Власти не в силах отказаться от ущербной идеи заставить “тунеядцев” платить за определенные услуги по стопроцентной стоимости.

Обновленный декрет о тунеядстве начнет действовать с 2019 года. Пока правительство мозгует над перечнем услуг, за которые 500 тысячам наших сограждан придется платить стопроцентную стоимость (по расчетам государства), “Белорусский партизан” попытался понять – как государство может заставить своих граждан платить по полной в медицине и в сфере жилищно-коммунальных услуг.

Дмитрий Салошкин, реаниматолог: Сделать платными все медицинские услуги невозможно

– Мне кажется, в нашем государстве нет ничего невозможного. Если введут 100-процентную оплату медицинских услуг для так называемых “тунеядцев”, у них появится выбор: либо идти в государственную поликлинику за полную стоимость, либо ходить в платный медцентр, где сервис и уровень услуг намного выше. Нельзя сделать платным и оставить обязательным, верно? Напугать этим можно, но в реальности это может привести к тому, что люди станут относиться более бережливо к своему здоровью и поймут, что в медицине тоже можно выбирать.

– Масса людей хочет работать, но не может найти работу. А здоровье – вещь изменчивая. Станут ли медицинские учреждения отказывать в медицинской помощи нуждающимся “тунеядцам”?

– Полностью сделать платными все медицинские услуги невозможно. Я работаю в реанимации, экстренная помощь бесплатная для жителей любой страны, даже из Алжира или Узбекистана, условно говоря. Мы все равно не выставляем счета за реанимационные услуги. Вся неотложная медицинская помощь все равно останется бесплатной: не могут быть для граждан страны условия хуже, чем для неграждан.

Минимальный стандарт медицинских услуг гарантирован Конституцией. Можно сделать платным диспансерное наблюдение, лечение болезней, которые напрямую не угрожают жизни: гастрит, неврологические заболевания…

Но инфаркт, гипертонический криз и другие болезни, которые напрямую угрожают жизни, все равно должны оставаться бесплатными. Мне трудно представить, чтобы диабетику-“тунеядцу” сделали платное лечение.

Возможно, сделают платным посещение поликлиник, посещения для получения рецепта – такие услуги реально сделать платными. Но чтобы все медицинские услуги перевести на коммерческие рельсы, думаю, это невероятно, потому что часть услуг и сегодня бесплатна даже для неграждан страны.

– Медицинская помощь в случаях прямой угрозы жизни должна оставаться бесплатной?

– Она сейчас бесплатная, и должна оставаться бесплатной, конечно. Рождение недоношенных детей – очень дорогой процесс, который невозможно спрогнозировать. Даже за границей такие услуги оказываются бесплатно, хотя немножко иначе, но никто со своего кармана не оплачивает: слишком дорого. Есть вещи, которые должны оставаться бесплатными при любом раскладе.

– Сначала оказывается неотложная медицинская помощь, а потом выставляется счет – такой вариант возможен?

– Возможен такой вариант: человеку оказывается неотложная медицинская помощь, его выводят из состояния гипертонического криза. Состояние больного нормализуется, его переводят в обычное отделение для дальнейшего лечения и наблюдения. Когда больной переводится из реанимации в обычное отделение, то за нахождение в обычном отделении ему могут выставлять счет: и за койку, и за питание, и за медицинские анализы, лекарства.

– Стопроцентная оплата медицинских услуг – как высчитать?

– Мне сразу вспоминаются наши коммунальщики, которые говорят про стопроцентную оплату, но при этом совершенно непонятно, откуда эти расчеты берутся. Конечно, можно посчитать стоимость услуг: амортизация аппаратуры, зарплата персонала, цена лекарств…

И сейчас есть платные государственные услуги. Но часто происходит так, что анализы в государственной поликлинике стоят гораздо дороже, чем в частной – иногда просто нельзя представить, что можно сделать за выставленный счет.

Григорий Костусев, в 1995-2001 годах занимал должность директора Шкловского районного производственного объединения ЖКХ: Могилевчане платят даже за прогулочный теплоход

– Юридически можно заставить граждан, признанных “тунеядцами”, платить стопроцентную стоимость за услуги ЖКХ. Если такое решение будет принято, то на уровне ЖРЭО или ЖЭУ смогут высчитать стоимость, не проблема.

Но возникает вопрос: нужно ли это? И кого государство запишет в “тунеядцы”? А если люди нигде не работают, то как удержать с них деньги?

– Как сделать это юридически?

– Появляется указ, декрет, закон или подзаконный акт, согласно которому к квартире, в которой живет “тунеядец”, применяется другой подход по начислению жилищно-коммунальных услуг. Уже сейчас в жировках пишут: за гигокалорию мы платим столько-то, за воду – столько-то, и указывают, что оплата по себестоимости за предоставляемые услуги – такая-то. Расчеты сделать не проблема, и себестоимость услуг не проблема сделать на жилищно-коммунальном предприятии.

Но есть и еще один очень важный нюанс: что загонят коммульщики в себестоимость услуг ЖКХ?

– Получается, реальная себестоимость и себестоимость услуг, которые выставляются в жировках – совершенно разные вещи?

– Конечно! Уже сейчас в жировках указывают: покрытие себестоимости коммунальных услуг составляет столько-то. Чиновники уже определили средний показатель себестоимости услуг.

– А что произойдет, если человек не в состоянии выплатить выставленный счет?

– По закону, если человек работает, но доход составляет ниже прожиточного минимума, то ему должны выдавать жилищные субсидии. Но если человек нигде не работает или нигде не оформлен – его станут считать “тунеядцем”.

– Так что же чиновники загоняют в себестоимость жилищно-коммунальных услуг?

– Последние годы чиновники в районах, областях передали в сферу ЖКХ или на баланс предприятий ЖКХ многие “непрофильные объекты” – объекты, которые обанкротились и не работают: и фабрики, и пионерские лагеря, и недостроенные объекты. Либо же чиновники заставили коммульщиков приобрести непрофильные объекты для себя.

Несколько лет назад могилевский “Горводоканал” вынудили купить прогулочный теплоход для организации прогулок по Днепру за 420 тысяч долларов, хотя на конкурсной основе такие же теплоходы можно было купить в полтора-два раза дешевле. Обслуживание этого теплохода даже за летний период не окупалось через его эксплуатацию. Но эксплуатация, амортизация объекта ложится на себестоимость продукции Могилевского водоканала! Так положено по бухгалтерии.

Я несколько пытался привлечь внимание к вопиющему факту, но власти спустили дело на тормозах.

В 2017 году ОБЭП раскрыл схему закупки оборудования для объектов жилищно-коммунального хозяйства. В Могилевской области раскрыта коррупция на шести предприятиях области, в том числе и в Шкловском районе. Оборудование для объектов жилищно-коммунального хозяйства закупалось с завышением цен в 10 раз, а по Шкловскому району – в 13! В Беларуси раскрыты около 50 таких фактов коррупции.

Я бы занес Шкловский район в книгу рекордов Гиннеса: за последние 15-16 лет сменилось около десятка руководителей, половина из них прошли через суды и отсидки. Таких фактов по Беларуси множество.

А ведь амортизация, цены ложатся на себестоимость жилищно-коммунальных услуг.

– Человек не может заплатить астрономические суммы, которые выставляет ЖКХ. Какие последствия?

-По беларускому законодательству – выселение из жилого фонда. Независимо от того, государственная квартира или приватизированная. Факты выселения по Беларуси уже зафиксированы.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: