За нефтяным и пандемическим посылами стоит ждать продолжения: российские военные объекты в Беларуси и президентская кампания.

Александр Лукашенко и Владимир Путин в Минске 30 июня 2019. REUTERS/Vasily Fedosenko

 

“Россия полыхает от коронавируса”, – заявил Лукашенко. При этом беларуский руководитель обсуждал с главой администрации президента Игорем Сергеенко и Госсекретарем Совета Безопасности Андреем Равковым границу, которую РФ закрыла на карантин.

Что означает коронавирусное обострение между Минском и Москвой? К каким последствиям оно приведет?

По просьбе Беларускай праўды ситуацию комментирует политолог Сергей Марцелев.

 

Что произошло

18 марта произошло несколько событий, важных для понимания актуальных беларуско-российских отношений. Во-первых, в 00.00 упал железный занавес на границе двух государств: Россия в рамках противодействия пандемии короновируса закрыла границы с Беларусью до 1 мая.

Не до конца ясен характер введенных российской стороной ограничений. Официально премьер РФ говорит о запрете въезда для людей, не ветируется трафик товаров. В соответствующем документе также говорится о запрете въезда наших граждан и изъятиях, в частности, запрет не распространяется на водителей- дальнобойщиков, т.е. запрет на грузоперевозки якобы не предполагается. Даже если формально будет и так, то очевидно, что Москва переходит на жёсткий режим ручного управления движением через общую границу, которая официально не существует. “Незыгарь”, по обыкновению утешает: “транспортные коммуникации с Беларусью будут максимально заморожены”.

То, что ситуация с пандемией будет очередным рычагом давления на Беларусь, было предсказуемо и было предсказано. Только беларуская сторона оказалась к этому хронически не подготовлена. Начались какие-то странные игры, оценивая которые можно сказать, что о событии такого значения Минск информируют чуть ли не задним числом. После вброса телекомментатора Киселева о закрытии границы, в понедельник последовало официальное подтверждение премьера Мишустина. беларуский Погранкомитет растерянно комментировал в тот же день, что их никто не предупредил и пограничников на восточном рубеже нет. Предупрежденным российским коллегой за целых двое суток (!) оказался только премьер Румас. Будучи, видимо, человеком хитрым и скрытным, тайному знанию ходу не дал.

Событие вызвало вспышку гнева у Александра Лукашенко. Он немедленно указал россиянам, что по официальным данным в Беларуси в настоящее время все складывается спокойно, а “Россия полыхает от коронавируса”. Поизголялся, что беларуская сторона может поискать вирус в транзитной российской нефти. Закрыть границу – и с той стороны фуры станут до Кремля.

Предложил разделить Россию частями и между ними выставить кордоны на пути людей и короновируса.

Немедленно сдал российского премьера, который, якобы, оговорился, что ситуация с заболевшими в РФ упущена и “не все в прессу даём”.

Короче, Александр Григорьевич был в ударе и ни в чем себе не отказывал. Кстати, “оговорку Мишустина”, если она действительно звучала, подтверждает известный российский политолог Соловей. Параллельно откровениям беларуского президента он заявил в эфире “Эхо Москвы”, что “в России не менее 1600 документированных смертей от коронавируса”.

 

Лукашенко не предупредили

Что вызвало резкую реакцию Лукашенко? Предупредить о таком решении необходимо было заранее, дав возможность беларуской стороне защитить интересы своих граждан, пребывающих на территории РФ (по разным оценкам, это до миллиона человек), либо путешествующих транзитом. Разумеется, необходимо время, чтобы в плановом, а не авральном порядке выстроить какой-то минимум пограничной инфраструктуры, перебросить личный состав Погранкомитета. Подготовиться к проблемам с грузопотоком и очередям большегрузов из-за пограничного контроля. Да мало ли что ещё. Всего этого не было, и Путин не счёл нужным лично предупреждать коллегу по “Союзному государству”. Кстати, несмотря на заявленное три дня назад желание Лукашенко пообщаться с Путиным по телефону, разговор, видимо, так до сих пор и не состоялся. Плотный график.

Тем не менее, российский президент, очевидно, решил поддержать падающую самооценку союзника. 18 марта, выступая в Севастополе, Владимир Путин заявил, что “Беларусь – независимая суверенная страна и имеет право проводить ту внешнюю политику, которую считает для себя целесообразной и полезной”. “Союзное государство не в прямом смысле единое государство, это все-таки два разных субъекта международного права”, – бодро добавил российский президент, стоя на крымской земле, отнятой силой оружия у другого субъекта международного права.

 

Карантин закончится, а граница может остаться

Помимо репутационных потерь белорусская сторона обеспокоена перемещением товаров. Это серьезные деньги для казны, в 2019 году только пищевой продукции было продано в Россию на 4,1 млрд. долл, не считая прочих статей экспорта. Кроме того, Россия транзитное государство на пути беларуских товаров в государства Средней Азии и Закавказья. Пандемический карантин и восстановление жёсткого контроля на границе может быть благовидным предлогом для сдерживания или даже прекращения товарного трафика из Беларуси. К тому же, прозрачная граница – это всегда серые схемы заработка, беспошлинные аферы, несмотря на созданные ранее пограничные зоны. Если кто-то и мог этим пользоваться, то люди из близкого круга, с повинностью платить в государев общак. Теперь рентабельность околограничного бизнеса под угрозой.

Карантин когда-нибудь пройдет, а усиленный пограничный контроль, возможно, останется. Убрать его или нет, для этого необходима политическая воля сторон. Это очередной шаг к реальной, а не условной границе, отход от соглашений, заключённых в 1995г. в рамках Таможенного союза. Следующим логичным шагом должна быть демаркация и делимитация границы, самой длинной по протяженности среди соседей Беларуси (1283км). Если до этого дойдет, это почти неподъемные траты, которые трудно вот так просто достать из кармана. Частично расходы оплатил бы Евросоюз, лишний барьер на пути наркотрафика и нелегальной миграции европейцам не помешает, но бюджет Беларуси и так бы ощутимо пострадал.

 

Что стоит за показным равнодушием к коронавирусу

Показное равнодушие Лукашенко в отношении пандемии можно объяснить. У детей и молодых людей болезнь часто проходит бессимптомно. Умирают старики и люди с хроническими заболеваниями, то есть, с его колокольни, обуза для казны. Скрывать масштабы заражённых не особенно сложно, минимум тестов, врачам установка диагностировать ОРВИ, грипп. В случае смерти списать на внебольничную пневмонию или сопутствующие заболевания. Как ни пафосно звучит, беларуские врачи вслед за учителями могут оказаться крупнейшими фальсификаторами, только не выборов, а человеческих судеб.

Если у беларуского президента, как он утверждает, действительно есть объективная информация о “пылающей коронавирусом” соседке, то логичным шагом было бы закрыть границу на карантин. Соседи закрылись, беларусы – нет, добро пожаловать дорогие россияне и иные. Закрываться дорого, плохо для экономики, очевидно считает Александр Лукашенко.

 

Фейл интеграционного блицкрига трудно назвать проявлением патриотизма

18 марта российское либеральное издание “РБК” решило порадовать читателя инсайдом. А именно – что содержала та самая 31-я дорожная карта переговорного процесса об интеграции в рамках Союзного государства.

Ранее было известно, что ее рассмотрение отложено президентами. Как сообщают источники РБК, предлагалось создать единый эмиссионный центр, Суд Союзного государства, таможню, общие налоги – всего 12 наднациональных органов. Перечисленное – реальные инструменты избавления Беларуси от государственного суверенитета.

Единый эмиссионный центр, разумеется в Москве, единая валюта российский рубль. Беларусов вряд ли бы пустили к станку. Летом главы государств договорились “пока” 31 карту не обсуждать, возможно, вернуться к ней после. Но похоже, министр Макей не лукавил, рассказывая независимым СМИ, что независимость (пока?) сдавать никто не собирается. После обострения углеводородного конфликта “переговоры поставлены на паузу по инициативе Минска” – сообщает собеседник РБК.

Червь сомнения все равно грызет. В период острой фазы межгосударственного конфликта, в конце февраля глава ЕАК Мясникович выдал памятное: “Государства ЕАЭС обсуждают возможный переход на рубли РФ, как единого средства по взаимозачетам”. Не упомянуты в повестке 31 карты прямые выборы парламента СГ и президента Союза. Были они в планах, а теперь об этом деликатно умалчивают или нет, достоверно неизвестно. Судя по ранее прозвучавшим гневным репликам Александра Лукашенко, разговор об этом шел, и предлагали ему возглавить союзный законодательный орган, но получили отказ.

Канал пресс-службы Лукашенко ерничает, что “инсайд” – просто пересказ текста Союзного договора 1999г. Фейл интеграционного блицкрига трудно назвать проявлением патриотизма официального лидера. Он скорее напоминает поместного феодала, у которого забирают фальварк, где кормится он, его дети и узкий круг опричников. Да и общие налоговые плюс контрольные органы, таможенные сборы, регуляторы в энергетике – Лукашенко явно воспринимает как попытку залезть в его собственный карман.

По ценам на российскую трубопроводную нефть стороны готовы договориться. 18 млн. т., со сниженной премией нефтяникам на 7долл. из 11.7 долл. ранее выплачиваемых Белнефтехимом (Минск настаивает вообще без нее). Надо добавить, что ещё миллиона четыре тонн Беларусь докупит на стороне (Румас: “Пару танкеров в месяц”). Разумеется, не стоит понимать буквально, “пару” – это не два. Российская сторона пошла на попятную оказавшись в невыгодной переговорной позиции из-за нисходящего ценового тренда на свой товар (сегодня Брент менее 30 долларов за баррель, ни барреля Уралз за неделю ни продано вообще). Но стоимость фрахта танкеров выросла от 700 до 1000 процентов – трейдеры используют их как хранилище для супердешевого сырья, рассчитывая на рост цены в будущем. Это повышает стоимость саудовской и иной возимой морем нефти для конечных потребителей, для Беларуси в частности. Фьючерсный контракт с РФ оживит нефтепереработку, но умаляет и без того призрачные шансы на диверсификацию поставок.

За нефтяным и пандемическим посылами стоит ждать продолжения. Из плановых триггеров – начало июня, необходимо начинать переговоры по изменению условий аренды российских военных объектов, или их выводу, или молча оставить как есть. Некогда Лукашенко оценил нахождение двух объектов у нас в 12 млн. долл. в год. Следующий ивент – президентская кампания. Будет пророссийский глашатай(ка) в статусе кандидата портить настроение Александру Григорьевичу. Несомненно, беларуско-российские отношения ожидают серьезные вызовы в этом году, остаётся надеяться на сдержанность и мудрость людей, принимающих решения.

Записал Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...