Беларусь не богата природными ресурсами. Но в народе говорят: «Надо хранить, что имеешь». А имелось в землях беларуских много лесов. И этим наш народ всегда гордился, гордились этим наши праотцы и говорили о лесе с большой любовью. Лес кормил, радовал глаз и давал жилье; не секрет, что в старину люди в Беларуси жили именно в деревянных добротных домах.

Сегодня Беларуси спелые леса уже практически отсутствуют из-за роста объема лесозаготовок. План по лесозаготовкам ликвидной древесины в 2016 году был перевыполнен на 20.8 %, составив 15,1 млн. м3. А к 2025 году его планируется увеличить до 25-ти млн м3. Существенное прореживание лесов заметит любой, даже дилетант.

Нашими предками строились избы, которые могли стоять и 200 лет, и даже больше. В то же время все дома, строительство которых приходится на послевоенное время, нужно сносить из-за их ветхости. И это несмотря на использование при строительстве одного и того же дерева — сосны. Причин различий несколько. Одна из них — нарушение времени рубки сосны.

Нормальные страны производят рубку сосны круглогодично лишь на дрова или не совершают летних рубок. Если сосна срубается для поделок либо в строительных целях, — ее рубят только во время невегетативного периода — зимой, когда не наблюдается сокодвижения. У зимней древесины нет пропитанности соками, поскольку дерево подготавливается к зиме, к морозам, и в ней не образуются морозобойные трещины. Специалисты по работе с сосной знают, что зимняя заготовка ее портится и синеет медленнее в сравнении с заготовкой летней. То же самое можно сказать и о ели.

Нашими прадедами в строительных целях осуществлялся отбор сосен лишь на северных склонах, так как на них более суровые условия для их роста, и расположение годовых колец намного гуще, если сравнивать их с простой боровой сосной. То же касается и ели.

В настоящее время древесину отбирают в соответствии с ежегодным планированием “от достигнутого” в лесозаготовке, но не в лесовосстановлении. Причем имеет место постоянный рост плановых показателей. Так делали в советское время, так делают и сейчас. Руководители в лесной промышленности по-иному работать не умеют и не хотят, потому что если по-другому — нужно думать, а думать у них не хватает ума, по-видимому.

Чытайце па тэме:  Менталитет беларусов и революционная ситуация

Такой подход привел к ситуации, когда беларуские спелые леса практически исчезли. Поэтому Минлесхоз ставил вопрос о переводе приспевающей древесины в рубки основного пользования, чтобы поддерживать сырьем лесоперерабатывающую промышленность. Теперь заготавливается средневозрастная сосна. При этом качество сырья для поделок и строительства, заготовка которого происходит в летнее время, конечно же, оставляет желать намного лучшего. Однако кого это волнует? Да никого. Работа идет на цифры, а не на качество. Кому какое дело, что при этом образуется посиневшее, никому не нужное барахло? Сырье рубится на щепу – и все дела. Совершенно очевидно, что все это приводит к катастрофическому падению итоговой продуктивности покрытых лесом площадей, которая у нас является приблизительно в 50 раз более низкой по сравнению с продуктивностью, наблюдаемой в странах Скандинавии. А ведь именно от нее зависит развитие лесного хозяйства Республики Беларуси.

Беларуский Минлесхоз не ограничился пересмотром возраста спелости. Он лоббировал изменение водоохранного законодательства, в результате чего произошло сокращение водоохранной зоны в два раза — было 800 метров, а стало 400, причем вдоль каналов и ручьев осталось еще меньше водоохранной территории.

Сегодня активному освоению подвергается именно эта территория. Благодаря неразумным лесным рубкам и неграмотному применению ядов и удобрений в беларуской сельскохозяйственной сфере происходит неуклонное снижение содержания в водоемах кислорода. Из-за этого зимы стали «неудачными» для рыбы, которая «в полном составе» гибнет подо льдом.

Беларуские специалисты предлагали пойти на создание системы независимого мониторинга уровня содержания в водоемах и водотоках кислорода. Однако это предложение не нашло поддержки, к сожалению, как не находят в Беларуси многие хорошие и даже замечательные начинания.

Отечественному лесному хозяйству, чтобы обеспечивать новомодные котельные, необходима щепа. При этом из-за требуемых больших объемов практикуется использование далеко не хлама. В расход идут молодые деревья, «облагораживаются» путем вырубки скверы и кладбища, уничтожаются ветрозащитные полосы. Одновременно на рубках основного пользования остаются обрезки кроны. А нашим «светлым головам» не приходит в голову, что нужно применение бункерных дробилок. В то же время в их голову примерно десятилетие  назад «благополучно» пришла мысль о разбазаривании линии по переработке в поддонную доску тонкомерной древесины, хотя древесина эта успешно  (при неплохой добавленной стоимости) экспортировалась. В общем, молодыми лесами распоряжаются в Беларуси бесхозяйственно и бездумно.

Чытайце па тэме:  В России вступил в силу запрет на иностранные права для водителей грузовиков, такси и маршруток

Считается, что лесу нужны «рубки ухода». В противном случае можно столкнуться с возрастанием пожароопасности. Однако сегодня понятие ухода извращено. По факту уход рассматривается в качестве промышленной добычи древесины, когда наблюдается обход лесной биржи. Зачем? Благодаря этому живут лесхозы, потому что они имеют товарную древесину. И нет никакого значения, что государству ничего не достается от реализации делянок, а когда возраст «ухоженных» делянок достигает возраста рубки, их стоимость уменьшается, становясь намного более низкой по причине небольшой ликвидной массы оставшегося древостоя.

При чрезмерности прореживания леса уровень его ветроустойчивости сокращается, особенно после его резки на первом-втором году. Это приводит к более «рекордным» последствиям ураганов. Минлесхоз, разумеется, неустанно заботится о лесе, но в результате его «заботы» такие «рекорды» становятся все более значительными. Здесь также видно действие принципа «от достигнутого».

И снова, вероятно, будут обращения министра сельского хозяйства к А. Лукашенко с просьбами об увеличении экспортных квот круглой необработанной древесины – по причине форс-мажора, естественно. И вновь, скорее всего, министерство добро получит. И опять продолжится «уход». И ветроломы будут аврально разрабатываться, и заготовку балансов согласно плану станут осуществлять по Беларуси с «ухода». И прореживание будет происходить примерно раз в десятилетие, и оставшиеся деревья будут травмироваться при вытрелёвке и валке.

В отношении лесопереработки можно сказать об огромном вкладе и ничтожном ”выхлопе’’. Чтобы постоянно увеличивать план по экспорту, нужно на регулярной основе и с опережением увеличивать добавленную стоимость продукции. Для этого требуется отказ от экспортирования круглой древесины, а также ее переработка в усложненные изделия и иной код товарной номенклатуры ВЭД.

Чытайце па тэме:  Перспективы "плана Маршалла для Украины"

Так, в общем-то, и поступили. Однако новые изделия получились «сверхтехнологичными» — обеспечивается дробление кругляка на щепу в сопровождении победных реляций: “ Идет ударная переработка!» Вот такой итог…

Власти вложили в лесопереработку огромные денежные средства. И что же на выходе? Корявая строительная столярка, которая показушно и безрезультатно (поскольку она, несмотря ни на что, загнивает) мажется антисептиками. А об антисептическом автоклавировании древесины, реально защищающем от гниения, похоже, мало кто слышал. Хотя технология эта является древней и доказавшей свою эффективность.

Можно сказать еще о модифицированной древесине, считающейся материалом 21-го века. Он дышит, его легко обрабатывать, его считают не гниющим, не коробящемся, не набухающим, с огромной гарантией — на полтысячи лет. Он знаком лишь немногим «светлым кабинетным головам». Остальные, думаю, не в курсе. Потому как товарищи в кабинетах напрягать мозги не привыкли.

Беларуский лес нужно спасать от вырубки. Денег в него вложено немерено. На эти деньги взять бы оборудование, чтобы производить калиброванный модифицированный брус. Говорят, что его можно продавать «со свистом». И экспорт можно нарастить благодаря этому, и вырубку лесов сократить, и добиться, чтобы леса эти достигали стадии спелости, и обеспечить большую продуктивность лесопокрытых площадей. Да где там… Бесхозяйственность зашкаливает.

Беларуский лес идет под распил. Страдает при этом наша родная природа и наш народ, которому ставят произведенные на «бэушных» европейских линиях окна из ПВХ. Квартиры беларусов превращаются в своеобразные термосы. Но кому до этого есть дело?

На примере лесного хозяйства можно видеть, какое оно — все беларуское хозяйство, хозяйство всей страны, ведь почти все оно работает по плану «от достигнутого». Даже народным его назвать язык не поворачивается. Хозяином его является, по большей части, государство. Но ведь государство наше, руководимое несменяемым  вождем Александром Григорьевичем Лукашенко, — хозяин, как водится, не рачительный. Какой хозяин, такое и хозяйство…

Маргарита Акулич, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.