Национальный университет вряд ли полноценно заработает при нынешнем министре образования Игоре Карпенко.

На фото (слева направо): Павел Терешкович, Олег Трусов и Елена Анисим. Еврорадио

 

Национальный университет имени Нила Гилевича не заработает в сентябре 2020 года, как планировалось. Хотя свидетельство о регистрации университета выдано еще 15 марта 2018 года.

В чем причина? Беларуская праўда выясняла причины вместе с исполняющим обязанности ректора Национального университета Олегом Трусовым и проректором Павлом Терешковичем.

Олег Трусов. Фото: svaboda.org

 

«Действительно, зачем БГУ конкуренты?»

-Пока будет нынешний министр образования, лицензии нам не дадут. Под всяческими предлогами – законными и незаконными – все время нам отказывают в выдаче лицензии. Я надеюсь, что после 9 августа появится новый министр (надеюсь!), может, тогда ситуация и улучшится, – отмечает исполняющий обязанности ректора Национального университета.

Олег Трусов называет основания для невыдачи лицензии «самыми дурными, самыми смешными»:

-Отказывали раз 10-15, все разы не считал. Вначале звучали более-менее серьезные претензии, но когда мы исправили все недочеты, тогда пошли просто отписки: вы составляете конкуренцию БГУ, поэтому регистрировать вас не будем. Так и написали. Действительно, зачем БГУ конкуренты? Там есть платное отделение – пусть абитуриенты платят БГУ. А БГУ дал соответствующую бумажку: нам конкуренты не нужны, – подчеркнул Олег Трусов.

-Слава Богу, в свое время Национальный университет зарегистрирован. Закончится пандемия – мы возобновим курсы. Мы два года проводим беларускоязычные курсы, приходит много людей, платят деньги, мы уже издали пару учебников. Мы работаем на легальной законной основе. Вот только студентов не можем набирать.

 

Павел Терешкович, Facebook

 

Двойные стандарты Министерства образования

Более подробно о ситуации вокруг Национального университета Беларускай праўдзе рассказал исполняющий обязанности проректора по академическим вопросам и научным исследованиям Павел Терешкович:

-Планировалось, что Национальный университет заработает с сентября 2020 года. Планы изменились?

-Планы изменились, к сожалению, причем не по вине университета. Пока университет не получил лицензию на преподавание.

-Почему вузу не выдают лицензию на преподавание?

-Получение лицензии состоит их трех этапов. Первый – получение разрешения на открытие подготовки. Разрешение на открытие подготовки по определенной специальности должно согласовать учебно-методическое объединение по профилю, которое обычно находится в каком-нибудь ведущем университете страны. Из четырех бакалаврских программ, которые мы представили, мы получили согласование только по одной; еще по одной программе ответа нет (мы его очень долго ждем); по двум программам учебно-методическое объединение нас не поддержало. По первому этапу две программы пока вообще не проходят. А программа, которая одобрена учебно-методическим объединением, не получила подтверждения в Министерстве образования. Его претензии состоят в том, что мы предоставили недостаточное количество подтверждений на распределение наших выпускников.

Есть один нюанс: Национальный университет – частное учреждение образования, никакого распределения у нас в принципе не будет. Но требования одинаковы ко всем: и государственным, и частным вузам – мы должны предоставить определенное количество подтверждений на распределение наших выпускников. Обычно этот показатель составляет 80% от набора, что мы и сделали. Но Министерство образования считает, что в нашем случае этого недостаточно, хотя любой руководитель госуниверситета подтвердит, что такого количества подтверждений вполне достаточно. То есть, мы сталкиваемся с двойными стандартами и крайне негативным отношением к нашему проекту со стороны Министерства образования.

Давайте подробнее пройдемся по заявленным программам.

-Первая программа – культурное наследие и туризм, которая не прошла стадию согласования в учебно-методическом объединении. Претензии заключаются в том, что якобы наши выпускники никому не будут нужны, хотя мы прекрасно понимаем, что таким образом просто устраняют потенциального конкурента.

Вторую программу – сочетание литературного творчества, журналистики и художественного перевода – учебно-методическое объединение Белгосуниверситета расценила как «невостребованную», хотя на чем основывается его вывод – не понятно.

Третья программа – компьютерные науки, программирование – пока еще находится на рассмотрении учебно-методического объединения Белгосуниверситета.

По четвертой программе – культурология в сочетании с полонистикой и германистикой – учебно-методическое объединение Университета культуры дало нам положительное заключение. Но мы наткнулись на Министерство образование, которое считает наши заявки недостаточными для открытия подготовки. Хотя по этой специальности подготовка в нашей стране просто не ведется.

После согласования учебно-методического объединения нужно пройти еще два этапа. Сначала Министерство образования дает согласие на открытие подготовки, и только потом Департамент контроля качества Министерства образования выдает лицензию. Процедура чрезвычайно усложненная, запутанная, которая позволяет придраться к чему угодно и на любом этапе. А аргументов, подтверждающих недостаточность наших программ, мы не слышим.

-Как университет планирует выходить из тупика?

-Мы планируем запустить последний пробный шар: подать документы на две магистерские программы; в отличие от бакалаврских, там совсем небольшой набор. Мы давно планировали открыть подготовку специалистов для себя. Таких программ в принципе нет в беларуских вузах, сослаться на то, что мы составляем кому-то конкуренцию, будет уже сложно, но, боюсь, все равно что-то найдут. Но мы должны завершить этот гештальт и попробовать добиться разрешения на формальное образование.

Если мы опять упремся в стеклянный потолок, тогда станет понятно, что при нынешнем министре образования Игоре Карпенко получить разрешение на формальное образование невозможно. Тогда будем развивать неформальное образование.

-Повод для отказа понятен. А какой вам представляется причина?

-Министерство образования устраняет конкурентов государственных вузов. Оно и понятно: количество выпускников школ каждый год снижается, идет война не на жизнь, а на смерть с государственными вузами за абитуриентов. А тут еще появляется конкурент, который достаточно сильно отличается от государственных вузов, у них возникает желание просто прихлопнуть конкурента.

-Национальный университет два года назад получил свидетельство о регистрации. Чем сейчас занимается вуз?

-Действительно, мы уже два года являемся юридическим лицом. Наш устав позволяет заниматься нелицензируемыми видами деятельности: у нас уже второй год работают подготовительные курсы. Кроме того, мы готовим учебное сопровождение, материалы. Одно из требований для получения лицензии – наличие собственных учебников, одобренных Министерством образования, не старше 5 лет. Если следовать этому требованию, все беларуские вузы можно закрывать, потому что учебников издается очень и очень мало. Мы издаем учебные материалы, особенно по дисциплинам, по которым учебников нет даже в проекте.

Есть перспективы, что мы будем заниматься научными исследованиями – для обеспечения учебными материалами университета.

-Во время последнего «Большого разговора с президентом» Лукашенко обещал поддержку Национальному университету: «Развернешь работу университета, на него и переложим ответственность за перевод на беларуский язык (правовых документов. – БП). И даже платить будем за это какие-то деньги». Обещанного три года ждут?

-Александр Григорьевич согласился, а вот согласия министра Карпенко мы не получаем.

-Весь учебный процесс в университете ведется на беларуском языке?

-Беларуский язык, согласно нашему уставу, – это основной язык преподавания, воспитательного процесса и делопроизводства. Что абсолютно не исключает использование других языков. По программе культурология в сочетании с полонистикой и германистикой, на которую мы возлагаем большие надежды, спецкурсы, как мы предполагаем, будут читаться соответственно на польском и на немецком языках.

А кроме того, на бакалавриате в учебные планы заложено изучение двух иностранных языков: скорее всего, одним иностранным станет английский язык, вторым – тоже европейский (возможно, немецкий или французский).

-Преподавательский коллектив уже сформирован?

-Мы получили более ста заявок на преподавание в нашем университете. По понятным причинам, большую часть составляют гуманитарии (историки, филологи, журналисты, культурологи), но в то же есть предложения и по естественным дисциплинам (по физике, химии, математике). В принципе, можно развивать любые направления и на беларуском языке.

 -Надежда умирает последней. Как скоро вы надеетесь заработать в полную силу?

-Давайте представим: сегодня мы получаем лицензию. Но в любом случае набор студентов можем объявить только через год. Даже при наличии разрешения есть еще процедуры: нужно получать на каждую конкретную специальность разрешение Министерства образования на конкретный год на набор определенного количества студентов. Но все государственные вузы находятся в дискриминационном положении: им всегда дают мизерные квоты либо вообще не дают. Именно по этой причине некоторые частные вузы сейчас находятся в процессе ликвидации.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...