Лукашенко – это марионетка Путина или нет? Какие две позиции по Беларуси распространены в Киеве? Интервью с Максимом Хилько, руководителем Инициативы по исследованию безопасности в Восточной Европе (Украина) о угрозах Беларуси и Украины, о том, зачем Беларуси украинец Шаройко, о беларуских миротворцах, о том, что будет на Донбассе и том, как разгром российских наемников в Сирии может отразиться на Украине.

Максим Хилько, Фото: Беларуский дом в Варшаве

 

Ваша инициатива провела и опубликовала буквально пару недель назад большое исследование о том, каковы угрозы безопасности Украины и другим странам «Восточного Партнёрства», в которое входит и Беларусь, и каков может быть возможный ответ. Как бы вы описали эти главные угрозы Украины, которые озвучили эксперты?

Во-первых, это вопрос, в котором почти все эксперты сошлись во мнении. Буквально кроме одного эксперта, который высказал отдельное мнение.

Главной угрозой для всех стран региона сегодня является агрессивная политика России. На этом сошлись эксперты из всех стран.

В этом угроза, как Украине, так и Беларуси и другим странам. Она одна – агрессивная политика большого соседа. Остальные угрозы, которые назывались, и тоже были актуальными, как для Украины, так и для остальных стран нашего региона, – это и отсутствие надёжных механизмов безопасности в нашем регионе, и нарастание радикализма в странах и региональные конфликты. У нас в регионе конфликтов стало ещё больше. Раньше это был приднестровский конфликт, конфликт в Грузии, конфликт между Арменией и Азербайджаном. Теперь ещё и агрессия России против Украины.

Даже можно сказать, что в Грузии несколько конфликтов, потому что есть Абхазия отдельно, а есть ещё Южная Осетия отдельного, как бы два очага.

Два очага, но один смысл. Эта агрессия той же России, только в двух точках. Как в Украине – Крым и Донбасс, точно так же там две точки, но обе горячие.

Все страны «Восточного партнёрства», 6 стран это проект Евросоюза сотрудничества с бывшими постсоветскими государствами, имеют эти горячие точки. Подогревая или охлаждая температуру, в котоых можно регулировать внутреннюю политику, влиять и так далее. Кроме Беларуси. В Беларуси нет, по крайней мере пока, такой горячей точки. Как Вы сами это объясняете, с чем это связано? Нет ли для этого предпосылок?

К счастью, в Беларуси нет горячего конфликта, но Беларусь платит за это высокую цену. Если бы такую же цену была готова заплатить Украина, то она бы тоже не конфликтовала с Россией. Фактически передача большой части суверенитета России. Это внешняя политика, оборонная политика и, в принципе, экономика тоже передается, культурная политика, информационная политика, полное доминирование России в этих сферах над Беларусью.

То же самое Россия пытается установить со всеми странами региона, где-то успешно, где-то нет. Сопротивление приводит к открытой агрессии, как в Украине. Беларуси удается избежать военного конфликта, но это в большой мере потому, что Беларусь сдает без боя очень много позиций.

Часть зарубежных и беларусских экспертов утверждает, что Беларусь – это марионетка. Другие говорят, что марионетка, но только до какой-то степени. Что есть поле для манёвров Лукашенко, и он может кое-что себе позволить. Это видно отлично на примере Украины. Беларусь торгует с Украиной товарами двойного назначения, топливо поставляет, которое, в том числе, используется на Донбассе. Не совсем не имеет согласную с Москвой позицию по Крыму, Донбассу, но одновременно голосует против Украины в ООН. Как в Киеве теперь воспринимают такую позицию Беларуси, двойственную по отношению к конфликту России с Украиной?

В Киеве тоже есть два подхода к беларуской позиции. Один состоит в том, чтобы понимать, что Беларусь публично исполняет свои обязанности перед Россией для того, чтобы иметь возможность не публично активно сотрудничать и с Украиной. Это одна позиция.

А вторая – это часть политиков, экспертов призывают не закрывать глаза на то, что Беларусь – это союзное государство России, и не обманываться этими гарантиями безопасности, которые даёт Лукашенко.

Например, что никогда российские войска с территории Беларуси не нападут на Украину и так далее. Потому что не Лукашенко это решать, скажем так. Если будет решение в Кремле, то никто его разрешения спрашивать не будет. Такие две основные позиции в Украине в последнее время особенно после этих протестов украинских граждан на территории Беларуси.

С Павлом Грибом, которого выкрали с территории Беларуси, и Павлом Шаройко, не совсем ясная ситуация.

С Шаройко более ясная ситуация.

Яснее, согласен.

Все сходится на том, что Беларусь хочет обменять его на задержанного в Украине гражданина Беларуси. Разница в том, что задержанного в Украине гражданина Беларуси обвиняют в шпионаже в пользу России.

Возникает вопрос, белорусская ли это инициатива, или это Москва требует от Беларуси, что надо выменять своего шпиона на гражданина Украины.

Беларусь попыталась создать зеркальную ситуацию, задержав украинского гражданина, и теперь пытается его обменять. Здесь демонстрируется, защищает ли Беларусь свои интересы, потому что во всём мире существуют разведки, но когда обвиняется гражданин Беларуси в работе не на свою страну, а на соседнюю страну, и Беларусь ценой своих отношений с Украиной пытается выменять этого гражданина, это как бы демонстрирует уровень суверенитета и не может не сказываться на наших отношениях.

В последнее время в Киеве стал распространен термин, довольно новый, который звучит как «союзник государства-агрессора». То есть Беларусь уже не дружественный сосед, а союзник государства-агрессора. Теперь много разговоров о введении миротворческих сил ООН на Донбасс, международных сил. Их должно быть очень много. Мы когда-то анализировали, у нас вышло 25 тысяч. Теперь говорят что 20 тысяч. Мы были недалеки от этой информации. Чаще всего повторяют, что могут быть беларусы. Странно, потому что Беларусь – союзник России. Бразильцы, шведы и так далее. То есть, любые довольно нейтральные государства. Может быть даже и западные. Киев согласится в данной ситуации на то, чтобы частью контингента были беларусы? Потому что Минск очень хочет, чтобы белорусы были на Донбассе миротворцами.

В последнем предложении звучало о том, что должны быть и беларусы. Это уступка в сторону Москвы. Поскольку от России миротворцев там быть не может, это все понимают, как открытого участника конфликта и государства-агрессора. Беларусь здесь вместо России, понимая все её союзные обязательства перед Россией. Но будет ли это уж таким важным фактором? Несколько дней назад было заявление министра обороны Беларуси о том, что Беларусь могла бы послать, но он назвал цифру в 100 человек.

У нас вроде бы подготовлена одна рота. Беларусь же никогда не участвовала и не использовала миротворцев или международные военные миссии как инструмент. В отличие от Украины. Украина весь период независимости активно участвовал в различных миссиях.

И до сих пор участвует.

На Балканах, в Ираке. Беларусь – никогда. Беларусы не готовы. По существу есть шанс на первый выход из этой изоляции. Какая теперь ситуация на Донбассе? Время от времени получаем информацию о том, что гибнут военные украинские. Как теперь выглядит ситуация, в которой через какое-то время могут оказаться миротворцы.

К сожалению, военные гибнут постоянно. Больше-меньше, но каждый месяц идут потери, потому что бои не масштабные, но они постоянно идут. Обстрелы с территории подконтрольной России, оккупированной территории Донбасса, постоянно ведутся в сторону украинских частей. Ситуация, по крайней мере, до президентских выборов в России, скорее всего не будет меняться. Даже, наверное, до Чемпионата мира по футболу, то есть, ближайшие полгода.

Небольшая хорошая новость. После того как несколько дней назад в Сирии, теперь это подтверждают серьезные источники, в том числе Reuters о том, что в Сирии коалиция антиасадовских сил при поддержке США разгромила довольно крупную группировку российских наемников либо российских военнослужащих, которые под видом наемников, так называемой частной военной кампании «Вагнера», участвовала в конфликте на стороне Асада. По разным оценкам погибло много – 100-200, может и больше. Любопытно, что их лечат в военных госпиталях России, хотя они якобы не военные, и это довольно странно. Как Вы считаете, то событие, произошедшее в Сирии, российская военная машина получила по зубам. Чем это отзовётся для Украины?

Скорее всего прямой связи не будет, как и в событиях, когда российский самолёт сбили турки. Тогда тоже ожидали, что будет какое-то эхо для Донбасса, но, в принципе, эти две кампании для России идут параллельно. И этот удар, в том числе по российским наемникам, остановил наступление их сил на оппозиционные силы в Сирии. То есть, это было не атака по ним, а скорее оборонительная атака. Можно ожидать, что на некоторое время могут стихнуть, с другой стороны можно ожидать усиленных российских бомбардировок , чтобы отомстить.

Взять реванш?

Да, причём не обязательно по военным силам, это может быть удар и по мирным силам, как мы видели не так давно. Отомстить кому-нибудь.

В Москве же конфликт с Украиной не воспринимают, как конфликт с Украиной, а конфликт с Америкой. Они американцам не могут ничего сделать, поэтому бьют Украину, которая слабее и меньше. Подленькая стратегия, поэтому тут мне кажется можно ожидать чего-то. Надеюсь для того, чтобы сохранить хоть какое-то лицо, до Чемпионата мира по футболу, по крайней мере, будет относительное затишье.

belsat.eu

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: