Коронавирус стремительно охватывает Беларусь. После того как Лукашенко приказал не скрывать информацию по эпидемии в стране, количество зараженных в официальной статистике резко возросло. Пик заболеваемости ожидают к концу апреля, пишет Белсат.

Беларуская экономика и имидж властей катятся под горку на фоне растущей активности гражданского общества. Чем грозит коронавирус беларуской власти и персонально Лукашенко?

Спасать экономику – первоочередная задача. Именно такой посыл несут высказывания Александра Лукашенко на мероприятиях различного уровня. Глава государства требует применять точечные меры по борьбе с коронавирусом, однако жестко подходит к вопросам экономики страны.

Александр Лукашенко, руководитель Беларуси:

«Как у нас тут разглагольствуют кругом – карантин, комендантский час и прочее. Слушайте, это проще всего. Это мы сделаем в течение суток. Но жрать что будем?»

Данный вопрос становится все острее с ухудшением общей экономической ситуации. Так Беларусь уже потратила более 850 миллионов $ из своих золотовалютных резервов на валютные интервенции для предотвращения падения курса белорусского рубля. Всего же с начала года резервы снизились на более, чем полтора миллиарда долларов, а это целых 17%.

Леонид Фридкин, экономист:

«Некоторым компаниям позарез будет нужна какая-то финансовая помощь, если не в виде прямых дотаций, то в виде налоговых каникул, отсрочки по кредитованию, получению льготных кредитов. Мы столкнулись с такой парадоксальной ситуацией, что все те меры, которые до сих пор государство адресовывало до сих пор сельскому хозяйству и отдельным приоритетным проектам – цементной отрасли и деревообработке, сегодня необходимы всему малому частному бизнесу».

Однако государство идет другим путем и вместо максимальной поддержки малому и среднему бизнесу с целью предотвращения массового закрытия фирм и роста безработицы пока что вводит государственное регулирование цен на еще больший перечень товаров, среди которых мясные консервы, кофе, спички, мыло, маски и антисептики. Планируют сдержать рост цен, а с большой вероятностью получат пустые прилавки и благодатную почву для коррупции.

Павел Усов, политолог:

«Я сомневаюсь, что Лукашенко осмелится пойти на какие-то либеральные изменения, реформы, и тем более на какой-то диалог с гражданским обществом. Он будет стараться удерживать ситуацию под контролем посредством репресcионно-административных мер, как это было в период финансового кризиса 2008-10 годов. Тем более, что мы имеем избирательный год».

По оценкам экспертов, Беларуси может грозить экономический спад в лучшем случае от 1,5% до 5%. Это может повлечь рост инфляции и привести к очередной девальвации белорусского рубля. Что прямым образом отразится на благосостоянии населения.

Леонид Фридкин, экономист:

«Если моделировать ситуацию карантина с экономической точки зрения, то это огромные потери, которые отразятся на всех абсолютно. И эти потери придется восполнять или залезая в долги, или отказываясь от очень многих расходов. С другой стороны, властям было бы невредно отказаться от некоторых совершенно ненужных и расточительных мероприятий.

Однако этот ход недопустим для властей Беларуси в силу идеологических причин.

«Часть беларуского общества требовала от беларуских властей незамедлительных мер по устранению последствий коронавируса, введения карантина. На фоне этого Лукашенко подтрунивал и шутил, что вызывало еще большее недовольство и раздражение у части общества. И отмена парада означает проявление и декларацию собственной слабости и бессилия. На что Лукашенко пойти не может», – уверен Павел Усов.

Какие-то меры принимать все равно придется. Пока только столичные власти ввели частичные ограничения на массовые мероприятия (отмена выставок, презентаций), призвали соблюдать социальную дистанцию в полтора метра, рекомендовали закрыться ночным клубам, кальянным и боулингам, а также разрешили не водить детей в школы и сады. Для студентов же рекомендовали дистанционное обучение.

Андрей Поротников, руководитель проекта Belarus Security Blog:

«У Минска было 2,5 месяца, в течение которых можно было сделать определенные выводы из опыта развития эпидемии в других странах. Возможно, эти выводы и были сделаны, но они не трансформировались в конкретные решения. Сейчас, к сожалению, время упущено, и что-то будет делаться на ходу, но это будет стоить больших денег в прямом значении (хотя бы потому, что то медицинское оборудование и те товары, в которых мы нуждаемся, резко выросли в цене, часто в 10 раз). А второй момент – это будет стоить жизней, и люди это запомнят».

Для того, чтобы запомнили как минимум меньше, сейчас уже проводятся необходимые мероприятия – к примеру, в руки СМИ уже попали образцы подписок о неразглашении ситуации с коронавирусом, которые обязывают подписывать врачей. А государственная пропаганда по максимуму задвигает тему пандемии на задний план, больше внимания уделяя той же посевной кампании.

«Информацию скрывать не надо. Не дай Бог, где-то какой-то обман. В наше время в нашей республике обмануть никого не возможно. И если вы один раз обманете, вам никто верить не будет», – заявил Александр Лукашенко.

Недоверие общества властям сейчас видно не столько по высказываниям, сколько по активности. Не государственные инициативы, а гражданские активисты ведут сбор средств на помощь больницам и врачам, доставляют средства защиты, медикаменты и даже бытовую технику учреждениям здравоохранения, которым этого катастрофически не хватает. На фоне успокоительной риторики и зачастую бездействия властей именно реальная помощь третьего сектора – главный фактор, негативно влияющий на имидж как системы в целом, так и Лукашенко в частности.

«Лукашенко больше не тот человек, который приносит деньги в страну. Лукашенко – тот человек, благодаря которому деньги в страну не приходят. Это увидели все и на всех уровнях. И безусловно, это серьезный и имиджевый удар, и удар по его политическому будущему в том плане, что он больше не воспринимается в качестве сильного и эффективного, или может быть даже большинству несимпатичного, но все же эффективного руководителя государства. Все увидели, что он не в состоянии быстро принимать адекватные решения, что он неэффективен, что он создает проблемы, а не решает их», – считает Андрей Поротников.

И этот факт говорит о том, что власть будет склонна применять жесткие методы для недопущения перехода социального недовольства в политический протест.

Дмитрий Мицкевич, belsat.eu

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...