Очередная группа таможенников с подачи Минского областного суда зашла на посадку. А на подходе еще четыре. Идет суд в Гомеле, где только обвинительное заключение зачитывали четыре дня, идут суды над таможенниками в Партизанском, Октябрьском и Фрунзенском районах Минска. Их уже в который раз забирают просто сменами, помещают СИЗО, потом – в колонии.

– В 2004-2005 годах около 40 человек (инспекторы таможни “Западный Буг” и механики терминала “Веставто”) были осуждены Белорусским военным судом к различным срокам лишения свободы по “делу о ложном транзите”.

– В ноябре 2006-го Беларуский военный суд вынес приговор 20 участникам преступной группы, состоящей из сотрудников Ошмянской таможни и Сморгонского погранотряда. Главным обвиняемым по делу был бывший начальник Сморгонского погранотряда Михаил Солодуха, которого приговорили к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

– В 2007 году был вынесен приговор участникам дела, главным фигурантом которого являлся бывший начальник управления организации таможенного контроля Государственного таможенного комитета Сергей Дмитриев. Но вместе с ним на скамье подсудимых находились 26 человек, в том числе 14 таможенников.

– В 2008-2009 гг. были задержаны около 50 человек, которые подозревались в создании теневых схем на брестской таможне. Слушание дела началось в мае 2010 года, заседания проводились в закрытом формате. К уголовной ответственности были привлечены 36 человек, большинство из которых являлись должностными лицами таможни “Западный Буг” и управления КГБ по Брестской области. В их числе – бывший замначальника таможни “Западный Буг” Евгений Селиванов и бывший директор Департамента финансовых расследований Комитета госконтроля Анатолий Громович, который в 2002 году пришел на этот пост с должности замначальника управления КГБ по Брестской области. Правда, позже Белорусский военный суд почти всех фигурантов оправдал, сославшись на то, что истекли сроки давности.

Как считается, именно за это дело потом отомстили орденоносному следователю Генпрокуратуры Светлане Байковой – сначала она вела «дело Грамовича», а потом сама провела шесть месяцев в СИЗО и год под домашним арестом. Даже тогдашний Генпрокурор Григорий Василевич не смог защитить Бойкову от мести «обиженных лиц» и в итоге сам подал в отставку.

– В 2014 во время послания к белорусскому народу и Национальному собранию Александр Лукашенко обмолвился о начальнике таможенного поста “Козловичи” Гурьеве, который “организовал канал незаконного перемещения крупных товарно-материальных ценностей, стоимость которых составила более 423 млн рублей”. Приговор – пять лет с конфискацией.

– Где-то на подходе к судам (если не спустили на тормозах) должно быть дело близкой к ГТК структуры – «Белтаможсервиса»…

И в этом неполном перечне громких таможенных дел последнего десятилетия сразу бросается в глаза одна транность. Несмотря на все скандалы, руководители Государственного таможенного комитета чувствовали себя спокойно, их все происходящее будто бы и не касалось.

Сначала тринадцать лет ГТК руководил Александр Шпилевский. Весь уважаемый. Во главе спрута, которого взрастил… Ему на смену в 2014-м пришел бывший начальник Гродненской и Минской региональных таможен Юрий Сенько – и история повторяется.

При этом, когда слушается дело какого-нибудь притона, то проститутки, зарабатывающие деньги на клиентах, почти всегда рассматриваются судами как жертвы, потому как «были вынуждены». А вот содержатели притонов получают по полной. Давно пора эту логику распространить и на «дела таможенников»? Потому что глупо и наивно полагать, что самые главные руководители ничего не знали, ни от кого не получали, жили на одну зарплату и только тихо облизывались, видя растущее благосостояние своих подчиненных на периферии.

Милионные взятки на таможне много лет гуляют по системе, но в обход самых главных кабинетов?.. Если в руководство ГТК назначают не идиотов, то это нонсенс.

А, значит, каждый такой суд, не выявивший, кому в Минске отстегивались суммы в дополнение к основному заработку, – это профанация. Это то же самое, что полоть грядку щипчиками для бровей. Это то же самое, что воевать с притонами, полагая, что их держатели всего лишь встречали гостей у двери и поливали цветочки.

Следы всех преступных групп, выявленных на таможне, обязаны были привести в Минск, так как залог успеха подобных схем – умение делиться.

Но почему-то не привели.

И это значит, что кто-то старательно заметает следы, чтобы Таможенный комитет и дальше обеспечивал транзит, позволяющий уводить из государственной казны целые состояния.

В этой связи очень показательно, что дело непосредственного начальника осужденных сегодня таможенников слушалось раньше, отдельно, тайно, в закрытом режиме. Ведь именно он мог рассказать, с кем приходилось делиться. А инспекторы – что они знают? Они всего лишь обслуживали клиентов, получая оговоренное вознаграждение.

Светлана Калинкина, “Белорусский партизан”

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...