Официальному Минску имело бы смысл ускорить возвращение своего посла и американского представителя, чтобы максимизировать выгоды от сближения с США.

Возвращение послов в Минск и Вашингтон может занять год-два, а ситуация с подписанием приоритетов сотрудничества с Евросоюзом зашла практически в тупик. Пессимистическую картину на западном фронте беларуской дипломатии нарисовал замминистра иностранных дел Олег Кравченко. К сожалению, Беларусь не располагает безлимитным запасом времени.

Действительно ли на западном направлении – полная засада?

Беларуская праўда побеседовала с бывшим дипломатом Валерием Ковалевским.

 

Беларусь может назначить посла быстро

– Замминистра МИД Беларуси Кравченко заявляет, что принципиальная договоренность о возврате послов Беларуси и США «фактически достигнута, она не достигнута практически». Как это понимать?

-Эти слова больше напоминают заверения, что процесс нормализации отношений Беларуси и США продолжается. Заодно и мягко проинформировать Россию, что всё-таки в Минске появится американский посол, но не так быстро. Американской стороне действительно требуется больше времени для назначения своего посла, но Беларусь этот вопрос может решить быстро, в течение нескольких месяцев. Единственное, что может задержать отправку посла Беларуси в Вашингтон – договорённость вернуть послов одновременно.

– Возвращение послов США и Беларуси возможно в течение года-двух, что беларуская сторона объясняет бюрократическими процедурами. Действительно ли вся проблема лежит в бюрократической плоскости, особенно на американской стороне?

-В США этот процесс может затянуться, но не обязательно на годы. Кандидатура посла вносится президентом на рассмотрение сената, которому и в лучшие годы требуется немало времени на решение кадровых вопросов. У Трампа этот процесс ещё более затянут. Американская сторона также будет стремиться наполнить штат посольства дипломатами, с тем, чтобы у посла была полноценная, дееспособная команда. На подбор и подготовку специалистов уходят месяцы. Время для их адаптации и введения в курс дел может потребовать поэтапного подхода.

– Может ли официальный Минск (при желании) ускорить процедуру? Особенно на фоне угроз, которые исходят для Беларуси со стороны Кремля?

-Беларусь способна быстро решить вопрос с назначением своего посла. Больше всего времени может потребовать получение согласия Соединённых Штатов с кандидатурой представителя Беларуси. Как правило, этот вопрос решается в течение двух-трёх месяцев, если кандидатура не вызывает возражений принимающей стороны. Внутренние процедуры в Беларуси выполняются быстро, особенно, если есть политическая воля. Хочется верить, что возглавлять посольство Беларуси в Вашингтоне назначат кадрового дипломата, способного быстро приступить к исполнению обязанностей.

Минску имело бы смысл ускорить возвращение своего посла и американского представителя, чтобы максимизировать выгоды от сближения с США. Положительная динамика последних лет может помочь снять некоторые острые практические вопросы в отношениях как, например, санкции. Или сформировать у Соединённых Штатов ясное понимание того, что Беларусь – независимое, суверенное государство, не стремящееся к слиянию с Россией по доброй воле. Или даже организовать визит Лукашенко в Вашингтон, что при Трампе, открыто поддерживающем хорошие отношениям со многими автократами, вполне возможно. Но решение подобных вопросов требует постоянной работы посла.

-Кстати, при всей реальности военных угроз со стороны Москвы очень часто приходится слышать, что официальный Минск подогревает, искусственно поддерживает миф о российской угрозе. Ваше мнение?

-В последние годы Минск приводит себя в пример как надёжный фактор стабильности региональной безопасности. При том, что именно Россия дестабилизирует обстановку в регионе, этот аргумент предполагает более широкий контекст, но оказывается не менее убедительным. Говоря об отношениях с Россией, представители Беларуси подчёркивают стратегический характер отношений с Москвой и не прогнозируют изменений в долгосрочной перспективе.

Если и вести в закрытом формате разговоры о российской угрозе, то не стоит рассчитывать на то, что удастся найти защиту от неё вне Беларуси. Ни США, ни ЕС, ни Китай не будут защищать Беларусь от посягательств России. Независимость и суверенитет Беларуси представляют абсолютную ценность только для беларусов, и только здоровый диалог власти с обществом поможет выстроить действенные механизмы противостояния этой угрозе. Однако вместо этого сегодняшняя беларуская власть продолжает подавлять общественный потенциал.

 

МИД собирает камни, ранее брошенные в огород соседей

-Уже несколько лет высшие чиновники МИД Беларуси заявляют о готовности подписать приоритеты сотрудничества с Евросоюзом, вот только всегда официальному Минску что-то мешает. Что именно?

-Это последствия многолетнего упадка в отношениях Беларуси со своими соседями (кроме России) и другими европейскими странами. То же конфронтационное по сути и по форме решение о строительстве БелАЭС в 40 км от Вильнюса никогда не было бы принято Минском, если бы двусторонние отношения с Литвой были уважительными и полноценными.

Сегодня МИД “собирает камни”, когда-то брошенные в сторону тех стран, чья помощь сегодня нужна.

-Заявления Олега Кравченко звучат диссонансом с предыдущими оптимистическими заявлениями: ситуация с подписанием приоритетов находится «практически в тупике». В беларуских чиновничьих кабинетах не принято идти против генеральной линии партии. Что заставило чиновника заговорить про «тупик»?

-Эти слова являются признанием реалий, а заодно и сигналом для ЕС, что для заключения соглашения нужны дополнительные усилия. Не думаю, что это заявление выходит за пределы мандата МИД.

-Камнем преткновения в переговорном процессе является позиция Литвы, которая включила в переговорный процесс проблему со строительством БелАЭС. Можно ли в данной ситуации (когда никто не хотел уступать) найти компромисс?

-Минску стоит отнестись со всей серьёзностью и пониманием к тревогам Литвы в связи со строительством АЭС на её границе. Учитывая, что Беларусь вскоре запустит АЭС, нужно вместе с литовской стороной выработать и создать совместные механизмы, которые станут ответом на поставленные Литвой вопросы. В этом диалоге важна не только техническая сторона, но прежде всего тональность и конструктивность.

Часто стороны обсуждают эту тему на встречных курсах. При том, что бремя ответственности за безопасность АЭС лежит на Минске, литовцы до сих не убедились в заверениях, что “всё будет хорошо”.

-Складывается ощущение, что официальный Минск стремится не к нормализации и потеплению отношений с Евросоюзом и Западом в целом, а действует по принципу «пусть искра тлеет, но не разгорается» – для получения финансовой помощи этого достаточно.

-Лукашенко всегда беспокоит доступ к ресурсам, чтобы поддерживать свою экономическую модель в состоянии постоянного кризиса. На фоне ослабления экономики России, ЕС становится важной альтернативой. При этом Минск стремится к нормализации отношений с ЕС и Западом при условии неизменности внутриполитического режима в Беларуси. Многое Минску удалось сделать. Запад практически не затрагивает нарушения прав человека, отсутствие верховенства права, независимой судебной системы и других институтов, прописанных в Конституции Беларуси. При таких раскладах можно рассчитывать на определённое сближение с ЕС, но без подлинных изменений в Беларуси рассчитывать на полноценные отношения с ЕС невозможно.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...