Диктатура – это плохо, диктатура – это очень плохо.

Владимир Мацкевич, Facebook

Владимир Мацкевич, Facebook

Но диктатура редко бывает случайной, а если бывает, то ненадолго. Если диктатура держится десятилетиями, то она точно не случайна, а обусловлена какими-то важными обстоятельствами и факторами ситуации. Иначе говоря, диктатура кому-то нужна, и этот кто-то вовсе не злодей, а общество. Общество нуждается в диктатуре, как бы не противно было это признавать.

Диктатура сама делает всё, чтобы воспроизводить в обществе потребность в себе самой. Диктатура развращает общество с каждым годом своего существования.

И если диктатура устанавливается потому, что общество в ней нуждалось в какой-то момент, то через 10-15 лет общество уже не может без неё обходиться.

Это ещё противнее осознавать.

Если общество не может обходиться без диктатуры, то диктатура не недоразумение, не случайна, а действительна – то есть разумна! То есть, необходима!

А это уж совсем противно, не правда ли?

Но, но если нечто разумно, действительно и необходимо, значит ли это, что в этом никто не виноват? Что с этим ничего нельзя сделать?

Нет, не значит.

Во-первых, даже если диктатура необходима и неизбежна, то эту необходимость нужно понимать и учитывать в своих политических планах. И тот, кто этого не понял и не учёл, виновен в том, что диктатором стал не он сам, не тот, кто мог бы вести страну к демократии и стимулировать развитие, а тот, кто повёл страну к деградации.

Во-вторых, нужда в диктатуре возникает, как нужда в порядке, после длительного бардака и хаоса. Тот, кто способствует бардаку и сеет хаос, виновен в диктатуре, ответственен за то, что в ней возникает нужда.

Ответственность эту делят между собой национальные элиты: бюрократическая элита, бизнес-элита, интеллектуалы, генералитет армии и спецслужб.

В-третьих, местом, где элиты выясняют отношения между собой, договариваются, или не договариваются, является парламент. Если парламент не обеспечивает компромисс между элитами и элитарными группировками, то он и виновен в том, что возникает потребность в “сильной руке” и необходимость в диктатуре.

В-четвёртых, парламент парламентом, но элиты могут оказаться недоговороспособными, и даже не рассматривают парламент, как место согласования своих интересов и разрешения конфликтов. И тогда виновны они.

В-пятых, элиты могут даже не осознавать себя элитами, и не осознавать страну и нацию, как условия своего существования, как элит. Отсутствие такого осознания элитами самих себя, своей страны и нации, является следствием отсутствия идеологии, доктрины страны, программы и стратегии развития. А разработка идеологии, доктрины, программы, стратегии обязанность и призвание интеллектуальной и культурной элиты. И если всего этого нет, то виновны интеллектуалы, писатели, артисты и художники.

В-шестых, интеллектуалы, поэты и артисты становятся элитой тогда, и только тогда, когда в них нуждаются другие элиты: бизнес, бюрократы высших эшелонов, церковь, военные и т.д. Если потребности других протоэлит удовлетворяются интеллектуалами, художниками, поэтами, артистами, то в стране нет интеллектуальной и культурной элиты.

В-седьмых, без результатов и продуктов интеллектуальной и культурной элит, у других протоэлит нет шансов стать элитами, нет средств и инструментов самоосознания, самоопределения, и понимания своих коллективных и корпоративных интересов, своего места в стране и в нации.

Уже этого достаточно, чтобы понимать, что парламентская республика сейчас не стоит на повестке дня, она невозможна, да и не нужна. Только сильная исполнительная ветвь власти может сдерживать беспорядок и хаос, которые неизбежны при таком состоянии общества и элит.

Сегодня никто не рассматривает парламент в его собственном смысле, как место согласования интересов элит, место разрешения конфликтов, место принятия важнейших решений для развития государства, нации и общества.

В парламент многие жаждут попасть.

Но зачем?

– Чтобы сделать карьеру – большинство соискателей.

– Чтобы самим стать диктаторами, как это удалось одному шумному и популярному депутату перепуганного обретённой независимостью последнего советского коммунистического парламента – профессиональные оппозиционные лидеры.

Эти “кандидаты” в диктаторы могут мнить себя элитой, но их в этом качестве не признают другие протоэлиты. Даже то то, чтобы не признают, а не опознают.

Они и не могут быть опознаны как группа, или корпорация, потому что они всё по одному. Они эгоистичные одиночки, не способные ни к солидарности, ни к компромиссам.

Если образуется возможность нормально правовым и демократичным образом избрать парламент, то в него попадут случайные, некомпетентные, эгоистичные и недоговороспособные люди, среди которых могут оказаться и сегодняшние оппозиционеры, не все, и тоже случайно.

Других просто нет, за годы диктатуры просто не где было всему необходимому научиться.

Потребуется несколько парламентских кризисов, роспуска созывов и перевыборов, прежде чем появится нормальный парламент, с ответственными депутатами, способными масштабно по государственному мыслить.

А что всё это время будет в стране, и со страной?

Всё будет определяться исполнительной властью и её решениями.

Будет ли эта исполнительная власть ответственной? Будет ли она играть на повышение и развитие нации и общества, а не на понижение и деградацию, как нынешняя?

Это будет определяться консенсусом элит, или их эгоистичным компромиссом.

Но элиты в несознанке: не осознают себя элитами, не осознают свою ответственность за страну, нацию и общество.

А общество и нация не считают их элитами, и не считаются с ними.

Они вообще не знают друг друга, общество и элиты.

Не узнают друг друга, не хотят знакомиться, не интересуются.

Можно ли с этим что-то сделать? Что-то изменить?

Можно.

Для этого нужно собрать в одно время и в одном месте:

– идеи (доктрины, программы и стратегии развития страны);

– людей (мыслящих масштабно, а не мелко, принимающих ответственность как за свой вклад в общее дело, так и за всё общее дело);

– ресурсы (время-деньги, связи, PR);

– know how – “знание как”, или технологии, гуманитарные и социальные технологии.

В принципе, всё необходимое в стране есть.

Нет только неескольких мелочей: желания, воли, азарта, готовности рискнуть, взаимного доверия и уважения.
И есть кое-что лишнее: эгоизм, жадность, взаимная подозрительность, мисология, инфантильная установка – “всё сразу, немедленно и даром”.

А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо.

Владимир Мацкевич


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.