Российский руководитель не откажется от идеи продлить свои полномочия, но и Лукашенко не откажется от «царской власти».

Валерий Костка

 

Лукашенко заговорил о госпереворотах в… День победы, сменив традиционную «миротворческую риторику»:

«Нас невозможно наклонить и свергнуть, как сегодня это происходит в Венесуэле, как вчера это началось и продолжается в Сирии, Ливии и других государствах. Все это мы пережили».

На фоне скороспелого отзыва российского посла Михаила Бабича, ареста замглавы Совбеза Беларуси Андрея Втюрина и других высокопоставленных силовиков, о которых говорят неофициально, подобные признания не являются случайностью.

Что происходит в беларуско-российской закулисе? Беларуская праўда побеседовала с Валерием Костка, подполковником КГБ в прошлом.

-Мы наблюдаем личный конфликт между Путиным и Лукашенко, которые существуют вроде автономно, но взаимозависимы. Путину необходимо продлить свою власть после 2024 года. У него существуют два пути: поменять Конституцию России или создать новое государство, с которого он начнет свою политическую карьеру с чистого листа. В Кремле вспомнили про союзный договор 20-летней давности, решили создать общее государство Беларуси и России и провести совместные выборы. Безусловно, в президенты метит Владимир Путин.

В разработанной схеме для Лукашенко не остается места руководителя, он станет дополнением к руководителю.

Все ладилось, когда интересы Путина и Лукашенко совпадали: каждый руководил своей вотчиной, тогда и спецслужбы работали взаимосвязано, и армия; но сейчас интересы первых лиц разошлись – автоматически расходятся и интересы спецслужб.

-Почему конфликт двух руководителей, который прежде не афишировался и даже скрывался, выплеснулся в публичное пространство?

-Сейчас личностный конфликт Путина и Лукашенко выплеснулся наружу: Лукашенко не хочет терять свою власть, Путин хочет продлить свою власть за счет Лукашенко. Скорее всего, Путин пришел к выводу, что Лукашенко становится барьером на пути продления своей власти. Нельзя исключать, что в Кремле рассматриваются варианты отстранения Лукашенко от власти через организацию различного рода «заварушек» внутри Беларуси. В такую схему логично вписывается и деятельность бывшего посла Михаила Бабича, и арест бывшего замглавы Совбеза Андрея Втюрина. Последний, кстати, родом из Пензы, он неоднократно посещал Россию, проводил встречи, а люди в таких должностях не остаются без внимания внешней разведки. Кстати, втюриных в окружении Лукашенко может оказаться не один десяток.

Началась борьба спецслужб внутри Беларуси. Лукашенко понимает, что, если не согласится добровольно пойти в состав союзного государства, против него могут предпринять резкие меры неполитического характера, проще говоря, могут отстранить его от власти. По слухам, помимо Втюрина в скандале задействованы и другие высокопоставленные силовики. Скорее всего, сейчас тихонько выявляют тех, кто готовился поучаствовать в этих схемах, и будут убирать их из власти под предлогом борьбы с коррупцией.

А личный конфликт между Лукашенко и Путиным автоматически перерастает в противостояние Беларуси и России.

Именно так я вижу сложившуюся ситуацию. Правда, Санников считает, что Лукашенко больше боится беларускую оппозицию, чем Путина. Это ложь: Лукашенко не боится своей оппозиции, потому что некого бояться: у него пока достаточно сил, чтобы контролировать псевдооппозицию, которая, к слову, и не стремится бороться за власть.

У Лукашенко планировался визит в Латвию, и на 10-летие «Восточного партнерства» – не едет ни в Ригу, ни в Брюссель. Не едет не потому, что не хотел бы встретиться с европейцами – просто нужно разрулить ситуацию внутри. Не успел Лукашенко отлететь в Китай, как в стране пошли интересные дела.

Факт конфликта между Путиным и Лукашенко налицо, как и конфликт интересов. Но демонстрировать истинную причину противостояния власти не станут: Лукашенко 25 лет строил «союзное государство», воспитывал «русских со знаком качества», и вдруг – враги. Как объяснить такие метаморфозы?

-«Нас невозможно наклонить и свергнуть, как сегодня это происходит в Венесуэле, как вчера это началось и продолжается в Сирии, Ливии и других государствах. Все это мы пережили. По-моему, в 2010 году была последняя акция, где нас уже попытались свергнуть. Помните штурм Дома правительства. К резиденции президента побоялись подойти. Мы все это пережили: и гибриды, и горячие столкновения, и попытку свергнуть конституционный строй и нынешнее руководство», – заявил Лукашенко в День Победы. Беларуский руководитель подтверждает существование заговора?

-Политический Кремль столетиями менял и своих царей, и чужих, как перчатки, и накопил колоссальный опыт «вмешательства во внутренние дела» других государств. В какой стране мира Кремль еще не вмешивался во внутренние дела? Вся российская политика построена на спецслужбах и на лжи, которая преследует одну цель – держать весь мир под колпаком, чтобы зарабатывать деньги. Раньше в мире существовали два монстра: ЦРУ и внешняя разведка СССР. Сейчас в России девальвирована сама идея разведки: слишком много разведчиков ушло в бизнес и защищают интересы не государства, а клановые или личные бизнес-интересы. Но методики, опыт все равно остались, существует целая история переворотов. Посмотрите, как вели они себя в Афганистане, на Кубе, в других странах Африки, Азии, Латинской Америки – по существу почерк не изменился.

Лукашенко действительно должен бояться Путина, у которого есть возможности (неважно – законные или незаконные) отстранить беларуского руководителя от власти.

-Могут ли они договориться?

-О чем договориться?

Действительно, в 1996 году, когда Ельцин собирался на встречу с Богом, Лукашенко стоял вторым в очереди на руководство Кремлем. Но кто мог предсказать, что из ниоткуда выскочит Путин? Медведев кричит: 20 лет прошло, а союзный договор не наполнен конкретным содержанием. Сегодня союзный договор нужен Путину, а не Лукашенко. Возник конфликт интересов в борьбе за власть, вернее, за сохранение личной власти. Все диктаторы живут не по законам, а по личному диктату; личный диктат всегда вступает в противоречие с законом, который приходится нарушать. Всегда возникает вопрос ответственности. Вот почему и Путин, и Лукашенко, и Башар Асад, и Милошевичи и все диктаторы мира боятся передавать власть – раньше или позже придется отвечать. Все диктаторы стремятся любыми путями продлить свою власть, чтобы не отвечать перед законом, – ими движет страх.

Сегодня сохраняется статус-кво Беларуси как суверенной и независимой страны: существует юридическая форма независимости, которая пока не наполнена содержанием. Лукашенко не пойдет в премьеры союзного государства: сегодня назначили, завтра отстранили, а послезавтра бросили в тюрьму. Эта должность не дает никаких гарантий личной безопасности – ни Лукашенко, ни его семье.

Чем может закончиться конфликт – невозможно предсказать. Думаю, Путин не откажется от идеи продлить свои властные полномочия, но и Лукашенко не откажется от «царской власти».

 Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...