Беларуский руководитель использует президентскую кампанию, чтобы еще раз подчеркнуть свою значимость и незаменимость для страны.

Лукашенко оставил подпись на первой белорусской зенитной управляемой ракете, пуск которой был осуществлен в текущем году с модернизированного в Беларуси ЗРК “Бук”, 22 мая 2020 года president.gov.by

 

Не проходит и дня, чтобы Лукашенко не бросил камень в огород России. Вот и 22 мая, во время посещения опытно-испытательного участка научно-производственного общества с ограниченной ответственностью “ОКБ ТСП” в Мачулищах, беларуский руководитель заявил:

“Не надо перед россиянами становиться на колени. Это сигнал, если наш ближайший союзник мало того, что не согласился с нами ракету сделать, а полигон не предоставляет… Слушайте, это вопрос”.

Без военной риторики Лукашенко никак не мог обойтись (идет война с коронавирусом, не утихает борьба за продовольственную безопасность):

«Но пока еще никто не отменяет войны, несмотря на эпидемии, пандемии, истерии. Войну никто не отменял. И, к сожалению, к ней приходится готовиться в мирное время». 

Военная риторика во время президентской кампании мобилизует народ? Комментирует военный обозреватель Александр Алесин.

-Лукашенко, прежде всего, напоминает гражданам Беларуси, что он главнокомандующий Вооруженными силами РБ, отвечает за их безопасность и у нее есть все, чтобы защитить их от внешнего врага. Думаю, это начало предвыборной кампании: он будет всячески подчеркивать свою ведущую роль в обеспечении безопасности страны. Мы уже видели его ведущую роль в борьбе с коронавирусом, в борьбе за продовольственную безопасность. Думаю, сейчас он будет часто посещать и промышленные предприятия, организации и предприятия ВПК с тем, чтобы, якобы не ведя предвыборную кампанию, но все время мелькая на экране телевизора, чтобы еще раз подчеркнуть свою значимость и незаменимость для страны.

-В Беларуси полностью свою ракету так и не создали?

-Современное ракетостроение – очень сложная отрасль. Самое важное, чего у нас нет, – производство энергоемкого ракетного топлива. Немного стран мира могут производить смесевое ракетное топливо, которое позволило бы производить ракеты среднего и дальнего действия. Насколько можно понять, в ракетном комплексе «Полонез» используется китайское топливо. Известно, что Сербия обладает навыками производства твердого ракетного топлива, у Турции есть успехи в этой сфере – страны, с которыми мы сотрудничаем в военно-технической области, думаю, помогают нам. В Беларуси традиций, технологий, компетенций нет. Ну а наша часть – электроника, система наведения, прицеливания, возможно, головки самонаведения плюс мобильные колесные базы для размещения ракетных комплексов. Нам придется пройти непростой путь, чтобы полностью замкнуть технологический цикл.

-К сентябрю должен появиться первый опытный образец собственного вооружения, способного поражать цели на дальности до 300 км. Сроки по созданию ракеты не выдерживаются, но проблемы уже есть: Россия отказалась предоставлять полигоны для ее испытания. Минск испытывает уже проблемы с Россией и в военно-техническом сотрудничестве?

-Проблемы начались давно. Даже те модификации «Полонеза», которые стреляют на 200 километров, мы сначала испытывали в Китае, потом запускали над своей страной (через 9 населенных районов), что запрещено делать. Но у нас особая ситуация, поэтому мы проводили пуски над густонаселенными районами именно потому, что у нас нет полигонов. А Россия ревнует-не ревнуют, но явно не заинтересована, чтобы Беларусь приобрела средства огневого поражения такой дальности. Россия не заинтересована, чтобы у Беларуси появились высокоэффективные зенитно-ракетные системы, системы класса «земля-земля», «воздух-земля» – в этом плане содействия от РФ никакого. Здесь главный военный донор – Китай.

Если говорить об опытных пусках, то скорее всего Казахстан предоставит нам обширные степи для проведения испытаний; наверное, первые опытные пуски пройдут на китайских полигонах, а затем – в Казахстане. Учитывая степень военно-технического сотрудничества, не исключаю, что Казахстан может стать покупателем новых версий ракетного комплекса «Полонез».

-Давайте сравним уровень военно-технического сотрудничества с Россией и Китаем – какие тенденции наблюдаются?

-Россия объявила импортозамещения. Боясь повторения опыта с Украиной, РФ пытается перевести производства всех основных компонентов на свою территорию. Россия будет стараться производить аналоги наших электронных компонентов на своей территории, хотя бы путем сборки из беларуских комплектующих: и систем наведения, и прицеливания. Там пытаются и колесные тягачи производить класса МЗКТ 7930 и выше, но пока не получается; думаю, в ближайшей перспективе Беларусь будет производить для них. Но от ряда электронных компонентов и других комплектующих, применяемых на российской военной технике, в России будут стараться отказаться.

Военно-техническое сотрудничество будет сокращаться. Надо сказать, что еще со времен Советского Союза развивается в одностороннем порядке: Беларусь поставляла компоненты и покупала готовые вооружения. Организовывать производство, хотя бы совместное, современных вооружений российской разработки на нашей территории Россия категорически не хочет. И кроме того, она не поставляет нам самые современные вооружения: С-400 и оперативно-тактические комплексы «Искандер». Как Лукашенко ни добивается, ничего у него не получается.

Китай согласен предоставить нам технологии и наиболее важные компоненты для совместного производства на беларуских заводах различных систем оружия: и зенитно-ракетного, и оперативно-тактических комплексов, и прочее. С Китаем открываются большие перспективы сотрудничества, учитывая, что у него большие наработки, и Китай не против того, чтобы мы в конце концов локализовали значительное количество компонентов на своей территории. Китай в этом плане более лояльный к нам партнер, чем наш союзник Россия.

-В начале июня истекает срок аренды земли на двух российских военных объектах – в Вилейке и Ганцевичах. Как в Минске собираются решать эту проблему?

-Достаточно, чтобы до 6 июня никто не отказался от своих обязательств – после этой даты произойдет автоматическое продление договора на 25 лет. То обстоятельство, что официальные круги не педалируют эту тему, свидетельствует, что ничего не случится, срок аренды объектов будет продлен на очередные 25 лет.

А разговоры, которые периодически поднимал Лукашенко, – это надежда получить от России больше плюшек, чем она дает, возможно, более дешевое оружие, технологии или даже уступки в области экономики. Но все наши просьбы в пользу бедных, как говорится. Лукашенко использовал свой козырь – не знаю, сыграет он в долгосрочной перспективе или нет. Но разрывать связи он не будет, потому что не хочет ссориться с российской военной элитой, не хочет в глазах рядовых россиян выглядеть неверным союзником и даже предателем: стоит ему отказаться от этих объектов (выведем за скобки их военное значение, это вопрос уже политический), как кремлевская пропаганда обвинит Лукашенко в том, что тот уходит на Запад. Лукашенко такого козыря российской пропаганде не даст.

Глеб Юрин, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...