Конфликт между странами приобрел затяжной характер, и выхода пока не видно.

Министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей, Sputnik

 

«Некоторые из государств, которые обвиняют Беларусь в «зависимости» от третьих стран, сами в значительной степени зависят от Беларуси”. Так отреагировал министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей на интервью литовского коллеги порталу TUT.BY.

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс в жестких выражениях обрисовал существующие проблемы в отношениях с Беларусью, которую назвал страной с “остатками суверенитета”. Владимир Макей в долгу не остался, сделав ответный выпад на встрече с делегацией послов по особым поручениям по делам Восточного партнерства (ВП) 22 мая.

О природе противостояния и путях решения конфликта Беларуская праўда побеседовала с директором Центра европейской трансформации Андреем Егоровым и руководителем Института «Политическая сфера» (зарегистрирован в Литве) Андреем Казакевичем.

«Выпад министра звучит как угроза»

-Выпад министра звучит как угроза: будете много болтать, отключим газ. Министр намекает, что Беларусь путем маневрирования между странами Балтии может влиять на доходы бюджета государств, – считает Андрей Егоров. – Беларусь для Литвы является достаточно важным партнером, например, в плане транзита беларуских товаров через порт Клайпеды. Экспорт беларуских нефтепродуктов идет либо через Россию (Калининград), либо через Клайпеду. В некотором смысле Беларусь важнее для Литвы, чем Литва для Беларуси.

-Насколько справедливы упреки литовского министра в адрес официального Минска?

-Справедливы ли упреки? Во многом да: беларуский суверенитет ограничен со стороны России. Речь не только про членство в Евразийском экономическом союзе, но и про военно-стратегическую зависимость Беларуси, привязку энергосистемы Беларуси к российским энергоносителям, значительную зависимость от российского рынка – все, что делает Беларусь не очень свободной в своих политических и экономических маневрах.

Беларуские экологические организации крайне обеспокоены событиями, которые происходят вокруг строительства БелАЭС: транспарентностью процесса, общественным контролем, оценкой воздействия на окружающую среду. Стандарты для аналогичной атомной станции, которая строится в Финляндии, гораздо выше стандартов, установленных беларуским правительством. Все факторы дают основания для беспокойства литовцев, их можно понять.

Но, наверное, Вильнюсу не стоит делать такие заявления, тем более, если между странами существуют договоренности экономического характера. На что, как мне кажется, и намекает Макей. Потому что слова обидные – и для нынешнего режима, и даже для страны звучат не очень приятно.

-Обмен обвинениями и упреками между Минском и Вильнюсом длится достаточно давно, но пока только на дипломатическом уровне. Что в реальности происходит между странами?

-Идет бодание между Литвой и Беларусью, в основном, относительно безопасности строительства БелАЭС. Литва вообще не заинтересована в строительстве АЭС под боком, но коль станция строится, то хотя бы по европейским стандартам безопасности. Соответственно, Литва использует дипломатические ресурсы в Европейском Союзе, чтобы давить на Беларусь по данному вопросу. И в ряде случаев осложняет жизнь – с подписанием приоритетов партнерства, например. Для ЕС очень важен консенсусный принцип принятия решений: если Литва будет жестко блокировать некоторые вопросы, то она может создать ощутимые проблемы для беларуско-европейского взаимодействия.

“От конфликтов могут потерять обе стороны”

-Зависимость Литвы от Беларуси не стоит преувеличивать. Естественно, Литва имеет экономические интересы в сотрудничестве с Беларусью: транзит беларуских товаров через Клайпедский порт, туристические потоки, различные экономические проекты. Но в целом нельзя говорить о значительной зависимости Литвы от Беларуси. Экономическое сотрудничество важно, но Беларусь не создает критической доли в литовском товарообороте, в литовских финансах, – отмечает Андрей Казакевич. – От конфликтов могут потерять обе стороны. Сотрудничество является важным, но при этом некритическим для сторон. Мы не можем сравнивать значение для Беларуси Литвы с Россией или Украиной или Беларуси для Литвы в сравнении с Евросоюз.

-Как следует воспринимать резкое заявление Владимира Макея?

-Заявление Макея – часть противостояния и непонимания между двумя странами. Обе стороны в данном конфликте высказываются достаточно жестко, причем литовская сторона – временами очень жестко. В Литве вообще очень часто говорят о Беларуси, как о несамостоятельном государстве, которым полностью манипулирует соседняя Москва. Это не только не этично, но и неверно с точки зрения реальной политической ситуации.

В основе противостояния лежат проблемы, которые, к сожалению, вряд ли могут быть решены быстро. Прежде всего, это строительство БелАЭС. Для Беларуси это важный инвестиционный проект. Для Литвы проблема АЭС не только вопрос безопасности Литвы, но и часть острых внутриполитической дискуссии. Для значительной части литовской политической элиты вопрос стал эмоциональным и принципиальным. К сожалению, по данной проблеме у нас с Литвой отношения носят конфликтный характер. Обе стороны регулярно обмениваются критическими замечаниями, что показывает наличие серьезных проблем в двусторонних отношениях.

-Значит, конфликт между странами существует, и путей выхода из него пока не видно?

-Путь – компромисс и снятие эмоциональной напряженности. Но пока что, судя по всему, стороны не готовы ни к компромиссу, ни к снятию эмоциональной нагрузки.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 4.0 International License

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...