К 1 октября беларусам обещан обновленный декрет № 3, призванный наконец-то навести порядок в вопросе с тунеядцами. А пока документ еще не вышел из кабинетов чиновников, FINANCE.TUT.BY решил вспомнить, что с ним происходило за это время, и поговорил о будущем иждивенцев с экспертом.

svaboda.org

 

Сложно вспомнить, какой еще нормативный акт вызывал такие эмоции у общественности. В существование подписанного чуть ли не 1 апреля декрета вообще долго не верилось. Между тем он существует уже больше двух лет и, судя по всему, пока никуда не денется из правового поля.

— Декрет сегодня представляет для властей большую политическую проблему, — уверена Катерина Борнукова, эксперт Центра экономических исследований BEROC. — С одной стороны, его вступление в силу и попытка собрать с людей налог привели к протестам этой весной. С другой стороны, возможность отказаться от декрета полностью власти, видимо, рассматривают как проявление слабости, а идея «не работаешь — плати налоги по-другому» остается для них очень привлекательной.

Как провалился «план по иждивенцам»: история декрета в 5 абзацах

Первая редакция документа была достаточно жесткой: по сути, платить сбор обязали за редким исключением всех, кто не работал больше 183 дней в году. Причем отсчет шел с начала 2015 года, а не с момента подписания декрета. Список тех, кто мог не трудиться, но при этом не попасть на налог, был достаточно короткий. В основном это пенсионеры, декретницы, инвалиды, недееспособные и те, кто живет за границей.

О том, что декрет будут переписывать, заговорили где-то через полгода. Пока правительство работало над изменениями, тунеядцы на всякий случай занялись легализацией — становились официально безработными. По мнению экспертов, «иждивенческий декрет» дал 90% прироста безработицы в 2015 году. Беларусы узнали, что стоять в очереди можно не только в обменники, но и на биржу труда.

Чытайце па тэме:  Около сотни "тунеядцев" вышли на центральную площадь Бреста (видео)

Примерно год назад налоговые начали рассылать «письма счастья» потенциальным плательщикам. Правда, сразу нашли далеко не 400 тысяч анонсированных тунеядцев. Зато налог начисляли работающим с маленькой зарплатой, оставшимся без работы после университета студентам, солдатам-срочникам и прочим неожиданным категориям. Президент пообещал, что документ доработают, но отменять не будут. Тональность властей стала мягче: тех, кто рискнул не платить налог, пока обещали не штрафовать.

В начале 2017 года декрет наконец-то первый раз переписали. Помимо того, что расширился список освобожденных от налога, появилось понятие «трудные жизненные ситуации». С ними нужно было идти к властям на местах и просить разрешить не платить сбор в казну. Налоговая сообщила, что сбор оплатило чуть больше 50 тысяч белорусов, то есть в 8 раз меньше «плана». Страсти из-за несправедливых начислений накалялись, десант из Администрации президента выехал на места разбирать самые трудные жизненные ситуации.

Конец зимы — начало весны 2017 года прошли под знаком «Маршей нетунеядцев». На улицы вышли не только политики, но и тот самый простой народ. Власти уступили частично: уплаченный налог многим решили вернуть, декрет приостановить, но не отменять. С марта чиновники работают над обновленной версией документа.

Декрет 2.0: найдут ли «истинных тунеядцев»?

Вариации обновленного документа так или иначе попадали в открытый доступ, однако окончательная редакция до сих пор не подписана. Сказать, что же именно изменится и изменится ли вообще, сложно. Кстати, в этот раз к разработке документа привлекли ученых. Это, по мнению Катерины Борнуковой, сделано, чтобы придать декрету легитимности.

— Сегодня перед разработчиками стоит сложная задача. Надо разработать механизм, по которому документ с одной стороны не затронет тех, кто не смог работать по объективным причинам. С другой стороны, тех, кто является «истинным тунеядцем», надо бы выявить и обложить налогом, — рассуждает эксперт Центра экономических исследований BEROC. — Большинство развитых стран решают задачу наоборот: как оказать поддержку безработным, при этом не выдавая пособий тем, кто искать работу на самом деле не хочет. Им пока задачу решить не удалось. Сомневаюсь, что удастся и нам.

Чытайце па тэме:  Вадим Иосуб: По итогам 2017 года прогнозируется падение экономики Беларуси на 0,5-1%

При этом очевидно, что у нашей ошибки больше негативных социальных последствий: обложить налогом человека, который хочет, но не может найти работу, хуже, чем дать денег настоящему тунеядцу.

Еще один не менее важный вопрос, как считает эксперт: а есть ли они в Беларуси вообще, эти «истинные тунеядцы»?

— Системы социальной поддержки в Беларуси де-факто не существует, поэтому жить, как в какой-нибудь Германии, на пособия не выйдет, — подчеркивает Катерина Борнукова. — Скорее всего, это люди, которые живут на другие источники доходов. Либо они вовлечены в теневую экономику — и тогда найти их и вывести на свет задача вовсе не декрета о тунеядцах. Либо они получают переводы от своих родственников, работающих за рубежом (или сами живут и работают, например, в России). Тогда вообще неясно, стоит ли облагать их дополнительным налогом. Ведь доходы мигрантов уже обложены налогом в стране, в которой они получены, а Беларусь подписала массу договоров об избежании двойного налогообложения.

Очень важно и то, что цели декрета все-таки до сих пор не ясны. Повысить занятость? Улучшить собираемость налогов? Воспитать тех, кто не работает? «Именно поэтому задача, стоящая перед разработчиками декрета, не имеет решения», — отмечает эксперт.

«Нужна презумпция невиновности для подозреваемых в тунеядстве»

Логичным было бы вообще отменить неудачный документ. Но власти пойдут на это только, если будет альтернатива. «350 тысяч человек — что будем с ними делать? Если вы предложите альтернативу, как заставить их работать, я отступлю», — говорил президент в конце апреля.

Чытайце па тэме:  Лукашенко собирает деньги с "тунеядцев", чтобы подарить электорату

Что пропишут в обновленном документе в итоге, остается только догадываться. Очевидно пока только то, что риторика властей сместилась с «заставить платить» на «оказать помощь в поиске работы».

— Я бы включила в декрет своеобразную презумпцию невиновности: обязала власти в первую очередь попытаться оказать помощь подозреваемым в тунеядстве, предоставить возможность обучения, трудоустройства, консультации о том, какие документы можно предоставить, чтобы снять этот статус, — советует Катерина Борнукова. — Такой подход заставит хорошенько задуматься, прежде чем объявлять тунеядцами сотни тысяч человек. Ведь тогда на каждого из них придется потратить время и усилия.

Вместе с тем «иждивенческий декрет» не будет существовать вечно, убеждена эксперт. «Скорее всего, вместо него мы придем к платному оказанию некоторых государственных услуг для тех, кто не платит налоги», — прогнозирует эксперт BEROC. Эту идею, кстати, не раз озвучивали и власти. Например, не так давно об этом говорили депутаты — причем именно в свете обсуждения нашумевшего декрета.

Еще один эксперт — старший аналитик компании «Альпари» Вадим Иосуб — также считает, что «декрет о тунеядцах тихо похоронят». «Обязанности работать — нет, и вообще принудительный труд в стране запрещен. Но, скорее всего, и в новой версии этот декрет не заработает, будет просто тихо игнорироваться, пока о нем — довольно скоро — все не позабудут. То есть он не будет исполняться де-факто, но, конечно, власть никогда не признает того, что он изначально был невыполнимым, что он был и остается неконституционным. Это объяснимо: не в привычках белорусской власти признаваться в ошибках», — отмечает Вадим Иосуб.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.