C помощью новых интеграционных проектов Беларусь попробует реализовать свою давнюю мечту – войти в проекты по добыче нефти или газа в России.

Татьяна Маненок

Вновь актуализирована тема совместных беларуско-российских интеграционных проектов. В разрешение нефтегазового конфликта в Москве 13 апреля был подписан пакет из 7 документов, который в том числе включает «протокол Дворкович – Семашко», о чем рассказал вице-премьер Беларуси Владимир Семашко в кулуарах Беларуского промышленного форума 24 мая. «Это дорожная карта наших отношений. Там последним пунктом записано, что стороны до конца года представят по три совместных интеграционных проекта», — сказал В. Семашко.
По его словам, беларуская сторона уже имеет свои наработки — речь может идти о проектах в нефтехимии, нефтегазовой отрасли, в машиностроении, а способы их реализации проектов могут быть разными — и обмен активами, и покупка определенного пакета акций, в том числе и через допэмиссию акций.

«Не тот масштаб»

В. Семашко хоть и не назвал конкретные проекты, но сферу интеграционного интереса Беларуси обозначил. «Мы заинтересованы на равных условиях в России: где-то получить месторождение, разрабатывать его, получить доступ к трубе (если говорить о газе)», — сказал вице-премьер.

«Для этого у нас компетенции есть», — добавил он. И привел в пример госкомпанию «Белоруснефть», которая давно оказывает сервисные услуги в России. «Там компания уже приличная — 2,5 тыс. работающих. Более того, недавно они выиграли тендер на небольшое месторождение нефти и разрабатывают его. Но это — не тот масштаб», — признал В. Семашко.

В России работает дочернее сервисное предприятие «Белоруснефти» – ООО «Белоруснефть-Сибирь». В октябре 2013 года оно купила нефтяную компанию «Янгпур» (Тюменская область) у ЗАО «Банк ВТБ». Это событие поразительным образом совпало с другой сделкой: в октябре 2013 года белорусская сторона продала ВТБ госпакет акций (25,9%) за 19,11 млн. долларов.

Пока «Янгпур» добывает немного нефти — около 140 тыс. тонн в год. Это мизер, как верно заметил В. Семашко, учитывая потенциальную возможность беларуских НПЗ переработать в год 24 млн. тонн нефти. Поэтому понятно желание официального Минска увеличить возможности по добыче нефти в России.

Эти планы беларуское руководство вынашивает давно. Сейчас их пробует реализовать «Белоруснефть» — она прорабатывает варианты покупки месторождений нефти в России. Заместитель генерального директора «Белоруснефти» Сергей Каморников в сентябре 2016 года в этой связи отметил, что север России всегда был в зоне интересов Беларуси, поскольку белорусы работали там 30-40 лет назад. «Когда мы приобрели компанию «Янгпур», то вернулись туда непосредственно с добычей нефти. Пока в большей степени мы работаем как нефтяной сервис. Актив добычи у нас относительно небольшой – около 400 тыс. т нефти и нефтяного сырья. Но мы прорабатываем различные варианты приобретения новых месторождений», — сказал С. Каморников.

Беларуская мечта — добывать в России 7-10 млн. тонн нефти и 10 млрд. куб. м газа

В октябре 2012 года на пресс-конференции для российских СМИ А. Лукашенко заявил, что Беларусь могла бы добывать в России 10 млрд. куб газа (страна потребляет 21-22 млрд. кубометров газа в год) и 10 млн. тонн нефти (беларуские НПЗ могут перерабатывать 24 млн. тонн). «Мы будем добывать лучше, чем российские компании, вы никогда нам не предъявите претензий», — добавил он.

В ноябре 2016 года на аналогичной пресс-конференции беларуский президент вновь повторил: мы мечтаем добывать в России хотя бы 7-10 млн. тонн нефти. Для этого беларуские власти согласились даже пойти на сделку с Москвой: обменять акции интересующих ее беларуских предприятий на доступ к ресурсам в России.

На том этапе Россия хотела поучаствовать в приватизации Минского завода колесных тягачей (МЗКТ), «Пеленга» и «Интеграла». «У вас есть интерес к этим предприятиям, вы хотите их выкупить. У меня есть интерес к добыче нефти, чтобы хотя бы ну не 25 млн. тонн (нефти в год. – Прим. ред.), которые мы перерабатываем в Беларуси, а 7-8-10 млн. тонн мы могли добывать сами и поставлять в Беларусь», — рассказал А. Лукашенко.

Последнее предложение касалось «Башнефти». «Когда была приватизация «Башнефти», я направил предложения вашему правительству, вашему руководству: давайте, беларусы это поймут, когда мы эти (беларуские. — Прим. ред.) предприятия, с условием, что они будут работать лучше, чем сегодня, обменяем на акции «Башнефти», которые вы «Роснефти» передали или продали», — отметил А. Лукашенко.

Однако, как было сказано, «купить контроль даже в небольших компаниях с добычей 3-5 млн. тонн нефти Беларусь не может».

«В Венесуэлу едем добывать нефть, сейчас в Канаду поедем, в Иране договариваемся. Почему в России мы не добываем нефть? Я говорю, давайте мы вот эту «малышку» купим, 3 млн. тонн объединим, будем добывать и поставлять в Беларусь и перерабатывать. Нет! «Роснефть» будет поставлять», — рассказал А. Лукашенко.

Гуцериев не помог

Приобщить Беларусь к добыче нефти в России попытался в 2001 году российский бизнесмен Михаил Гуцериев, возглавлявший в то время российско-беларускую компанию «Славнефть».

Для этих целей планировалось создать Славянскую нефтяную компанию (проект был одобрен А. Лукашенко). Компания создавалась для совместной нефтедобычи на базе Тайлаковского месторождения (запасы нефти — до 100 млн. тонн) в Ханты-Мансийском автономном округе (в 120-140 км от Мегиона). Предполагалось, что оператором по добыче нефти выступит «Белоруснефть». В то время М. Гуцериев заявлял, что этот проект обеспечит топливно-энергетическую безопасность Беларуси и не сомневался, что он будет реализован. «Главным было политическое решение, — а Тайлаковское месторождение нами уже куплено, за него заплачено 100 млн. долларов», — подчеркивал М. Гуцериев.

Стороны посчитали, что он окупится за 6 лет при пиковой добыче нефти до 3,5 млн. тонн в год. Прибыль, полученную от добычи нефти, планировали инвестировать в реконструкцию беларуских предприятий, а также в развитие собственной сырьевой базы.

Создание Славянской нефтяной компании было «завязано» на других проектах, которые «Славнефть» собиралась реализовать с участием беларуских нефтехимических предприятий. При этом М. Гуцериев подчеркивал, что проекты будут строиться на кооперации, а не на приватизации. Предполагалось, что основную долю инвестиций в проект внесет «Славнефть», а Беларусь внесет активы предприятий, с которыми технологически в перспективе будет связана «Славнефти» (в этот перечень планировали включить ряд предприятий нефтехимического комплекса, в частности, «Полимир» и т. д.). Планы были амбициозными. «Есть тысячи других возможностей скооперироваться и создать единый холдинг, куда войдут химические, добывающие и нефтеперерабатывающие предприятия. Возможен обмен, залоговые обязательства, выкуп и т. д.», — заявлял он.

Однако реализовать этот проект не получилось.

В конце 2003 года М. Гуцериев уже в качестве президента компании «РуссНефть» предлагал правительству Беларуси участие в нефтяных месторождениях в Ханты-Мансийском автономном округе в обмен на доверительное управление пакетом акций Мозырского НПЗ. Но это предложение беларуское руководство в то время не заинтересовало.

В 2006 году белорусская сторона снова пыталась купить два месторождения нефти в России — речь шла о реализации проекта совместно с компаний «РуссНефть». Однако вскоре у главы этой компании М. Гуцериева начались проблемы в России, и проекту не суждено было сбыться.

Поможет ли Сечин?

Сегодня в России есть персона, которая, как видится, при желании могла бы помочь беларуской стороне войти в российскую нефтедобычу, — это глава «Роснефти» Игорь Сечин. Однако цена этого вопроса для официального Минска может оказаться слишком высокой – контроль над Мозырским НПЗ.

Напомним, в 2013 году состав акционеров Мозырского НПЗ формально изменился. Собственниками «Славнефти», владеющей 42,581% акций Мозырского НПЗ, на паритетных началах стали «Роснефть» (вместо ТНК-ВР; 100% ее акций консолидировала госкомпания «Роснефть») и «Газпром нефть». Вслед за этим появилась информация о намерении «Роснефти» купить Мозырский НПЗ. И не без основания: после ареста в 2013 году беларускими властями гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера главе «Роснефти» Игорю Сечину удалось помешать намерениям правительства РФ снизить поставки нефти.

В конце 2013 года беларуские власти завили о готовности продать госдолю в Мозырском НПЗ (42,76% акций), а также госдолю (98,9%) владельца 12,252% акций завода — ООО «МНПЗ плюс», — то есть весь свой госпакет — 55,01% акций. Интерес к активу проявили тогда две российские компании — «Газпром нефть» и «Роснефть».

Причем беларуское правительство само направило приглашение «Роснефти» поучаствовать в приватизации Мозырского НПЗ, но с условием — увеличить к 2020 году на Мозырском НПЗ переработку нефти до 20 млн. тонн в год (в то время Мозырский НПЗ перерабатывал около 11 млн. тонн).

Однако публичной реакции «Роснефти» на это предложение не последовало, — неясно, то ли это неожиданное предложение остудило интерес компании, то ли у глобального нефтяного игрока появились другие приоритеты. Но кто знает, как может сложиться ситуация в обозримой перспективе. Тем более, сомнительно, что амбициозная «Роснефть» потеряла интерес к Мозырскому НПЗ, который является для нее и потребителем поставляемой нефти, и конкурентом на экспортных рынках.

Если же Россия завершит налоговую реформу в нефтяной отрасли в ближайшие 2-3 года, то есть, полностью обнулит экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты, беларуские НПЗ в отсутствие альтернативы и незавершенной модернизации столкнутся с серьезными проблемами, ибо маржа их переработки приблизится к нулевой отметке.

В новых условиях наиболее конкурентными окажутся вертикально-интегрированные нефтяные компании (ВИНКи, имеющие в своей структуре и добычу, и переработку нефти), к числу которых относится «Роснефть».

В случае реализации этого негативного для беларуской нефтепереработки сценария нельзя исключить того, что Минск захочет активизировать сотрудничество с «Роснефтью». Тем более, что три года назад «Роснефть» собиралась стать генеральным поставщиком нефти в Беларусь. а также организовать поставки газа для «Гродно Азот» – крупнейшего белорусского потребителя газа (потребляет около 2 млрд. кубометров в год). В то время «Роснефть» хотела сломать монополию «Газпрома» на поставки газа в Беларусь и планировала переключить часть поставок на себя. Сегодня «Роснефть» – один крупнейших независимых производителей газа в России. Учитывая, насколько важен для Беларуси вопрос цены поставок газа, также нельзя исключить, что при определенных условиях этот вопрос может быть вновь актуализирован.

Татьяна Маненок, belrynok.by


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.