Предпринимательские союзы обратились к правительству с просьбой создать рабочую группу для решения проблем, которые вызвал наступающий кризис у бизнеса. То есть, пойти путем правительств других стран, которые поддерживают свой бизнес.

ТАСС

 

«Мы уже в кризисе одной ногой», – ранее заявил президент Лукашенко. Но бизнес в кризисе одной ногой уже с 2011 года, и ситуация только усугубляется. Напомню лишь: в 2010 году за зарплату 360 долларов можно было купить больше товара, чем в 2011 году за 500.

Все последующие годы государство жило исключительно за счет займов: МВФ, России, государственных облигаций, а помимо того, получало преференции от Российской Федерации в виде дешевых нефти и газа. В результате государство набрало долгов на сумму 33 миллиарда долларов.

Что сделало государство для бизнеса с 2011 года?

Указ №488 о лжепредпринимательстве, который разорил сотни фирм.

Указ №222 для индивидуальных предпринимателей, который усложнил их работу и выдавил их из дешевого сегмента товаров, открыв дорогу «тюбетейкам».

Постоянные ежегодные изменения в Налоговый кодекс, которые усложняют работу.

Постановление №433 Совета министров о введении расходов на содержание помещений, которые находятся в государственной собственности, которым в несколько раз увеличены коммунальные платежи. И, конечно же, ежегодные увеличения арендной платы с 1 апреля для помещений, которые находятся в государственной собственности.

Сможет ли после всех указанных мер правительство отмотать обратно такой титанический труд по поддержке отечественного предпринимательства? Оно, на мой взгляд, только обрадуется, если кризис сократит количество индивидуальных предпринимателей или частных унитарных предприятий. На данный момент у 80% частных субъектов хозяйствования отсутствуют оборотные средства. Закупив зимний товар, предприниматели остались без оборотки, потому что они его не реализовали из-за теплой зимы – им не за что закупать осенне-весенний товар.

Кроме того, Европа закрыла границы, значит, будут закрываться секонд-хенды. Все только на пользу государственных концернов.

Давайте вспомним, как конкуренты малого бизнеса помогали президенту принимать указ №222: нормативный акт, регулирующий деятельность малого бизнеса, обсуждал крупный бизнес.

Кто лоббируют установку «Табакерок» по всей стране; в местах, где предпринимателям запрещалось ставить киоски (школы, больницы), «Табакерки» растут как грибы.

Мы видим два подхода к одной проблеме. Государство окажет целевую помощь только своим, в такой экономике частному сектору нет места. А предпринимательские структуры, которые предложили правительству оказать помощь малому бизнесу, окажутся проводником хорошей идеи, результатом которой воспользуются совершенно другие люди и субъекты хозяйствования.

Нужно, безусловно, создавать для всех одинаковые условия хозяйствования, но для этого нужно реформировать экономику. Мы видим, что именно государственный сектор оказался самым неэффективным в экономике. Сколько миллиардов долларов вложено в предприятия-гиганты за 25 лет – а «Гомсельмаш» уже продают. А результат один – тупик. У правительства не осталось средств для помощи государственному сектору.

Но реформирование экономики не начнется, если будет властвовать существующая политическая система.  У политической системы нет стратегии развития страны, у нее одна цель – любым способом остаться у власти.

А тут еще и коронавирус грянул. Мы видим, что ситуация с коронавирусом напоминает события апреля-мая 1986 года, когда взорвался реактор Чернобыльской АЭС: было принято политическое решение, что мирный советский атом не навредит советским гражданам. И всех граждан выгоняли на первомайскую демонстрацию, а не эвакуировали их в безопасную зону. Поэтому ежегодно мы имеем по 17 тысяч умерших от онкологии. Мы постоянно наступаем на одни и те же грабли, словно некий злобный вирус передается от одной власти к другой.

Думаю, что самое главное событие для власти – президентские выборы, которые должны пройти в августе. Если сейчас вводить карантин, переходить на самоизоляцию – конечно, беларуская экономика не выдержит, будет уже не до выборов. А с другой стороны, если в Беларуси повторится ситуация, как в Италии, то они встретятся – коронавирус и выборы, они не могут не встретиться. Нам не повезло с людьми, которые принимают государственные решения.

Чем отличается политик от государственного деятеля, задавался вопросом Черчилль. Политик работает только на следующие выборы с целью остаться у власти, а государственный деятель думает о будущем государства и будущих поколениях. Так кто же тогда находится у власти в Беларуси?

Анатолий Змитрович, активист предпринимательского движения, Светлогорск,

для Беларускай праўды

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...