Декларации о готовности организовать в Беларуси встречу мировых лидеров таковыми и воспринимаются, о чем свидетельствует молчание самих лидеров.

Встреча в Минске Александра Лукашенко и верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон 26 августа 2014 года, перед началом переговоров в рамках Таможенный союз – Украина – ЕС, AFP

“Минская контактная площадка” по Украине с ее определенными итогами не дает покоя воображению минских геостратегов. Но обоснованно ли после долгих лет пребывания в статусе “последняя диктатура Европы” примерять на себя роль Хельсинки-2?

На вопросы Беларускай праўды ответил политический обозреватель Роман Яковлевский.

-Война в Украине длится более трех лет, чуть меньше проходят переговоры в «минском формате», результатом которых стали минские соглашения. Можно ли считать этот документ успехом беларуской дипломатии?

-Как подчеркивают некоторые внимательные аналитики-мозговеды, это не соглашения, а договоренности. Там стоят подписи и лидеров сепаратистов в качестве частных лиц без их формальных должностей. Эти кадры могли появиться только в Минске, который им гарантировал личную безопасность. А Путин хотя и приезжал тогда в Минск, но подписи своей не оставил. Ведь Москва вообще не считает себя стороной конфликта. И ей, конечно, была выгодна та роль беларуской дипломатии, которую она сыграла, как кому-то казалось, сумев соблазнить, зазвав в Минск, лидеров Германии и Франции, впервые появившихся тут.  И роль хозяев заключалась лишь в том, как сказал Лукашенко, чтобы вовремя подавать гостям кофе.

Чытайце па тэме:  "Рад, что мне доверили основную площадку". Лукашенко объяснил, почему Путин не приехал

-Способен ли «минский формат» приблизить окончание войны в Украине?

– Заслугой этого формата остается, что была пресечено (но не ликвидировано) масштабное кровопролитие на востоке Украины. Большего «минский формат» сделать не смог, да и не мог.

-Лукашенко выразил готовность направить миротворческий контингент в Украину. Почему инициативу беларуского руководителя проигнорировали и Москва, и Киев?

-Желание считаться миротворцем у него проявляется не только в российско-украинском кризисе. Нечто подобное можно было слышать и в отношении Карабахского конфликта, который «пасет» не один год  Минская группа ОБСЕ.  Насчет нынешней инициативы некая реакция, похожая на приветствие, одобрение, все же была в заявлении Лаврова. А вот сдержанность, а то и молчание Киева можно понять. Там реально оценивают миротворческий потенциал Минска — верного стратегического союзника России, которую в Украине считают агрессором. Появление беларуских миротворцев в Украине возможно лишь при наличии мандата ООН и согласия самой Украины. А у нее имеются свои представления насчет состава возможных миротворцев. Особенно после решения Верховной Рады на интенсификацию интеграции не только с ЕС, но и с НАТО. Похоже, минские геостратеги то ли не видят, то ли не хотят видеть такие украинские реалии.

-Дальше – больше. Лукашенко инициировал переговоры между Востоком и Западом,  выразив готовность организовать встречу лидеров России, США, ЕС, Китая в условиях геополитического кризиса. Мировые лидеры просто отмолчались, а вот отдельные эксперты заговорили о шансах Минска стать новым Хельсинки. Обоснованы ли претензии официального Минска на статус мирового миротворца?

Чытайце па тэме:  У Беларусі з'явіліся тры новыя генералы

– Кризис в международных отношениях действительно есть. И это признается практически всем политиками и экспертами. Только одни видят причины происходящего в политике Запада, а другие – в политике Кремля, которая аннексией Крыма, войной с Грузией и на востоке Украины фактически разрушила всю систему европейской безопасности, столпами которой были Ялта и Хельсинки. Декларации о готовности организовать в Беларуси встречу мировых лидеров таковыми и воспринимаются. О чем и свидетельствует молчание мировых лидеров.

-Россию воспринимают как агрессора, официальный Минск выступает верным союзником Кремля. И одновременно пытается играть роль миротворца. Совместимы ли обе роли в лице беларуской власти?

– Так называемая многовекторная внешняя политика, которую проповедует и усиленно пиарит разными способами официальный Минск, уже многими политиками на Западе, да и на Востоке воспринимается плюрализмом в одной голове. А если уже такие суждения начинают доминировать в разноформатных встречах дипломатов, политиков, то, естественно, о совместимости ролей, о которых вы спрашиваете, говорить просто несерьезно.

Глеб Юрин, Беларуская праўда


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.