Известный писатель, историк Анатолий Ефимович Тарас идет против течения уже десятилетиями. И настолько успешно, что успел перессориться с очень многими известными людьми.

— В одном интервью вы сказали, что любите позлить людей. Это так?

— Если речь идет о провокации ради провокации, то нет. Если же имеется в виду полемика идейно-теоретического характера (например, по вопросам истории или политики), то намеренное сгущение красок и заявления на грани фола часто бывают полезны. Они заставляют оппонентов терять бдительность и, как следствие, проявлять свою сущность, обычно маскируемую красивыми словами.

— Бывает, что разозленные превращаются в жестких оппонентов, а то и во врагов. Не боитесь?

— Волков бояться — в лес не ходить. Люди с убогим интеллектом в любом случае стремятся вместо аргументов по существу обсуждаемых вопросов выдвигать обвинения личностного плана. Как ни старайся быть с ними политкорректным, они все равно найдут повод для обиды. Поэтому, на мой взгляд, предпочтительнее беспощадно душить инвалидов умственного труда, приговаривая: «Больно? Значит, правильно!»

— Против течения — жизненное кредо или тяжелый характер?

— Люди, хорошо меня знающие, говорят, что со мной легко работать и нетрудно договариваться, поскольку я охотно иду на компромиссы, не придираюсь по мелочам, не делаю упреков без очевидной причины. О тяжелом характере заявляют те, которые сильно меня не любят и при этом никогда не работали вместе со мной над общими проектами.

— Как получилось, что сын идеологически правильных родителей, бывший офицер Советской Армии, стал антисоветчиком?

— Я по своей натуре рационалист с развитым логическим мышлением. Поэтому, близко познакомившись во время военной службы (срочной и в действующем резерве) с целями, методами, формами реализации внутренней и внешней политики руководства СССР, я сделал соответствующие выводы. Иначе говоря, решающую роль в моем превращении в убежденного антисоветчика сыграла именно служба в Советской Армии.

— Сегодня вас знают как издателя, писателя, историка. Что лично для вас является приоритетным?

— Приоритетным является то, что благодаря писательско-издательской деятельности я получил возможность транслировать в окружающий мир свои суждения и размышления по разным вопросам. Получил канал для интенсивного самовыражения. С этой позиции нет принципиального различия между тремя указанными разновидностями деятельности.

— В своих книгах и статьях вы развенчали немало мифов. Какой, на ваш взгляд, самый главный?

— Я уверен, что 95% взрослых граждан Беларуси (может, и больше, чем 95%) не читали ни одной моей книги, ни одной статьи по истории. Так что абсолютное большинство населения даже не подозревает о моем существовании (впрочем, как и о существовании моих оппонентов).

Выделить же один «главный» миф вряд ли возможно. К примеру, опровергая измышления пресловутых западнорусистов, я назвал 7 важнейших мифов, которые они отстаивают всеми силами и средствами. А ведь кроме них существуют еще мифы польских, литовских, украинских историков и идеологов.

— Оспаривать «красные» мифы считается нормальным, но ведь вы посягаете и на «бело-красно-белые» мифы? Каково это?

— Не вижу в этом ничего особенного. Идеологи и политики любой цветовой окраски всегда сочиняют свои мифы. Мифотворчество — основа всякой политики и пропаганды. А мне интересно искать интересы и мотивы конкретных людей, группировок, партий, спонсоров, что скрываются за мифами.

— Не получается ли так, что, разбивая одни мифы, мы создаем другие?

— Несомненно! В конечном счете, любой национализм и любой политический проект — это миф.

— Читал, что вас обвиняют в отсутствии исторической глубины и игнорировании архивных документов. Что бы вы ответили оппонентам?

— Я уже несколько раз отвечал на этот упрек. Могу лишь посоветовать злобным критикам чаще смотреть в зеркало на самих себя. А то они вечно ищут соринку в чужом глазу, не замечая оглоблю в своем собственном. Достаточно упомянуть в качестве примера Александра Кравцевича. Ему видится в собственных изысканиях невероятная глубина. Однако далеко не все специалисты согласны с его суждениями и выводами.

— Некоторые упрекают вас за русский язык подавляющего большинства книг. Это маркетинг?

— Нет, не маркетинг. Вопреки распространенному мнению, я зарабатываю мало, а значительную часть текстов по истории и культуре Беларуси делаю бесплатно. Русский язык я использую в значительном объеме для того, чтобы мои тексты могло читать то самое «молчаливое большинство», которое, как я отметил выше, меня почти не читает.

Еще я хочу, чтобы взгляды беларуского националиста, каковым себя считаю, стали известными в России. Этой цели я добился. Ух, как там бесятся по поводу многих моих публикаций. С удовольствием читаю их вопли о «русофобе» и «агенте западных спецслужб» по фамилии Тарас. А кто в России слышал, к примеру, о Кравцевиче и других «беларускамоўных» авторитетах?!

— В качестве издателя и писателя у вас так много книг, что поговаривают даже про литрабов?

— Инвалиды умственного труда судят исключительно по аналогии со своими убогими возможностями. Они даже брошюру в 64 страницы малого формата пишут полгода, а то и год. Поэтому им кажется невероятным, что человек вроде меня текст такого же объема создает за 5, максимум за 7 дней.

— Вас называли полковником КГБ, агентом российской ФСБ и польской разведки, даже «тайным советником» Лукашенко. Какой из этих «титулов» вам нравится больше всего, кем вы считаете себя сами?

— Ни один не нравится. Но спорить с дураками бесполезно. Думаю, что они и в дальнейшем будут сочинять разнообразные выдумки обо мне.

Александр Томкович, Свободные новости

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: