На саммите “Большой двадцатки” в Буэнос-Айресе Дональд Трамп и Владимир Путин снова не встретились. И так было лучше для всех.

kremlin.ru

 

Саммит “Большой двадцатки” в Аргентине, проходивший 30 ноября — 1 декабря, в отличие от июньского саммита “Большой семерки” в Канаде, закончился принятием итоговой декларации. Это немалый успех в современном мире. Понятно, что такого рода документы лишь растворяют в своем дипломатическом языке имеющиеся между участниками противоречия, размывают цели и обязательства. Но если нет хотя бы внешнего успеха, трудно считать успешными также непубличные переговоры, которых на таких саммитах неизбежно много.

Главный итог переговоров “Большой двадцатки” — единодушное согласие, на фоне традиционной приверженности основанному на правилах международному порядку и глобальной торговле, что Всемирная торговая организация (ВТО) нуждается в реформировании. Этот вопрос должен стать главным на следующем саммите летом следующего года в Японии. Ценой достижения консенсуса стало исключение из текста итоговой декларации осуждения протекционизма. Это случилось впервые за время работы Двадцатки. Таково было жесткое требование США. Дональд Трамп отказывается ассоциировать себя с протекционизмом и слышать многоголосые упреки в свой адрес. Ни Китай, ни европейские лидеры, с которыми США ведут напряженные переговоры о торговом балансе, не стали настаивать на неприятных для Трампа формулировках. Отношения со США слишком важны, чтобы демонстрировать обиды. Более того, все пытались проявлять особый такт и уступчивость американскому президенту, попавшему накануне саммита под новый шквал критики у себя дома в связи с поисками российского следа в его политической карьере. Со своей стороны, Трамп согласился с включением в итоговый документ саммита Двадцатки упоминания о важности Парижского договора о противодействии изменению климата, но с объяснением особой позиции США.

Главной двусторонней встречей саммита прогнозируемо стали американо-китайские переговоры. Дональд Трамп и Си Цзиньпин решили объявить 90-дневное перемирие в их торговой войне. Если бы этого не произошло, уже с января США повысили бы пошлины на импорт из Китая в объеме 200 млрд долл. в год, с 10 до 25%. Теперь этого не произойдет. Китай в ответ согласился немедленно начать существенные закупки американской сельскохозяйственной продукции. Обе стороны договорились в течение 90-дневного переходного периода провести широкие переговоры о структурных изменениях во взаимной торговле, с учетом форсированной передачи технологий, защиты интеллектуальной собственности, противодействия киберворовству, изменений в сфере услуг и в сельском хозяйстве. Если нового крупного соглашения в указанный срок достигнуто не будет, США все же повысят импортные пошлины до 25%.

Важным шагом, демонстрирующим американский конструктивизм в международных отношениях, стало подписание нового торгового соглашения между США, Канадой и Мексикой вместо NAFTA. Новое соглашение, обозначаемое аббревиатурой USMCA, воспринимается в США как триумф Трампа — он добился своего, продемонстрировав возможность заключения новых “великолепных” торговых соглашений вместо старых “ужасных”.

На фоне общего успеха, в чем-то умеренного, в чем-то яркого, отчетливо негативно, но без обструкции выглядели позиции России и Саудовской Аравии, первой — ввиду нападения на украинские корабли в нейтральных водах в Черном море, второй — из-за убийства известного журналиста Джамаля Кашогги. Мимолетная встреча Владимира Путина и наследного принца Мухаммада бин Салмана выглядела теплее, чем судьбоносная встреча Дональда Трампа и Си Цзиньпина. Просто встретились два одиночества.

Тень Украины

Путин в очередной раз не смог провести полноценной встречи с Трампом, хотя напряженно готовился. Отказ от встречи с американской стороны был унизительным для России — американский президент принял решение уже в самолете на пути в Буэнос-Айрес и сообщил о нем через Twitter. Эту новость российская делегация также узнала, находясь в самолете. Кремль моментально выразил свое философское отношение: мол, будет больше времени для других встреч. Все же, президенты США и России переговорили “на ногах”. Но обсуждать пришлось именно ситуацию, ставшую причиной отмены полноценной встречи — обстрел и захват Россией трех украинских кораблей и пленение 23 украинских моряков в нейтральных водах Черного моря.

Протокол Кремля успел перестроиться, чтобы создать видимость напряженного графика двусторонних встреч российского президента. С лидером Китая Путин встречался трижды, и все три раза без заметного внимания мировой прессы — в рамках саммитов БРИКС и Россия—Индия—Китай, проведенных по российской инициативе на полях саммита “Большой двадцатки”, и еще раз, отдельно, на двусторонних переговорах. Возможно, дольше, чем планировались, длились встречи с лидерами Японии, Аргентины и Саудовской Аравии — времени после отмены встречи с Трампом, на которую планировались два часа, было достаточно. Всего у Путина в Аргентине было семь полноценных двусторонних встреч, и как минимум две из них, а возможно и три, были связаны с военным обострением, созданным Россией в отношениях с Украиной.

Переговоры Путина с европейскими партнерами были короткими. С президентом Франции Эммануэлем Макроном встреча длилась примерно 20 минут, половину из которых Путин потратил на рисование схемы произошедшего в районе Керченского пролива. С канцлером Германии Ангелой Меркель встреча прошла за рабочим завтраком, значительную часть которого заняло обсуждение все того же кризиса. Можно напомнить, что после захвата украинских кораблей и пленения моряков Меркель звонила Путину с этим же главным вопросом. Не исключено, что украинская тема заняла часть времени переговоров Путина с президентом Турции Реджепом Эрдоганом. В официальных сообщениях об этом не говорилось. Тем не менее Эрдоган, как и Меркель, звонил Путину перед саммитом в Аргентине с вопросами о ситуации в Черном море (а не только в Сирии, как обычно на подобных переговорах).

На пресс-конференции для сопровождавших его российских журналистов Путин говорил об Украине больше, чем о самом саммите “Большой двадцатки”. В очередной раз, искажая картину происшедшего в целом и в деталях, российский президент вынужден был признать, что Трампа в разговоре “на ногах” он не убедил. Не смог он похвастаться и тем, что убедил Макрона и Меркель в более обстоятельных переговорах. Российский наратив гласит, что подаренные США украинские катера вторглись в территориальное море, которое всегда было российским, с целью скрытного прохода через Керченский пролив. В этом наративе всё — ложь, и никто в эту ложь уже не верит… даже если бы захотел.

Украинский фронт

Твит Трампа, сообщивший об отмене уже договоренной с Путиным встречи, был исполнен решимости, но не лишен плохо скрываемого сожаления: “Исходя из факта, что корабли и моряки не возращены Россией Украине, я решил, что для всех вовлеченных сторон будет лучше отменить ранее согласованную встречу в Аргентине с президентом Владимиром Путиным. Ожидаю содержательного саммита снова, как только эта ситуация будет разрешена!”

Трамп хотел бы встретиться с Путиным, если бы не возникшие новые обстоятельства. Это следует признать. Трамп заявил на саммите в Аргентине после переговоров с премьером Японии Синдзо Абе, что атака на украинские корабли — единственная причина отмены встречи с Путиным. Кремль этому не поверил. России трудно принять мысль, что Украина настолько важна, что из-за “инцидента” (как выражался Путин в Буэнос-Айресе) вокруг ее кораблей и моряков Трамп отменил аж целую встречу с российским президентом, которая могла бы стать “эпохальной”.

В Кремле привыкли считать, что ценности в международной политике исчезли, остались голые интересы, и Россия всегда сможет найти общий интерес со США, более весомый, чем свобода и независимость Украины. Но в вопросе судоходства через Керченский пролив Россия, полагая, что воюет просто с Украиной, затронула опасную для нее струну существующего миропорядка. В утвержденной год назад Трампом Стратегии национальной безопасности США сказано, что “свободный доступ к морям остается центральным принципом национальной безопасности и экономического процветания”. Это было всегда, во всех писаных и неписаных американских стратегиях. И это касается свободного судоходства как принципа мироустройства. Россия либо осознанно, чтобы создать новую площадку для переговоров со США, либо просто по невнимательности бросила вызов этому фундаментальному американскому интересу, который разделяют многие влиятельные союзники США. Вслед за блокированием Керченского пролива Россия намерена со следующего года ужесточить правила прохода военных кораблей по маршруту, который в российской традиции именуется Северным морским путем. Этим она поставит под сомнение право свободного прохода по этому маршруту, закрепленное в Конвенции ООН по морскому праву. Нужно заметить, что США даже эту Конвенцию считают слишком ограничивающей свободу их действий, и потому до сих пор отказываются от ее ратификации.

Закрывая для Украины Керченский пролив, Россия расшатывает устоявшуюся десятилетиями систему судоходства, включая проливы, соединяющие Мировой океан с Черным, Балтийским и Японским морями, омывающими, в том числе, российские берега. Ответ морских держав на новый морской этап российской гибридной войны неизбежен. В этом смысле проблемы судоходства Украины — всего лишь эпизод нового противостояния, которое сама Россия и спровоцировала, возможно, рассчитывая укрепить свои глобальные позиции.

После вмешательства в американские выборы, попыток усугубления проблем Европы, химических атак в Сирии и Великобритании, глобальной кампании дезинформации и спонсирования политической коррупции Россия может догадываться, что отмена Трампом встречи с Путиным в Буэнос-Айресе имеет более глубокие причины, чем один-единственный боевой эпизод с Украиной в Черном море. Но эти глубокие причины не связаны с расследованием в США российского следа в политической биографии Дональда Трампа. В глобальной гибридной войне, которую начала Россия, ее стратегическое наступление себя исчерпало и теперь оборачивается контрнаступлением тех, кто пострадал от вероломного российского нападения. Украина в этом контрнаступлении уже не привилегированная защищаемая жертва агрессии, а один из участников международной коалиции, которая ставит своей целью глубинное изменение российской политики, исключающее агрессивное поведение. Время кричать “спасите!” проходит. Приходит время планировать дальнейшие действия вместе с партнерами по коалиции.

Алексей Ижак, директор Регионального филиала НИСИ в г. Днепр,

Зеркало недели

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: