Проблема «328» приобрела характер национального бедствия. В этом убеждают письма, приходящие от так называемых наркоманов.

Передо мной лежат два письма от Кирилла Сидоревича, отбывающего наказание в одной из исправительных колоний. В них – с трудом сдерживаемая боль, обида и разочарование. Парню дали 17 лет лишения свободы по ч.4 ст.328 УК («Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов»). Он проходил по делу в составе организованной преступной группы. Сиделец разрешил обнародовать свои письма, поскольку «многие по ту сторону «забора» не совсем понимают, что происходит, особенно в части статьи 328 УК».

СЛЕДЫ «ИСТОРИИ»

Поискал в Интернете информацию об «истории», которую изложил в своем письме Кирилл Сидоревич.

Подтверждение «истории» нашлось.

Так, начальник управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми УВД Гродненского облисполкома Сергей Ланкевич сообщил, что в 2015г. была задержана организованная преступная группа, в которую входили 10 жителей Гродненской и Брестской областей. Занимались они распространением психотропов через интернет-магазин. В отношении членов группы было возбуждено 28 уголовных дел. Канал поставки наркотиков из Китая был пресечен.

На сайте УВД Гродненского облисполкома была размещена информация о том, что во взаимодействии с иными подразделениями пресечена деятельность международной преступной группы, члены которой занимались поставками и распространением психотропов на территории Беларуси, России и Украины. Членами группы было создано несколько интернет-магазинов. В результате проведения оперативно-розыскных мероприятий к уголовной ответственности привлечено 8 граждан Беларуси и 5 граждан Украины.

Наконец, корреспондент газеты «Вечерний Гродно» Марина Харевич 28 июля 2015г. поведала читателям следующее: «В конце мая правоохранители ликвидировали крупнейший в западном регионе интернет-магазин наркотиков. Через него продавали зелье в Гродно и Бресте. Участников «разрабатывали» в течение трех месяцев. Задержали десять человек, восемь из них – под стражей, а две девушки находятся под подпиской о невыезде».

И далее: «В интернет-магазине работали люди, которые никогда друг друга не видели, общались в Сети под прозвищами с помощью секретных кодов, а товар по звеньям цепочки передавали через тайники. Роли четко распределили. «Главный» получал оптовые партии синтетических наркотиков из Китая или Индии и передавал их в Гродно и Брест. Он же предоставлял трудно взламываемые компьютерные программы и карточки электронных кошельков. На месте из «сырых» реагентов готовили пригодные к употреблению спайсы. Отдельный человек фасовал на дозы по долям граммов – будущие «закладки»… С клиентами наркодилеры не виделись и не созванивались. Заказы принимали через Интернет. «Саперы» раскладывали мелкие свертки для клиентов в тайники с четкими ориентирами. Например, «на втором этаже около счетчика» с подробным адресом дома или «на 100-м километре трассы свернуть влево, через 50 метров под камнем у березы». Банковские карточки оформляли на «левых» людей. Деньги ночью обналичивал через банкомат человек в маске».

Чытайце па тэме:  Лукашенко: большинство наркотиков поступает в Беларусь из России

Заключительная информация: «Участникам группы от 17 до 27 лет, все без высшего образования. У них нашли 2,5 килограмма наркотиков. Группа действовала в течение года. Суммы, которые проходили через их руки, следователям еще предстоит уточнить. Пока речь идет о сотнях миллионов рублей. Многие чувствовали свою абсолютную безнаказанность, думали, что никто не знал их имен. Надеялись сколотить состояние, не подозревая, что за каждым шагом следят. Теперь им грозит до 20 лет лишения свободы».

Один из восьми – Кирилл Сидоревич. Главный же фигурант громкого дела после задержания, по словам сидельца, заключил со следствием «соглашение о сотрудничестве» и сдал всю компанию. За свои заслуги он получил 13 лет, а остальные – по 15 и больше.

«ДЕШЁВЫЙ СПЕКТАКЛЬ»

Сиделец Сидоревич пишет: «16.06.2015г. в Бресте меня задержали сотрудники милиции по подозрению в незаконном обороте наркотических средств. Через несколько часов задержали мою девушку (нынешнюю жену). Мне сказали, что если не подпишу протокол «с показаниями», то посадят меня и мою девушку за компанию. Угрожали также посадкой брата и родителей. Кроме того, были угрозы жизни и здоровью. Я, как необразованный в юридическом отношении человек, согласился и подписал протокол. А через полгода мне выдвинули обвинение не по части 3, а по части 4 статьи 328 УК.

…В декабре 2015г. начинаются суды (6 месяцев, около 40 заседаний). Всех свидетелей не допросили, ссылаясь на то, что нет возможности их доставлять из следственного изолятора… Моя адвокат фактически меня не защищала: во время суда постоянно копалась в своей сумочке, «сидела в телефоне» либо чуть не спала на столе… Прокурор, зачитывая материалы дела, невнятно бубнил себе под нос, и никто не мог понять, что он говорит. Одним словом, это был не суд, а дешевый спектакль.

…Май 2016г. Прения сторон. Прокурор запросил мне 19 лет, суд дал 17. Однако определенных доказательств моей вины приведено не было. Все обвинение было основано на показаниях человека («организатора»), который утверждал, что я на него работал, и прилагалась небольшая переписка между мной и им… После оглашения приговора мне дали ознакомиться с протоколом судебного заседания. Все было искажено грубейшим образом, в том числе мои ответы на вопросы. Прошу суд сделать копию протокола. Мне отказывают и предлагают переписать вручную (около 180 листов). В течение двух месяцев меня возили автозаком в суд переписывать протокол судебного заседания. Исписал десятки ручек и несколько тетрадей. Но дописать не дали, посадили в карцер, отобрали все вещи, в том числе тетради. Предлагали отказаться от записей, но я не согласился. Написал несколько жалоб, после чего продлили срок на ознакомление с протоколом. Но возить на ознакомление не стали.

Чытайце па тэме:  Михаил Пастухов: институт президентской власти себя не оправдал...

…В протоколе и материалах уголовного дела остались явные фальсификации доказательств. Так, утверждалось, что я добровольно выдал работникам милиции «схрон» с наркотиками то ли 17, то ли 18 июня. Однако в это время я уже был задержан (в ночь с 16-го на 17 июня) и вывезен в Гродно.

…Я не знаю, куда мне еще обратиться. Решил пока написать вам. Может быть, вы мне что-то подскажете…»

ГЕНОЦИД ПРОТИВ СОБСТВЕННОГО НАРОДА

В последние годы проблема «328» получает все большее общественное звучание. По этой статье с каждым годом осуждается все больше молодых людей, причем на длительные сроки. К примеру, в 2015г. и 2016г. – свыше 4 тыс. человек.

Как известно, в связи с «напутствием» главы государства после подписания декрета N6 «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков» с 1 января 2015г. борьба с наркоторговлей была ужесточена, включая и меры уголовного наказания. Кирилл Сидоревич как раз попал под эту «волну». Ему и его подельникам вменили ч.4 ст.328 УК («действия, совершенные организованной преступной группой» – от 10 до 20 лет).

Что до особенностей расследования этого уголовного дела, то, судя по письму, органы милиции, а потом следствия подгоняли их под нужную часть ст.328. Первоначально достаточной казалась ч.3 («действия, совершенные группой лиц, либо в отношении наркотических средств или психотропных веществ в крупном размере»). Позднее, видимо, захотелось перевыполнить план, и уровень ответственности подняли до ч.4 («действия, совершенные организованной преступной группой»). Сроки наказания тоже повысились – до 20 лет.

Конечно, угрозы и принуждения в адрес обвиняемых недопустимы. Установление таких фактов является преступлением против правосудия (ст.394 «Принуждение к даче показаний»), а доказательства, полученные с нарушением установленного порядка, не имеют юридической силы. Но ведь это надо сначала доказать, что в нашей практике почти не имеет прецедентов. Несмотря на жалобы обвиняемых, ни прокурор, ни суд обычно не предпринимают действий по их расследованию. Это касается и «схрона», который якобы Сидоревич добровольно выдал органам милиции. Если следовать примечанию к ст.328 УК, то такие лица вообще должны освобождаться от уголовной ответственности. А здесь – 17 лет.

Не лучшую оценку вызывает поведение в суде адвоката, которая, судя по всему, не сделала все возможное для защиты своего клиента, чем нарушила ряд норм Правил профессиональной этики адвоката РБ, утвержденных Минюстом и Республиканской коллегией адвокатов.

В качестве нарушения прав обвиняемого следует признать лишение Сидоревича возможности ознакомления в полном объеме с протоколом судебного заседания и подачи на него своих замечаний (ст.309 УПК).

Чытайце па тэме:  Комендантский час в Глубоком. Вертикаль решила поиграть в "войнушку"?

Что делать осужденному, учитывая, что ему еще сидеть 15 лет? Прежде всего, пройти все судебные инстанции, в которых надо оспаривать законность и обоснованность приговора (правда, из другого письма сидельца мне известно, что у него возникли трудности с получением копии приговора и постановления суда апелляционной инстанции; их общий объем – свыше 120 страниц; за снятие копий с него затребовали BYN300: интересно, кто установил такие расценки – BYN2 за страницу – и как после этого осужденному реализовать свое право на защиту?).

Следующий шаг, который уже сделал Сидоревич, – предать свой случай огласке и сделать предметом общественного обсуждения. Я лично не могу поверить в тот сценарий, который разыграли сотрудники милиции и следствия с созданием международной организованной преступной группы, когда никто из членов организации не знал один другого. Похоже, что в этом деле – много спорных и неясных моментов.

Третье, надо шире и громче говорить о проблеме «328» на всех уровнях. На мой взгляд, в этой сфере у нас наблюдаются сильные перегибы, нарушения законности и даже фальсификации. Почему-то органы по борьбе с наркотиками стремятся все дела направлять в суд по ч.2 и 3, где речь идет о сбыте наркотиков или когда действия совершаются группой лиц, а санкции начинаются с 5 лет.

Не случайно матери осужденных по ст.328 стали бить тревогу и требовать пересмотра приговоров. Я разделяю их тревогу и опасения. Если будет продолжаться такая масштабная борьба «с наркотиками», то лет через 5-10 пересажают половину нашей молодежи. Это – угроза национальной безопасности и вооруженным силам. Надо всем миром, всей страной защитить нашу молодежь от расправы органов по наркоконтролю, которые сдают их органам следствия как отловленных кроликов, рапортуя о выполнении и перевыполнении планов.

Каждый день, по данным статистики, задерживается порядка 10 ребят по статьям, связанным с наркотиками. Дальше для них наступает «ад следствия», где их принуждают к даче показаний, заставляют сотрудничать со следствием, сдавать кого только можно, чтобы облегчить свою участь. В итоге ребят объединяют в группы, находят «крупный размер» и «пускают паровозиком» по ч.3 ст.328 УК (от 8 до 15 лет). Это и есть нужный для органов следствия результат, который утверждает суд.

Как это можно назвать с позиции морали, человечности? Представляется, что это – национальное бедствие, прямо-таки геноцид против собственного народа. Его надо остановить. Безотлагательно.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Беларуси,

БелГазета


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.