те интернет-издания, кто не прошел такую регистрацию в качестве сетевых изданий, не будут иметь прав СМИ. Их сотрудники не будут иметь статус журналиста, для них не будет возможна аккредитация. Но при этом обязанности СМИ у них будут, они будут подчиняться требованиям Мининформа.

Плюсом можно считать то, что проект закона предусматривает именно добровольную регистрацию. Такая норма действует в России и также является добровольной. Однако поскольку юристы не смогли дать определение, что такое «интернет-СМИ», то их регистрируют как электронные СМИ (телевидение, радио), но без указания частот. В Беларуси обсуждался такой вариант, но от него отказались, использовали скорее казахстанский опыт, где раньше Беларуси любой сайт приравняли к СМИ по ответственности.

Если говорить о плюсах законопроекта, то один из них касается авторских прав. В действующем законодательстве существует лакуна – статус писем, работ внештатников определен в печатных изданиях, но ни слова не говорится об интернете – сейчас этот пробел восполняется. На этом плюсы для СМИ, на мой взгляд, заканчиваются, и начинаются минусы.

– И какие же мины замедленного действия заложены в законопроекте?

– Один из главных минусов – интернет-издание, стремящееся к регистрации в качестве сетевого издания, должно иметь юрлицо. Многие интернет-СМИ, особенно в регионах, основаны индивидуальными предпринимателями-физлицами, в то время как для зарегистрированных СМИ уже давно обязательно юрлицо.

Почему СМИ не хотели быть юрлицами? Потому как нужно создавать уставный фонд, получать юридический адрес – устанавливался ряд ограничений, которые мешали вхождению в бизнес. ИП разрешено иметь трех наемных работников – для небольших СМИ этого вполне достаточно. Плюс ИП имели возможность использовать упрощенную форму налогообложения. Более того, некоторые традиционные СМИ, созданные юрлицами, свои интернет-страницы регистрировали на ИП, чтобы пользоваться упрощенной схемой налогообложения. Не знаю, каким образом они будут выходить из ситуации в случае принятия законопроекта. Наверное, некоторые СМИ не будут рассматривать поправки в закон о СМИ как руководство к действию, но юристы, наверняка, найдут какие-то  решения, потому как регистрация сетевым изданием – добровольная, а не обязательная процедура, а сотрудники редакции зарегистрированного печатного издания имеют статус журналиста. В Беларуси сужается понятие слова «журналист». Сегодня им является сотрудник традиционного СМИ (я упрощаю формулировку), зарегистрированного в Беларуси, либо работник иностранного СМИ, аккредитованного при МИД. Фрилансеры, которые не являются штатными сотрудниками и не аккредитованы при МИД, оказались в серой зоне.

Фрилансер беларуского СМИ не признается журналистом, а вот фрилансеры, работающие на иностранные СМИ, подвергаются огромным штрафам по ст.22.9 КоАП – эта статья не должна применяться в отношении физлиц. Но люди, работающие на тот же телеканал «Белсат» без аккредитации в Беларуси, сейчас являются рекордсменами по таким штрафам. По данным мониторинга Белорусской ассоциации журналистов, в последние год-полтора порядка 80 журналистов-фрилансеров, работающих на иностранные СМИ, получили штрафы на общую сумму около 26 тыс. евро «за незаконное производство и распространение продукции СМИ».

Интересно, что проект закона касается не только сайтов, но и соцсетей, мобильных приложений – он дает весьма широкое определение области применения. Поэтому можно предположить, что сетевыми изданиями будут регистрироваться и те, кто традиционно не относится к журналистике – возможно, это будут администраторы крупных пабликов «ВКонтакте», популярных форумов.

Чытайце па тэме:  «Лукашенко беспокоит, за кого будет воевать армия». Интервью с польской исследовательницей Беларуси

– В какой правовой ситуации окажутся сайты, которые откажутся проходить госрегистрацию?

– Они все равно подпадают под действие закона о СМИ, должны подчиняться Мининформу, могут получать предупреждения и быть заблокированы. А вот выступать в роли журналистов, делать официальные запросы они не смогут. У них не будет возможности аккредитовываться при госорганах, но запросы редакции по срокам исполнения ничем не отличаются от запросов юридических и физических лиц, поэтому особого выигрыша у редакций сейчас нет. Вероятно, многие интернет-СМИ предпочтут ничего не менять.

– То есть в обязанностях уравнены, а в правах – поражены?

– С 2015г. Мининформ получил возможность управлять отношениями в беларуском сегменте интернета: вносить сайты в списки ограниченного доступа, выносить предупреждения – все интернет-ресурсы оказались в зоне действия министерства. В 2015 – начале 2018г. решением министерства ограничен доступ к более чем 500 информресурсам и составным частям ресурсов, в т.ч. к двум информационным сайтам оппозиционной направленности – «Белорусский партизан» и «Хартия’97».

Обязанности зарегистрированных сетевых изданий и остальных не прошедших регистрацию интернет-ресурсов будут практически одинаковые, а вот прав у сетевых изданий будет чуточку больше. Впрочем, бумажной работы у юрлиц больше, чем у ИП, так что трудно сказать, что издатели посчитают более выгодным.

– Возмущение вызвали планы ввести обязательную идентификацию лиц, размещающих материалы или комментарии на форумах, интернет-ресурсах (не только в сетевых изданиях). Чем вызвана такая острая реакция?

– До выработки в подзаконном акте конкретного механизма идентификации мы не поймем вообще, как это будет работать. Уже сегодня присутствует модерация на большинстве сайтов: с 2015г. владельцы сайтов несут ответственность за распространение информации в комментариях пользователей. Но от них не требовалось идентифицировать комментаторов.

Одновременно с момента принятия указа N60 действует норма, по которой идентифицируется доступ в интернет – это делается либо при заключении договора с провайдером, либо, подключаясь к публичному Wi-Fi, человек идентифицирует себя через СМС или соцсети. А первоначально в кафе требовали паспорт, прежде чем продать карточку доступа к Wi-Fi «Белтелеком». Сейчас от этой практики отказались.

Думаю, нечто подобное произойдет и с комментариями в сетевых изданиях: будет проводиться идентификация с помощью аккаунта в соцсети, либо через почту Google (Google+ тоже является соцсетью), либо путем подтверждения через СМС.

Но для владельцев ресурсов такая схема невыгодна: им придется нести затраты на создание системы идентификации, нести ответственность за ее реализацию. И, соответственно, придется общаться с правоохранительными органами, которые будут устанавливать авторство комментариев. Хотя в Беларуси уже давно и успешно искали комментаторов, которых находили даже на иностранных форумах.

– Насколько оправданы опасения, что беларусы уйдут на российские сайты?

– Отчасти оправданы – есть наглядный пример с сайтами знакомств. После появления декрета о противодействии торговле людьми из беларуского интернета выпали практически все сайты знакомств (выполнить условия декрета было практически невозможно), которые перекочевали к нашим соседям, в первую очередь – в Россию. Нечто подобное может произойти и с форумами; правда, действительно больших и интересных форума в Беларуси только два: talks.by (Tut.by) и форум на Onliner.Но, с другой стороны, в регионах существуют свои интересные форумы, которые могут оказаться в зоне поражения. Впрочем, скорее всего, все пользователи не убегут: прямого запрета ведь нет, не все обсуждают проблемы, обсуждение которых считают опасными в Беларуси. Вероятнее всего, полного исхода, как это случилось с сайтами знакомств, не произойдет.

Чытайце па тэме:  Кого будут наказывать за недостоверную информацию?

– Как на интернет-пространство повлияет новый закон о СМИ?

– Этот закон нанесет еще один удар по имиджу Беларуси, которая воспринимается как страна, уже имеющая проблемы со свободами в интернете. Новая редакция закона будет восприниматься как наступление на свободу слова в интернете вне зависимости от того, насколько значимо это наступление. Поэтому сторонники улучшения имиджа страны и поборники IT-технологий будут явно недовольны новым законом.

Не уверен, что произойдет изменение структуры бизнеса: медиабизнес в Беларуси все последние годы был рискованным, по-прежнему многим редакциям не хватает средств, все жалуются на малую емкость рекламного рынка, изменение медиапотребления и соответственно – уход денег на другие площадки. На этом фоне новый закон, скорее всего, не увеличивает количество рисков, и серьезно не повлияет на медийный ландшафт: он бьет в первую очередь не по гигантам, которые давно действуют как юрлица, а по индивидуальным предпринимателям, которые большой погоды в целом по стране не делают. Кроме того, пойдут споры, кого считать журналистом, кого – нет. Но эта проблема касается не всего общества, а только цехового сообщества. Но многие журналисты уже давно привыкли жить без статуса журналиста.

АЛЕКСАНДР ТОМКОВИЧ: «ХОТЯТ НАДЕТЬ НАМОРДНИК НА ЛЮБОЕ ИНАКОМЫСЛИЕ»

– «Вместо «гуляйполя злословия» мы получим комфортную интернет-среду, защищенную законом. Который сделает наше собственное посещение сети более удобным, а пребывание там наших детей – более безопасным», – заявил министр информации Алесь Карлюкевич. Что получим на выходе в случае принятия закона о СМИ в предлагаемой редакции?

– Алеся Карлюкевича я знаю еще со времен учебы на журфаке Львовского политучилища, то есть уже больше 30 лет, и, поверьте мне, это еще не самый худший вариант. Увы,  очень часто модель поведения человека диктуется обстановкой, к которой он приспособился, и далеко не всегда декларируемое соответствует реальному. К тому же я не понимаю, почему  именно министр информации должен  что-то решать, если все знают, что  у нас, кроме президента, никто из руководителей  ничего не решает. Имеются в виду магистральные направления, а не мелочи типа финансирования какой-то районной газеты.

Так что логично апеллировать сразу к тому Кого-Нельзя-Не называть. А он к своему комфорту стремится с президентских  выборов 1994г. Помнится, в то время независимых (в смысле политической направленности, а не сборников кроссвордов или анекдотов) изданий было свыше 40 наименований, сегодня их осталось около десятка. Тиражи многих из них были сопоставимы с госгазетами. В некоторых регионах они в 2-3 раза превышали «чэсныя» аналоги. Все соцопросы показывали, что степень доверия к ним  была гораздо большей, чем к официальным информационным источникам. Власть все это видела и понимала.

Не хочу подробно углубляться в историю, но дальше произошло то, что хорошо известно любому бизнесмену. Раз нет таланта нормально конкурировать, информационное поле банально отжали. Из упомянутого числа независимых газет сумел выжить лишь каждый четвертый, а тиражи тех, кто остался, – бледная тень того, что было раньше. Теперь власти предержащие решили отжать то, с чем  не могут справиться, – интернет.

Чытайце па тэме:  Юрист: «Ничто не указывает, что у нас произошел переход к лучшим практикам. Силовики будут пресекать, задерживать, привлекать»

– Разработчики предлагают достаточно много новшеств, в т.ч. регистрацию сетевых изданий, сохраняется добровольность регистрации, вводится понятие «владелец сайта», устанавливаются его права и обязанности. Какая цель скрывается за благими намерениями, основанными на «мировом опыте»?

– Как бы кто-то ни ссылался на «мировой опыт», он точно знает, что озвученного никто на предмет соответствия правде проверять не будет. Ни полутрезвый электорат в каком-нибудь убогом райцентре, ни бабулька в умирающей деревне. К тому же «гуляйполе» у нас трактуется совсем не так, как у тех, на кого ссылаются. Там борются с терроризмом, а беларуские власти – в большинстве случаев – с инакомыслием. Я сам не люблю сквернословие, категорически против наркомании, педофилии, терроризма и т.д., но ведь со всем этим никто не мешает бороться и сегодня. Зачем вносить поправки в закон о СМИ? Может, Галыгин заставит Шнура отказаться от матерщины? Может, все (вспомните рекламные) клипы с его участием из бездарных  сразу превратятся в шедевры?

– Власти планируют ввести обязательную идентификацию лиц, размещающих материалы или комментарии на форумах, в интернет-ресурсах (не только в сетевых изданиях). Почему медийщики бьют тревогу?

– Извините за жесткость, но это все равно, что передавать списки подпольщиков прямо в гестапо. Может, сразу отменить псевдонимы? Интересно, а для госСМИ это тоже станет обязательным? И кто все это будет контролировать? Прав создатель Tut.by Юрий Зиссер, когда говорит, что придуманные идеологами ограничения уничтожат свое, беларуское, и подтолкнут пользователей к иностранным сегментам интернета. Но вот вопрос – не для того ли все и придумали? Лично я очень сомневаюсь, что какие-то ограничения помешают  «русскому миру» спокойно работать в Беларуси.

– Специалисты анализируют предлагаемые изменения в закон о СМИ. Но немногие задались вопросом: зачем менять правила игры в интернете, причем именно сейчас?

– На мой взгляд, ответа два – новый вариант закона о «тунеядцах» и подготовка  изменений в Конституцию. В обоих случаях у власти уже есть негативный опыт на сей счет. Если память не изменяет, в прошлом году власти пересажали всех лидеров оппозиции, но это не помогло. Как и брутальная зачистка 25 марта 2017г. Сейчас они хотят надеть намордник на любое инакомыслие, но я уверен – не поможет и это.

Тот Кого-Нельзя-Не называть уже трижды инициировал разные референдумы и трижды по-настоящему ему оппонировать смогла только независимая пресса. Бумажное инакомыслие удалось уничтожить или загнать в неопасное для себя гетто. По сравнению с государственной  идеологической машиной их возможности мизерны, но теперь появился новый противник – интернет. Точнее, та его часть, которую нельзя запугать щелчком кнута.

Есть еще один существенный момент. Любой редактор скажет, что читательская аудитория из сферы классического принта перемещается в виртуал. У меня есть знакомый, который говорит, что уже много лет читает бумажные газеты только тогда, когда я  их ему презентую. И знакомому этому совсем не 18-20 лет. Ему под полтинник.  Вы часто видите в метро человека, читающего газеты? А тех, кто уткнулся носом в мобильные телефоны? Это мировая тенденция. Спрятаться от нее невозможно. И не нужно.

Юрась Дубина, БелГазета

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: