Пока эксперты очень эмоционально и живо обсуждают Декрет о развитии цифровой экономики, подписанный Президентом в преддверии Нового года, экономическая жизнь в стране не стоит на месте.

Елена Кубрак

 

Каждый день регистрируются новые компании, пытаются встать на ноги и искать новые направления для развития, выигрывают или ошибаются, процветают или уходят с рынка навсегда через ликвидацию или банкротство. И пока вся эта жизнь в Беларуси не сильно связана с блокчейн-технологиями, токенами, криптовалютами, смарт-контрактами, майнингом, ICO, так сильно будоражащими бизнес-сообщество в эти дни.

Вместе с тем, пора заглянуть чуть дальше, и подумать о том, что интересного Декрет № 8 принесет в сферу антикризисного управления и банкротства, которая уже очень скоро получит новый и очень интересный виток развития.

Россия: быть ли криптовалюте в конкурсной массе должника?

Следует отметить, что в соседней России эксперты все чаще обращаются к этому вопросу, более того начинает формироваться первая судебная практика. Российские СМИ активно обсуждают первое дело в Арбитражном суде Москвы о включении в конкурсную массу банкрота активов в криптовалюте.

Безусловно, это очень интересный прецедент, так как законодательно статус криптовалют в России не определен – законопроект об их регулировании находится в стадии разработки. И поэтому в Минэкономики России считают, что говорить об использовании криптовалюты в процедуре банкротства до утверждения ее определения преждевременно, а Росфинмониторинг отмечает, что криптовалюта не может рассматриваться как имущество, включаемое в конкурсную массу поскольку законодательно не определен ее статус.

Новые тренды в банкротстве беларуских компаний

В Беларуси же благодаря Декрету № 8 и определения есть, и статус криптовалюты обозначен. Более того, заниматься майнингом уже в конце зимы официально смогут беларуские юридические лица, и вот тут-то есть о чем задуматься антикризисным управляющим и бизнес-сообществу. Помимо того, что в стране и без крипты проблем с банкротством пруд пруди, теперь они выйдут на новый уровень. Эту «хайповую» тему беларуские и зарубежные эксперты обсудят в феврале на Первом беларуском бизнес-форуме об антикризисном управлении и банкротстве.

Екатерина Кубрак, партнер Юридического агентства «КлеверКонсалт»:

«Вообще место криптовалют в банкротных процедурах – это вопрос ближайшего будущего, потому как однозначно кто-то заработает на новой теме, а кто-то разорится. Поэтому этот аспект цифровизации беларуской экономики сейчас очень актуален. Уже который год готовится к принятию новый закон о банкротстве и очень хотелось бы, чтобы он учитывал законодательные новации 2018 года, да и в целом ориентировался на бизнес будущего.

В Декрете № 8 четко определено, что для целей бухучета токены признаются активами. Поэтому в Беларуси, в отличии от России, вопрос о включении криптовалюты в конкурсную массу уже не стоит. Вопросы и проблемы в таких процедурах банкротства возникнут позже, когда появится необходимость оценки и реализации таких активов для возврата долгов кредиторам, компетентности финансовых служб компании-банкрота, отражавших в учете такие активы, да и готовности антикризисных управляющих и судов работать в новых реалиях. Полагаю, что не менее интересными в будущем станут банкротства криптобирж. В целом, тема сложная и очень интересная, поэтому приглашаем к дискуссии заинтересованных в теме».

Ближайшее будущее – возврат долгов кредиторам за счет криптовалют?

Сергей Пинчук

 

Практические аспекты работы с цифровыми активами в процедурах банкротства комментирует Сергей Пинчук, антикризисный управляющий:

«В Беларуси введена в легальный оборот так называемая криптовалюта, или в терминах Декрета № 8 – биткоин, иной цифровой знак (токен), используемый в международном обороте в качестве универсального средства обмена. Для целей бухучета возникшие (добытые) в процессе майнинга или приобретенные иным способом токены признаются активами.

В процедурах банкротства кредиторы имеют право рассчитывать на погашение задолженности за счет реализации любых активов, принадлежащих должнику. Поэтому сегодня можно с уверенностью говорить, что беларуские компании, которые выпустят или приобретут на рынке токены, а после окажутся в процедуре банкротства, будут вынуждены эти цифровые активы продавать за фиатные деньги для последующих расчетов с кредиторами. Включаться такие активы в конкурсную массу будут как нематериальные активы, и, вероятнее всего, финансовые инструменты. Пока токены не признаны законным платёжным средством, производить погашение задолженности перед кредиторами в процедуре банкротства непосредственно токенами будет невозможно. Маловероятным выглядит и передача кредиторам токенов по соглашениям об отступном, так как для этого потребуется предварительно и неоднократно выставить токены на безрезультатные публичные торги.

Очевидно, что продать (обменять на фиатные деньги) токены можно никак иначе, кроме как с участием оператора обмена криптовалют. Также представляется, что у антикризисного управляющего не должно возникнуть проблем с выявлением таких активов. Декрет №8 устанавливает, что операции с токенами отражаются в бухгалтерском учете организации. Но даже в условиях отсутствия, ненадлежащего ведения, сокрытия данных бухгалтерского учета, что нередко встречается, следы наличия у банкрота токенов будут выявлены посредством обращения с соответствующим запросом к операторам обмена криптовалют – резидентам Парка высоких технологий. Поэтому уже в ближайшее время следует ожидать направления экономическим судами запросов в адрес ПВТ о наличии (отсутствии) у юридических лиц, в отношении которых возбуждены процедуры экономической несостоятельности (банкротства) токенов, размещенных резидентами ПВТ».

Пока все только в теории. И насколько все, начиная от должника или кредитора, и заканчивая судебной системой, как последней инстанцией в вопросе банкротства, смогут разобраться во всех нюансах и работать в новых реалиях – покажет время.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: