Кремль в любом случае остается в выигрыше: либо получает интеграцию на своих условиях, либо сокращает финансирование Беларуси.

Лукашенко и Путина на Валааме, kremlin.ru

 

Совместные молитвы на Валааме не помогли: Минск и Москва отложили решение проблем в двусторонних отношениях до 8 декабря 2019 года. Таков главный итог двухдневных переговоров Лукашенко с Путиным.

Что означают петербургские договоренности руководителей Беларуси и России?

Об этом Беларуская праўда поговорила со старшим аналитиком Альпари Вадимом Иосубом.

-Лукашенко ехал за конкретными решениями, но решения не приняты – все проблемы отложены в очередной раз до декабря. Главный вопрос: кому это больше нужно? Впечатление такое, что больше в том заинтересован Лукашенко.

Думаю, Россию вполне устраивает статус-кво: Минску в ответ на отсутствие более тесной интеграции сокращение помощи по всем направлениям: и кредит ЕврАзЭс, и межгосударственный кредит, и компенсация налогового маневра, даже компенсацию «грязной нефти» отложили. Не уверен, что более глубокая интеграция является самоцелью Москвы; возможно, добившись сокращения помощи, Кремль достиг своей цели.

С другой стороны, Лукашенко очень хотелось бы и кредиты, и компенсацию за налоговый маневр, компенсацию за «грязную нефть». Но Россия больше не собирается оказывать помощь в обмен на поцелуи, а идти на более тесную интеграцию: введение единой валюты, что означает частичную утрату суверенитета, Лукашенко тоже не очень хочется идти.

Я говорю даже не об интересах Беларуси, а об интересах Лукашенко, которые могут не совпадать: сокращение дотаций со стороны России практически не оставляет альтернативы тому, чтобы пойти на серьезные реформы, заняться проблемами госпредприятий. Желание России сократить различные дотации и кредиты стратегически может пойти Беларуси на пользу.

-По сути, вы согласны с Балашом Ярабиком, который озвучил цель Кремля: не поглощение Беларуси, а прекращение финансовой помощи.

-Я бы не стал утверждать так однозначно. Мой тезис: России и так хорошо, и сяк неплохо. В одном случае Кремль получает интеграцию на своих условиях, в противоположном – сокращает объем помощи. Что для него главное – я бы не взялся утверждать однозначно. Но по большому счету Москву устраивает и один вариант, и другой вариант. А Лукашенко не устраивает ни один вариант. При такой альтернативе Россию устроит любое развитие событий, в отличие от Беларуси.

– Россия является крупнейшим инвестором в экономику Беларуси: почти четыре миллиарда долларов накопленных прямых инвестиций”. Зачем Путин напомнил это Лукашенко?

-Не надо думать, что россияне могут завтра изъять эти инвестиции.

Напоминание Путина не стоит воспринимать как угрозу. Простой пример: инвестиции в «Белтрансгаз» – тоже инвестиции в Беларусь. Как эти инвестиции изъять? Трубу не выкопаешь, обратно ее не продашь. Вложены деньги в банки, вложены деньги в трубу – отыграть назад Россия уже не может.

-В итоге, получается, каждая из сторон осталась при своих интересах, если исходить из публичных заявлений?

-На данный момент – да. Но сложившаяся ситуация устраивает больше Путина, чем Лукашенко. Лукашенко рассчитывал на достижение других результатов: давайте сначала решим локальные вопросы, а потом – поговорим об интеграции, или утром деньги, вечером – стулья. Россию же устраивает любой исход.

-Для Лукашенко какой исход выгоднее – отсутствие интеграции без помощи либо помощь с частичной сдачей суверенитета?

-Боюсь, этого не знает никто, а мы, граждане страны, узнаем о выборе Лукашенко постфактум. Не хочется ни углубленной интеграции, ни отсутствия денег. Понятно, что решение будет принимать Лукашенко; что нашепчут ему советники, которые сегодня находятся в фаворе, никто не знает. По сути, вся наша судьба зависит от того, как сложится пазл в отдельно взятой голове.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...