Председатель Следственного комитета Иван Носкевич в последнее время рассказывал только о громких делах.

Иван Носкевич

 

«Народная Воля» решила зайти с другой стороны и расспросила генерал-майора о личном. Причем в неформальной обстановке – на торжественном приеме в честь Дня независимости Соединенных Штатов Америки.

– Иван Данилович, не так давно вы получили участок для строительства дома в Дроздах-2. Причем то ли вне очереди, то ли очередь была какой-то уж сильно специальной…

Почему вне очереди? Это все придумки журналистов. Я официально стоял на очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий. Может быть, приставку «спец» можно употребить только потому, что я стоял в очереди для многодетных семей, вот и вся специальность.

– Но я поняла, что вы как многодетный отец стояли в очереди на квартиру. А получили участок.

– Нет-нет, я стоял в очереди именно на получение земельного участка. Ну что мне эта квартира даст? Куда мы там вшестером денемся? Это же нужно целый этаж выделить!

– У вас четверо детей?

– Некоторые почему-то пишут, что трое. Четверо! И все мои. (Смеется.)

– А за какие средства, если не секрет, будете строить дом?

– Сложный вопрос… Что-то, наверное, придется продавать…

– У вас есть чудесный коттедж в Пинске…

– Коттедж – это слишком громко сказано. Скорее, домик. Вы видели его на фотографиях? Самый обычный дом. Будете в Пинске – сами сможете увидеть… Небольшой, спокойный дом общей площадью, кажется, 134 квадратных метра. И когда я думаю, что придется его продавать, у меня аж сердце начинает болеть…

– А кредит за этот дом вы уже выплатили? Если ничего не путаю, у вас был определен какой-то продолжительный срок расчетов с банком…

– На сорок лет брал кредит. Сейчас посчитаю…. Брал я кредит в 2005 году, значит, до 2045 года должен расплатиться.

Дожить бы!..

– Зарплата вам позволит взять новый кредит на стройку в столице?

– Мне кажется, ваша зарплата явно больше моей. Вот сколько вы зарабатываете?

– У нас простая система: написал материал – получил гонорар. Много работаешь – много зарабатываешь. Но я полагаю, вы минимум 1000 долларов в месяц имеете?

– Примерно так и выходит, плюс-минус доллар.

– Ваша супруга ведь тоже работает?

– Сейчас в декрете. А так всю жизнь работала.

– На декретные особенно не шиканешь, их и на одного ребенка с трудом хватает. И дети требуют постоянных капиталовложений, порой немалых. Поэтому и интересуюсь, за что дом будете строить…

– Если вас так волнует моя стройка, скажу предельно откровенно: для меня самого эта тема пока довольно призрачна. Кредитов сейчас можно брать сколько угодно, но вы же понимаете, что кредит – это весьма обременительно, Вы и сами, наверное, не согласились бы его взять…

– Я вообще к кредитам с настороженностью отношусь. А вас осчастливила новость о том, что вы теперь обладатель 15 соток в Дроздах?

– Честно говоря, я даже немного озадачен шумихой вокруг этого факта…

Некоторые, наверное, думают, что если получил участок, то все, схватил Бога за бороду, пиши заявление и увольняйся, счастье привалило! Я никогда не рассматривал это как что-то сверхъестественное, что с неба манна небесная упала. Потому что понимаю: этот участок надо как-то обустраивать. Скорее всего придется что-то продавать…

Дети подрастают, может, что-то удастся им построить.

Знаю, что среди журналистов есть ребята, которые точно все проследят: и когда начнется стройка, и на какие средства она будет вестись, и поэтапно еще фотографии будут в интернет выкладывать.

– И как вам такое пристальное внимание к своей персоне?

– Хорошо, что вы об этом спросили.

С одной стороны, мне все равно. Но в один момент было неприятно мне и моим близким, когда после назначения на должность председателя Следственного комитета появилась первая публикация, в которой были мои свадебные фотографии и фотографии детей. С моей точки зрения, это лишнее.

Публикуйте обо мне все, что хотите. Я прекрасно понимаю, что у меня публичная должность. И, соглашаясь возглавить Следственный комитет, я должен осознавать, что буду объектом всеобщего и пристального внимания. Но это не должно касаться некоторых аспектов личной жизни. Поэтому я против, чтобы без разрешения публиковали семейные фотографии. В конце концов придите ко мне, я сам полистаю с вами семейный альбом и мы вместе выберем фото для публикации. Ну не судиться же мне теперь из-за этого с журналистами!

– Нет, это плохой тон. И, кстати, чиновники, выяснявшие отношения с журналистами в суде, как правило, плохо или бесславно заканчивают.

– Я за джентльменское решение вопросов во всех сферах.

– А где вы сейчас живете?

– Служебное жилье – ничего особенного, как у всех.

– Интересно, а как супруга отреагировала на ваше назначение в столицу, на ваш высокий пост? Обрадовалась?

– Совсем нет. Она до сих пор в себя прийти не может. Очень переживает. И за меня, и за семью. Я даже не знаю, каким словом можно охарактеризовать ее состояние, когда она об этом узнала. Но все понимает, что по-другому я не смог бы – мы же служим, и я офицер…

– Вы по натуре карьерист?

– А, по-вашему, я похож на карьериста, да?

– Вроде нет. Но я же вас недостаточно хорошо знаю…

– Назначение председателем Следственного комитета – это такое стечение обстоятельств. Так получилось… Звезды сошлись, наверное… (Улыбается.)

– Переживаете, когда вас президент публично распекает?

– Ну так он же по делу все говорит. Не припомню случая, когда было наоборот. Да и вообще, когда это глава государства наше ведомство в последнее время жестко критиковал? Я даже и не помню…

– Я так понимаю, ваши старшие дети уже должны закончить школу…

– Старшая дочь студентка вуза. А сын в этом году закончил гимназию, сейчас на перепутье.

– Куда поступать будет?

– Тесты сдал вроде бы неплохо, но куда поступать будет, пока не скажу – оставим для следующего интервью, а то я вам уже и так столько всего наговорил… (Смеется.)

– Иван Данилович, а не боитесь внезапно остаться без работы? Высокие должности – они ведь не навсегда. Вот отправят в один прекрасный момент в отставку, и что будете делать?

– У меня три высших образования. Думаю, где-то да применю себя. Так что без работы остаться не боюсь.

– Свое будущее связываете с Беларусью? Спрашиваю, потому что некоторые бывшие беларуские министры прекрасно устроились в России…

– Наверное, что-то им там предложили хорошее. Но я свое будущее связываю только с Беларусью. Это моя страна и она мне нравится. Я не хочу и не планирую никуда уезжать.

Марина Коктыш

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...