Беларуская пропагандистская машина отвечает на выпады лично против Александра Лукашенко, а не против беларуской государственности.

© AP Photo, Sergei Grits

 

Ставка на государственные СМИ в борьбе с пропагандой не оправдана: госСМИ привыкли действовать по указаниям из центра, которые могут и не поступить.

Медиаэксперт Павлюк Быковский по просьбе Беларускай праўды проанализировал Концепцию информационной безопасности РБ.

-Опубликованная Концепция информационной безопасности в значительной степени совпадает с проектом, ранее опубликованным в телеграм-канале Паца-ваца; следовательно, слив можно считать засчитанным.
В целом документ выглядит компромиссом между киберзащитой и пропагандой и контрпропагандой. Дело в том, что в Беларуси, как и в России, информационная безопасность рассматривается в первую очередь как защита граждан от нежелательной информации. В то же время на Западе информационная безопасность рассматривается как кибербезопаность: там защищают канал коммуникаций, а содержимое канала – второстепенная вещь, которая регулируется уже другим законодательством, не спецслужбами. Появился фейк, оскорбления – можно добиваться закрытия канала через суд.

В Беларуси выбран компромисс между кибербезопасностью и информационной безопасностью в российском понимании. Это достаточно важный момент, потому что терминология взята из кибербезопасности, и лишь отдельные главы посвящены пропаганде и контрпропаганде. Из чего я делаю вывод, что среди разработчиков этого документа были как представители Оперативно-аналитического центра, которые работали над кибербезопасносттью, и представители Министерства информации, которые, скорее всего, курировали вопросы противодействия нежелательной информации.

Концепция описывает, каким образом каналы коммуникации и кибернетические сети должны быть защищены в Беларуси – здесь мы рассматриваем кибернетическую безопасность европейскими категориями. А вот что касается возможности влиять на умы людей – уже отдельное направление, которое тоже прописано. Во многом оно дублирует уже действующее законодательство (о СМИ, об информации, информатизации и защите информации), с другой стороны – упоминаются соцсети, соседство со странами, которые обмениваются ударами в информационной войне. Это довольно адекватный подход.

-Соответствует ли концепция в части пропаганды и контрпропаганды современным вызовам, стоящим перед Беларусью?

-Если мыслить категориями свободы слова, то в документе выпячивается роль государственных СМИ – это неадекватный подход; если оценивать эффективность воздействия на людей, то констатируется статус-кво, сложившаяся ситуация не меняется.

Любопытно: само определение “деструктивное информационное воздействие” рассматривается как категория информационной войны, именно так его понимают военные, а не пропагандисты в штатском, поскольку там речь идет об осуществлении информационного влияния на политические и экономические процессы, деятельность государственных органов, а также физических и юридических лиц в целях ослабления обороноспособности государства, разрушения общественной безопасности… Если мы будем рассматривать информационное воздействие Кремля на Украину, то этот процесс не в полной мере представляет собой “деструктивное информационное воздействие”. Ослабления обороноспособности государства в полной мере не произошло, хотя, быть может, такие цели и ставились.

Какой смысл вкладывают беларуские чиновники в формулировки “формирование угрозы возникновения чрезвычайных ситуаций”, “разрушение традиционных духовных и нравственных ценностей”? В Беларуси запрещают концерты, у нас, в отличие от России, не запрещены Свидетели Иеговы, но, с другой стороны, они явно не относятся к традиционным религиям, что дает основания отнести их к разрушителям традиционных духовных ценностей. Такие оценочные категории очень сложно интерпретировать как букву закона, а это значит, что чиновники имеют возможность повернуть прописанные нормы в выгодном направлении.
При этом нужно иметь в виду, что Концепция – это не закон прямого действия, а некоторое уложение понятий, дающее представление о векторе развития государства. Концепция, с одной стороны, уже увязана с действующим законодательством, с другой – будущее законодательство будет согласовываться с ней.

-Концепцию характеризуют как винегрет тезисов, направленных не на противодействие российской пропаганде, а на защиту существующей власти в Беларуси.

-Часть Концепции о кибербезопасности мне очень понравилась, она напоминает аналогичные документы других стран, которые мне приходилось читать.

Что касается пропаганды и контрпропаганды, то здесь упоминается роль беларуского языка (правда, с оговоркой “развивать и другие языки”), сказано, что государственные СМИ должны отстаивать и проводить определенную политику. Но государственные СМИ выполняют указания центра, а не сами проявляют творческий потенциал в полной мере; соответственно, госСМИ будут ждать указаний, которые могут и не поступить. С учетом того, как беларуская пропагандистская машина работает в целом (она отвечает на выпады лично против Александра Лукашенко, а не против беларуской государственности), частично с такой оценкой можно согласиться.

Но этот документ не самый плохой – мог получиться гораздо хуже. Более того, пожалуй, у нас впервые вводятся понятия, необходимые для взаимопонимания с западными коллегами в отношении кибербезопасности.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...