Светлана Купреева, член инициативной группы Виктора Бабарико и координатор по одному из районов Минска, сейчас в СИЗО КГБ. Вчера вечером в квартире ее матери описали и арестовали имущество. Предъявлено ли обвинение Светлане, родственники не знают, сообщает Радыё Свабода.

Светлана Купреева, фото из семейного архива

 

Светлана Купреева – дочь беларуского поэта и писателя Николая Купреева. Была близкой подругой жены Виктора Бабарико Марины, которая погибла в 2017 году, крестная мать его дочери.

“Умру как мученица, пока ребенок страдает в застенках КГБ»

81-летняя мать Светланы Татьяна Николаевна сказала корреспонденту Свободы, что живет «как на пороховой бочке». 11 июня в 8.30 на ее квартиру в Минске пришли с обыском.

“Дочь открыла дверь, и зашли двое, сказали, что будет обыск. Потом пришли еще двое. Квартира моя, я работала учительницей, и еще в 1968 году построили кооперативный дом, и я ее выплачивала несколько лет, на двух работах работала.

Светлане сказали проехать с ними и дать показания как свидетеля по какому-то вопросу. Она взяла у меня денег, чтобы вернуться на такси, в легкой одежде поехала с ними. Но она уже не позвонила. У меня потребовали открыть (пригрозили, что иначе сломают дверь) Светланин стоявший во дворе автомобиль и там сделали обыск. Спросили, есть ли доллары, деньги. Я говорю – Вы же видели, я дала свои 40 рублей с пенсии на такси».

После обыска забрали компьютер, ноутбук и смартфон Светланы. Вечером подруге Светланы сообщили по телефону, что Светлана задержана и будет находиться в СИЗО КГБ.

По словам Татьяны Николаевны, некоторое время родственники не могли до нее дозвониться, так как номер был недоступен. А вчера вечером пришли люди, которые представились сотрудниками ЖЭСа и им, мол, нужно проверить счетчики.

“Я сначала сказала, что мы вызвали сантехника, так он не ходит по квартирам, так как коронавирус. Я открыла дверь, они меня отодвинули и зашли, крепкие такие, молодые ребята в штатском. Они сказали, что у них постановление от 12 июня на арест имущества и передачу на ответственное хранение, которое утверждено заместителем директора Департамента финансовых расследований КГК. Арест наложили также на дачу, которая записана на Светлану.

В чем ее подозревают, одному Богу известно. Они говорили, что их заставили это сделать. Я поняла, что это через предвыборную кампанию. Я сказала, что живу в квартире всю свою жизнь и что в доме вся моя. Они интересовались двумя моими телевизорами-один в зале и маленький в моей комнате, моим старым ковром. Спросили, за кого буду голосовать, я сказала”.

Только на пятый день задержания Светлане удалось передать передачу, так как она не взяла с собой никаких вещей. Адвоката к Светлане не пустили якобы из-за коронавируса, он будет писать жалобу.

“У нас в жизни не было ни арестов, ни тюремных передач. Все ложно, некрасиво делается. Я возмущена, на старости лет мне увидеть такое, как во времена смуты все делается».

По словам Татьяны Николаевны, Светлана дружила с покойной Мариной — женой Виктора Бабарико.

“Она жила у нас на квартире. Виктора знаем хорошо как человека, поэтому в его инициативную группу вошла Светлана, потому что он образованный, умный. Это человек, которому верим, потому что хочется каких-то изменений. Ведь просто тошно, когда видишь, как при нынешнем руководстве его приближенные, вытянувшись по струнке, стоят, и их он всячески оскорбляет, а они терпят. Он свечи ставит, крест целует, мощам поклоняется и лжет на каждом шагу. И вот вчера из-за лжи в квартиру вошли. Не знаешь, в каком веке живешь, защиты только от Бога можно ожидать. Но до Бога далеко, пока до Бога, то душу вынет. Сплошная ложь у нашего руководства”.

Татьяна Николаевна говорит, что преследование Светланы связано с тем, что она вошла в инициативную группу альтернативного кандидата. Светлана сейчас на пенсии, никогда не работала ни в» Белгазпромбанке«, ни в компаниях» ПриватЛизинг«,» Кампари«,»Кентавр”.

“Ничего противозаконного она не делала. Они просто берут на измор и хотят, чтобы Виктор снял свою кандидатуру. Все делается не по уму и неприлично. Я уже свой век отжила, умру как мученица, пока ребенок страдает в застенках КГБ”, – сказала мать.

Отец Светланы – беларуский поэт Николай Купреев. Татьяна Николаевна говорит, что его глава Беларуси тоже не любил, так как тот в одном сатирическом произведении сравнил Лукашенко с Зелкиным, героем одного из произведений Кондрата Крапивы.

“Хотят людей сломать, выбить показания”

Муж Светланы Михаил Кравцевич также входит в состав инициативной группы Виктора Бабарико. Говорит, что жена успела ему позвонить 11 июня и сказала два слова: «ко мне пришли с обыском». После этого у нее вырвали из рук телефон.

“Ждали, когда пройдет 72 часа, так как по закону должны были либо предъявить обвинение, либо отпустить. 72 часа было позавчера. Если человек не знает, за что, это самое страшное. Это предвыборная агония, это давление на претендента в кандидаты. Это обычная шалость, старая риторика и методы. Хотят людей сломать, выбить какие-то показания».

Михаил Кравцевич говорит, что Светлана дружила с женой Виктора Бабарико Мариной.

“Пока Марина не вышла замуж за Виктора, она жила у них на квартире. Она крестная мать дочери Виктора Бабарико. Словом, такой ближний круг. Может, раз в год встречались, чтобы поздравить с Днем рождения. Никакой финансовой деятельности у Светланы не было, это даже смешно. Она никогда не работала в“Белгазпромбанке”. Когда – то была инспектором по налоговой инспекции, потом пошла в частный бизнес, а сейчас на пенсии».

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...