Лишь на четвертые сутки беларуский МИД прокомментировал российскую агрессию против украинских кораблей в Керченском проливе. Лукашенко хранит молчание до сих пор. В чем дело? Своим мнением поделился с “Белорусским партизаном” Мечислав Гриб.

fakty.ua

Сегодня министр иностранных дел Владимир Макей очень обтекаемо высказался по поводу конфликта в Керченском проливе: “Мы, конечно, хотели бы, чтобы не было предпринято никаких шагов, которые привели бы к дальнейшему росту напряженности в нашем регионе”.

Лукашенко по-прежнему хранит молчание.

Между тем, этот конфликт вышел на новый качественный уровень: Россия выступила в качестве прямого военного агрессора. В этой ситуации, как считает председатель Верховного Совета 12 созыва Мечислав Гриб, Лукашенко просто не знает – что говорить и кого поддерживать.

– Уже несколько дней Лукашенко молчит о событиях в Керченском проливе. Воды в рот набрал?

– Мне кажется, Лукашенко молчит, потому что не знает, кого поддержать. Поддержать Украину во главе с Порошенко – значит, выступить против России, поддержать Россию – значит, выступить против Порошенко и Украины. А между Минском и Киевом и так плохие отношения в последнее время, несмотря на встречу Лукашенко и Порошенко в Гомеле, несмотря на клятвы в дружбе, братстве и любви. Потому он и молчит.

– Как долго Лукашенко может использовать тактику молчания?

– В конце концов Лукашенко может и выиграть. Насчет конфликта выскажутся ведущие страны мира, когда приобретет конкретные очертания общая позиция, когда проблема утратит свою актуальность, тогда он может высказаться и обойти острые углы. Вопрос действительно сложный: кого поддержать?

– “Мы и опосредованно, и непосредственно ощущаем на себе последствия этой конфронтации”. Министр иностранных дел Владимир Макей сегодня также впервые высказался о конфликте в Керченском проливе. О каких последствиях говорил министр?

– Думаю, разговор идет про экономические отношения. Тяжело быть посредником на мировом уровне по урегулированию кризиса на востоке Украины. Если Россия якобы не принимает непосредственного военного участия в событиях в “ЛНР” и “ДНР” (по заверениям Кремля), то теперь Россия является непосредственным участником военного конфликта.

Каким образом Беларусь может быть регулировщиком конфликта, если она фактически является частью “союзного государства” с Россией? И это самое главное, что подразумевал Макей.

– После событий в Керченском проливе конфликт вышел на новый уровень – Россия выступает в качестве прямого военного агрессора?

– Естественно, конфликт вышел совершенно на новый уровень. Стороны обмениваются взаимными обвинениями в провокациях, но, возвращаясь к корням инцидента, мы в любом случае выходим на Крым: когда Крым принадлежал Украине (до аннексии со стороны России), никаких проблем с Керченским проливом не было и быть не могло.

– Коль скоро официальный Минск выступает миротворцем, какую позицию белорусские власти должны занять по событиям в Керченском проливе?

– Миротворец должен занять нейтральную позицию. Ни один миротворец не может являться таковым, если принимает позицию одной из конфликтующих сторон. И придерживаться международного законодательства.

fakty.ua

 

– Я думаю, угроз никаких нет, поскольку на территориях, граничащих с Беларусью, военное положение не введено. Но, тем не менее, хоть приграничные территории свободны от военного положения, пограничная служба, таможня будут работать в усиленном режиме, а это – тщательный досмотр, очереди. Как ни крути, сложности, понятно, будут. Уже есть.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...