Новый корпус Минского онкодиспансера с комплексом сбора и временного хранения радиоактивных отходов введен в строй всего несколько месяцев назад. Поэтому мало кто знает, насколько безопасно новое радиоактивное хранилище в центре Минска.

Новый корпус

В новом радиологическом корпусе Минского онкологического диспансера расположилось крупнейшее в Европе отделение ядерной медицины, насчитывающей 20 одноместных палат. Отделение режимное и внешне очень напоминает тюрьму. Пациентам, принимающим лечение радиоактивным йодом-131, запрещено покидать палаты, даже еда им подается через небольшие окошки в дверях. Свободы передвижения здесь для пациентов действительно не больше, чем в тюрьме, зато комфорта значительно больше.

Как пояснил “Ежедневнику” главный врач УЗ “Минский городской клинический онкологический диспансер” Владимир Караник, больные раком щитовидной железы, которые проходят лечение в отделении, и без того находятся в подавленном состоянии. Отсюда и повышенный комфорт в палатах, и новые телевизоры с большим экраном в каждой из них, радиотелефон и точка доступа wi-fi для свободной связи с близкими.

– Это по-человечески, – высказал свое мнение Владимир Караник. По словам главврача, стоимость месяца лечения одного онкологического пациента иногда доходит до 21 тыс. долларов. Поэтому учитывая разные статьи финансирования, даже если продать все телевизоры в отделении, это практически не изменит ситуацию с лекарственным обеспечением и лечением данного заболевания, но существенно ухудшит условия пребывания пациентов.

– Лекарственные препараты, необходимые для выполнения утвержденных в республике стандартов диагностики и лечения, закупаются Министерством здравоохранения централизовано и в полном объеме. Также есть препараты, которые в настоящий момент не входят в стандарты лечения и формулярный перечень, но по данным международных исследований реально увеличивают излечиваемость пациентов и этими препаратами за счет государства обеспечиваются все, кому это необходимо, – пояснил Владимир Караник финансовую политику по лечению онкобольных.

Радиоактивные отходы

Лечение радиоактивным йодом-131, которое проводится в новом современном отделении, может иметь ряд негативных последствий для окружающих в случае нарушения действующих норм. В первую очередь это касается обращения с радиоактивными отходами. Пациенты глотают капсулы с радиофармпрепаратом и пока он циркулирует в организме сами становятся источником радиоактивного излучения. Действующие в настоящий момент в Беларуси правила радиационной безопасности, являются, наверное, самыми строгими в мире. По этой причине все, что выходит из 20 палат, и имеет радиационный фон, даже незначительно превышающий естественный, считается радиоактивным и опасным. Даже остатки еды или посуда, которая здесь одноразовая, чтобы минимизировать контакты посторонних лиц с радиацией. Ведь чтобы вымыть грязную посуду нужно много воды, которая может после этого стать загрязненной, и нужен человек, который будет постоянно подвергаться воздействию радиации. Поэтому проблему решили кардинально при помощи одноразовой посуды, которая, покидая палату сразу попадает в специальный мусорный контейнер со свинцовыми стенами, весом около 60 килограммов. Мусор собирается и на лифте (по лестнице с таким контейнером не пройдешь) отправляется в хранилище твердых радиоактивных отходов.

Хранилище находится под землей. Удивительно, но радиационный фон в хранилище даже ниже, чем на поверхности земли. Объясняется это просто.

Все радиоактивные отходы или, например, грязное белье с палат, хранится за специальными свинцовыми дверями до того времени, пока радиоактивный йод-131 полностью не распадется и отходы не станут полностью безопасными. После этого отходы вывозятся на свалку, а белье поступает в стирку. Даже полы в хранилище покрыты эпоксидной смолой, чтобы исключить возможность впитывания, если вдруг что-то упадет или прольется.

– Во многих соседних странах, нормы гораздо менее строгие и зачастую диагностика и лечение проводятся амбулаторно, пациент отпускается домой с рекомендациями избегать общественных мест и контактов с детьми, и считается, что те радионуклиды, которые выделяются пациентом не оказывают существенного негативного влияния на окружающую среду и людей. Но в нашей стране действуют требования, согласно которым, мы обязаны исключить любой контакт населения с источниками радиоактивного излучения, – пояснил Владимир Караник.

Но все же самую большую опасность представляют жидкие радиоактивные отходы, для которых предусмотрено не просто отдельное хранилище. Это целая система сбора, перемещения и временного хранения с жестким контролем на каждом этапе.

Дорогой комплекс

Комплекс оборудования для сбора и временного хранения жидких радиоактивных отходов с использованием вакуумных технологий – удовольствие не из дешевых.

Согласно данным прошедшего тендера, в конкурсе победила беларуская компания ОДО “Инкомед”, предложившая цену немногим более 4,328 млн рублей. Какова вышла итоговая стоимость, главный врач говорит, что не знает. Мол, заказчиком было РУП “Дирекция строящегося предприятия Минздрава”, поэтому у них и нужно уточнять. Это довольно странно, но и 4,328 млн рублей – это тоже довольно много. Как пояснил Владимир Караник, в данном случае решили не экономить на радиационной безопасности.

По словам главврача, сначала проектом было предусмотрено устройство спецканализации для радиационных отходов по старому образцу, чтобы было дешевле. В итоге получили все “прелести”, которые только могли получить вплоть до утечки радиационных отходов внутри очистных сооружений. К счастью, за пределы отстойников отходы не вышли и никаких негативных последствий для окружающих не возникло, но учитывая, что учреждение располагается в центре Минска, пришло понимание, что при обращении с жидкими радиоактивными отходами должны применяться самые современные технологии. По этой причине после нескольких совещаний в том числе и при участии Госатомнадзора было решено сделать современную и безопасную канализацию для жидких радиационных отходов. Был изучен опыт многих стран и выбран наиболее приемлемый вариант.

Как рассказал Владимир Караник, около 80% радиоактивного йода-131 выделяется у пациента через почки, то есть уходят через туалет. Это в среднем 300 мл радиоактивной жидкости после каждого похода пациента в туалет. Но для смыва этой жидкости в обычном унитазе нужно 9 литров воды. В итоге получится уже более 9,3 литра радиоактивной жидкости. Вот почему было решено использовать вакуумную систему, где для смыва используется всего 1,5 литра воды. Система охватывает также умывальник, душевую и один трап в полу.

Канализационные трубы из палат идут под потолком, чтобы до них в случае чего всегда можно было добраться. При этом сделана двойная магистраль на каждом участке. Если вдруг в каком-то месте произойдет разгерметизация, аварийный участок всегда можно отключить и задействовать дублирующий канал. При этом магистрали всегда сухие и с отрицательным давлением, поэтому в случае потери герметичности трубы из нее не произойдет утечки, а наоборот через дефект будет засасываться воздух.

Первый контрольный пульт системы находится на посту медсестры отделения. Здесь видно срабатывание каждого клапана, расход воды по каждой палате и возможные протечки.

В целом с учетом унитаза, умывальника и душевой кабины на каждую палату расходуется от 40 до 50 литров воды в сутки, установлена норма расхода воды в душевой кабине на одного пациента – 30 литров в сутки, но медсестра может добавить, если есть необходимость. Например, у пациента может возникнуть диарея или ему нужно принять душ перед выпиской. Однако увеличение нормы расхода воды медсестра все равно регистрирует и информирует об этом основной пост наблюдения, располагающийся в подвальных помещениях, чтобы не произошло переполнение резервуаров хранения радиоактивных отходов. Именно внизу, на глубине 8 метров под землей, находится сердце всей системы.

На глубине

Вакуумные унитазы, умывальники и полностью герметичные канализационные трубопроводы безусловно важны для доставки жидких радиоактивных отходов в места временного хранения. Но все же основное оборудование, которое обеспечивает бесперебойную и безаварийную работу всей системы, более сложно.

В первую очередь это вакуумная станция с емкостью на 2900 литров и производительностью вакуума до 360 кубометров в час. Этого вполне достаточно, для надежной работы всей системы.

Проход к вакуумной станции и другому технологическому оборудованию прикрывает тяжелая свинцовая дверь, которая также является защитой от проникновения радиации наружу. Внутрь, согласно действующих норм и правил, без специальной тяжелой защиты, полностью покрывающей и тело, и голову, уже не пройти. Поэтому приходится экипироваться.

Перед дверью находится основной технологический пост, с компьютером, на котором отображается мнемосхема функционирования всего комплекса сбора и временного хранения жидких радиоактивных отходов. Датчики показывают не только уровень радиации во всех помещениях, но также наполнение резервуаров, расход воды и движение стоков по трубам. Прямо с компьютера можно перекрыть любую задвижку, подключить резервный насос и сделать все остальное, чтобы оперативно решить внештатную ситуацию, если таковая случится.

Мы входим в помещение и тут же шумно срабатывает вакуумная станция – видно где-то в палате произошел слив радиоактивных отходов.

На первый взгляд кажется, что ничего сложного в этом оборудовании нет. Станция, насосы, опять трубы с задвижками… Вроде бы все просто. Однако это не совсем так. Как пояснил Владимир Караник, при проектировании и монтаже комплекса надежности оборудования уделялось особое внимание, так как любая утечка или авария может дорого обойтись. Мало того, что все насосы, клапаны и задвижки надежны, так еще везде обеспечена двойная подстраховка: если что-то вдруг сломается, можно быстро переключиться на резерв.

Еще одна тяжелая свинцовая дверь преграждает путь к большому помещению с четырьмя огромными емкостями временного хранения ЖРО. Здесь уже горят сигнальные датчики, так как реально уровень радиации повышенный.

– Можно туда пройти? – спрашиваю заведующего отделением Дениса Алехновича.

– Подождите, – отвечает наш проводник и отправляется внутрь с дозиметром, чтобы измерить фон. Через пару минут Дениса Алехонович возвращается: – Проходите, но только быстро, нигде не задерживайтесь долго. Постоянное пребывание людей в данном помещении не предусмотрено, хотя уровни радиационного фона позволяют в случае необходимости персоналу, имеющему соответствующие допуски, безопасно находится внутри помещения в течении 4 часов в смену.

Четыре емкости для хранения ЖРО уходят ввысь под потолок. Каждая из них на 58 тыс. литров. При этом к каждой со всех сторон имеется подход, чтобы можно было не только легко увидеть любую протечку, но и устранить ее.

Как пояснил Владимир Караник, при нынешней норме расхода воды палатами, четырех емкостей вполне хватает, чтобы выдержать ЖРО до полного распада радиоактивного йода-131.

– Практика функционирования комплекса показала, что пока заполняется третий резервуар, первый уже становится безопасным и его можно опустошать. То есть получается, что один резервуар у нас еще постоянно в резерве, – рассказал Владимир Караник.

Помимо этих четырех резервуаров есть еще два бетонных – остатки от старой экономной системы. Эти резервуары тоже находятся под землей, но не герметичны. Их оставили, чтобы использовать, если вдруг на данном радиационном объекте произойдет серьезное ЧП, в результате которого переполнятся четыре основных емкости, даже в этом случае за пределы объекта утечки радиационных отходов не произойдет.

По словам главного врача, объект уже обследовал Госатомнадзор и подтвердил его безопасность. Поэтому хоть хранилище жидких радиоактивных отходов и находится в центре Минска, опасности для жителей столицы нет никакой, уверяет Владимир Караник.

Иногда возникает вопрос, насколько обосновано и необходимо размещения данного объекта в центре города? Как показывает опять же опыт зарубежных стран, размещение подобных отделений городской черте и в центре скорее правило, чем исключение. Так в Москве имеется два подобных отделения, одно из которых располагается в 5-ти минутах ходьбы от Ленинского проспекта, а второе на Каширском шоссе рядом с метро, в Праге клинка располагается также среди жилой застройки недалеко от центра, схожая ситуация и в Потсдаме, Варшаве и других городах. Поскольку при современном подходе к организации работы опасности подобные объекты не представляют, а расположение вблизи остановок общественного транспорта обеспечивает хорошую транспортную доступность, что для онкологических пациентов немаловажно.

Сергей САЦУК, Ежедневник

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: