2-3 тысячи человек, которых могут перераспределить из Вооруженных сил в погранвойска, способны обеспечить полноценную охрану украинский участок границы и сформировать мобилизационный резерв для охраны границы с Россией (если понадобится).

Лукашенко во время посещения Брестской пограничной группы, president.gov.by

 

Два дня – 1-2 июня – Александр Лукашенко занимался границей: сначала на погранзаставе «Дивин» в Кобринском районе, а затем посетил Брестскую пограничную группу. На брестской земле Лукашенко сделал ряд громких заявлений.

Беларуская праўда разбирается в проблеме вместе с экспертом по охране границы Леонидом Спаткаем.

“На протяжении трех месяцев на границе некомплект личного состава до 30%”

-В каком состоянии находится беларуско-украинская граница сейчас?

-Давайте начнем издалека. До 2014 года, до начала боевых действий, границу с Украиной охраняли Гомельский и Пинский пограничные отряды, но сама граница не была обозначена на местности, не была демаркирована.

Тогдашний  глава Государственного пограничного комитета Леонид Мальцев принял решение обеспечить охрану беларуско-украинской границы протяженностью 1084,2 километра без увеличения численности погранвойск. В 2014 году были сформированы три погранзаставы, три пограничных поста и четыре пограничных мобильных поста. Ради укомплектования созданных структур пришлось расформировать военный госпиталь, а вертолетный отряд передали в состав МЧС – освободившиеся в результате такой оптимизации 450 человек отправили на заставы, здесь активно начали внедряться автожиры.

Подводя итоги года, Лукашенко 27 января 2014 года высказал такую мысль: «Какие бы ни были беспилотники, никто пограничника на этом последнем метре земли не заменит. Может, я слишком консервативен, но мне кажется, что без него граница закрыта не будет. Все остальное – это как вспомогательные средства, и надо посмотреть, нужны ли нам они».

Реформы, которые проводил Леонид Мальцев, многим кадровым пограничникам, мягко говоря, не нравились: и отказ от вертолетной техники, те же автожиры и прочее. Честно говоря, не знаю, почему Мальцев не ставил вопрос об увеличении численности погранвойск, хотя проблема лежала на поверхности; может, боялся лишний раз обратиться к Лукашенко.

-Сейчас назрели реформы иного плана?

-Посещая погранзаставу «Дивин» в Кобринском районе, Лукашенко высказал грамотную мысль: «Может быть, нам где-то армии подсократиться на 2-3 тыс., оставив им (пограничникам) эту численность. Пусть они будут на каждой заставе по 5-10 человек. Не лишние, а чтобы более свободно служить в каком-то резерве”.

Лукашенко сам служил на заставе, знает, что это такое. Протяженность заставы – 25-30 километров; чтобы закрыть такой участок границы, на заставе должны быть  40-50 человек. Техника, видеокамеры, тепловизоры, сейсмодатчики крайне необходимы на границе, но, возвращаясь к сказанному,  на последних метрах границы без пограничника никак не обойтись; техника может определить, кто передвигается – зверь или человек, но установить причину появления человека на границе (заблудившийся грибник или ягодник или нарушитель границы) может только пограничник.

Беларусь пожинает плоды шушкевичского закона, по которому солдата необходимо уволить день в день с датой призыва (если призывали 1 января, значит, через полтора года, день в день, 1 июля должны уволить в запас), а призывники, призванные 1 июля, еще три месяца будут находиться в учебных подразделениях. В итоге на протяжении трех месяцев на границе некомплект личного состава до 30%, соответственно, увеличивается нагрузка на оставшихся пограничников. 2-3 тысячам человек по силам обеспечить охрану украинского участка границы.

-Действительно ли профессионализм погранвойск выше, чем Вооруженных сил?

-Еще в 2014 году Лукашенко отмечал, что боевая подготовка в погранвойсках выше, чем в Вооруженных силах. Пограничники в принципе подготовлены к ведению боевых действий в составе диверсионных партизанских групп, в отрыве от больших подразделений, потому что занимаются реальной боевой подготовкой, а не красят заборы или стригут лужайки, как в ВС. Поэтому увеличение погранвойск на 2-3 тысячи человек обеспечит не только надежную охрану границы с Украиной, но и создание мобилизационного резерва. Неслучайно Лукашенко заговорил про беларуско-российскую границу. Это означает, возможно, что рано или поздно придется закрывать и российский  участок границы (протяженность – 1239 километра), значит, необходимо создать подготовленный резерв на случай, если такой момент наступит.

29 декабря 2016 года Государственный пограничный комитет возглавил Александр Лаппо, кадровый пограничник, прошедший все ступени пограничной службы – от рядового до начальника заставы. При назначении Лукашенко напутствовал его и дал определенный карт-бланш: «Вы знаете, что надо оставить, что убрать. Надо все оптимизировать. Все, что вы сэкономите, останется у вас – никто не заберет. Но самое главное – это надлежащее исполнение долга пограничника. Он никому ничего не прощает, он не должен прощать. Только вам позволено ходить по последнему метру земли, больше никого там нет. И вы должны по этому последнему метру нашей родной Беларуси достойно ходить, охраняя и оберегая ее».

450 человек, освободившихся в результате оптимизации, и 2-3 тысячи человек, о которых сейчас идет речь – две большие разницы. Естественно, это решение не спонтанное.

-Речь идет о том, чтобы сократить на 2-3 тысячи Вооруженные силы, и передать этих людей в погранвойска?

-Думаю, в недрах погранведомства существуют соответствующие расчеты. К тому же необходимо иметь подготовленный кадровый резерв на случай усиления границы, чтобы не гонять мобильные подразделения с прибалтийского направления на украинское. На балтийском направлении действуют Лидский и Полоцкий погранотряды, Сморгонская пограничная группа, а на украинском участке, который едва не в два раза больше, – Пинский отряд, частично – Брестская пограничная группа, Мозырский и Гомельский, но плотность охраны границы здесь несравненно ниже.

«Беларуские» сигареты производятся на подпольных фабриках России

-Почему Лукашенко резко высказался в адрес пограничной политики России?

-Инициатором установления пограничного режима на беларуско-российской границе выступила Россия. В мае  1995 года Александр Лукашенко и премьер-министр России Виктор Черномырдин в Смоленской области выкопали символический пограничный столб на российско-беларуской границе. Однако и тогда в России существовали органы пограничной службы, которые дислоцировались и в Пскове, и в Смоленске, и в Бресте на границе стояли комендатуры, которые выполняли оперативное прикрытие границы.

В2014 году в связи в военными действиями на Донбассе на беларуско-российской границе появились пограничные наряды, усиленные морскими пехотинцами Северного флота.

В конце 2017 года приказом директора ФСБ был введен пограничный режим. Россия объяснила это тем, что Беларусь имеет безвизовый режим с некоторыми странами, например, Грузией, или с Украиной, с которой РФ находится в состоянии войны. Второй мотив – из-за антироссийских санкций в Россию идет большой поток контрабандных товаров.

Действительно, через беларуско-российскую границу идет большой поток контрабанды. Ноне столько из Беларуси в Россию, сколько из России в Беларусь. Если из Беларуси на восток идут «беларуские» креветки или рыба, то из России к нам – контрабандный и контрафактный алкоголь, контрафактные сигареты беларуских марок, которые производятся в РФ и затем переправляются в Евросоюз (по моим подсчетам, мощностей беларуских домашних производителей не хватает для производства такого объема табачной продукции). «Беларуские» сигареты производятся и на некоторых подпольных «фабриках» России, которых, очевидно, немало. Только в 2014 году выявлены и закрыты крупные производства контрафактных табачных изделий в Ярославской, Воронежской и Курской областях, в Ростове Великом, где было изъято около 37 млн. готовых контрафактных сигарет и 37,5 т сырья.

Вспомним недавние события с чеченцами в Бресте, которых поляки не пускали в свою страну, а беларусы не могли депортировать их в Чечню: с Россией нет нормативно-правовой базы, по которому беженцев могли бы вернуть в страну пребывания.

Ко всему идет большой поток нелегальной миграции из третьих стран (из Бангладеша, Вьетнама), который оседает на бескрайних просторах России, а затем через территорию Беларуси прорывается на Запад.

Лукашенко докладывают ситуацию с контрабандой, очевидно, публикации проекта Belarus Security Blog ложатся на стол секретарю Совбеза, помощнику президента по национальной безопасности и самому президенту. Естественно, конкретное решение вызревало: раз россияне не могут обеспечить безопасность границы, может, пора беларуской стороне защищаться  от контрафактного алкоголя и табака, наркотиков?

-Это заявление – просто элемент торга за доступ к российскому рынку? Или же в июне на заседании Высшего госсовета союзного государства Лукашенко действительно озвучит предложения по границе?

-Думаю, проблема станет предметом обсуждения Высшего госсовета. Анализ показывает, что Беларусь из-за открытой границы с Россией несет определенные убытки. Я рассчитывал потери беларуского бюджета из-за того, что страну, особенно восточные районы, заливает российский контрафактный алкоголь.

Беларусь несет и другие издержки из-за открытой границы с Россией. Возьмем, например, вывоз металлолома: безработные вывозят металлолом в Россию, сдают в приемные пункты, где  металлургические предприятия закупают лом втридорога и ввозят в Беларусь на переплавку, продавая его металлургическим заводам с «наваром».

Достаточно серьезная проблема – вывоз скота из приграничных районов Беларуси. Российские скупщики приезжают в восточные районы Беларуси и скупают прямо за российские рубли скот; вывозят в Россию, где закупочные цены выше. Иногда россияне вместо скота вывозят падаль: делают справку, что животное убили – хозяин получает страховку, скупщик недешевое мясо. Кстати, из-за такой практики несут убытки беларуские мясокомбинаты, и в первую очередь Оршанский, мощности которых не загружены потому, что местное население сдает скот российским скупщикам.

-Велико ли расстояние от деклараций до установления реальной границы?

-В первую очередь необходимо политическое решение об установлении границы.

Первый шаг – демилитация, или уточнение границы  на картах. Насколько мне известно, даже землемерной карты участков между Беларусью и Россией просто нет.

Второй шаг – с карт достаточно крупного масштаба границу необходимо перенести на местность, надо обозначить хотя бы вешками. По моим подсчетам, демаркация беларуско-российской границы займет в общей сложности лет десять.

Можно, конечно, параллельно делать демаркацию и расставлять пограничные посты, но для того необходимо политическое решение, соответствующие договора.

В России обозначены только границы приграничной зоны, а вот сама граница нигде не описана – это должны сделать обе стороны. Насколько Россия заинтересована в установлении реальной границы – вопрос открытый. К тому же это достаточно дорогое удовольствие: километр беларуской границы на прибалтийском участке стоит около 10 тысяч долларов.

Про инфраструктуру для пограничных служб и пунктов пропуска я уже промолчу.

Юрась Дубина, Беларуская праўда

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект: