Беларусь остаётся единственной европейской страной, в которой разрешено убивать людей по решению суда. Общество расколото на две неравные части, причём большинство смертную казнь поддерживает. Насколько это современно, насколько это этично? Какие аргументы у сторонников смертной казни и её противников?

Фото: euroradio.fm

 

В Неделю против смертной казни Еврорадио вспоминает, как четыре года назад в студии  встретились неожиданные собеседники — социолог Лидия Михеева и протоиерей Сергей Гордун. Обсуждалась  проблема смертной казни — взгляд общества и позиция Церкви.

Еврорадио: Треть беларусов без сомнений высказывается за смертную казнь. Основной аргумент, который повторяют эти люди, заключается в том, что смертная казнь является адекватной расплатой за тяжкое преступление. Насколько беларусам свойственна мстительность?

Лидия Михеева: По моему мнению, беларусы — не мстительный народ. И глубокая традиция христианства способствует милосердному отношению к ближнему. Нет никаких культурологических, религиозных факторов, которые влияли бы на традицию мстить, как это есть у других народов, живущих кланами, семьями. Апелляция к мстительности — это рудимент. Она не внедрена у нас психологически. Скорее, это такая экзистенциальная последняя грань, которая психологически возникает у некоторых людей.

Еврорадио: Право на месть закреплено даже в Библии, вспомнить хотя бы принцип “око за око”, который повторяется и в Ветхом, и в Новом Завете. Как церковь относится к подобному возмездию?

Сергей Гордун: Известные библейские слова: “Око за око, зуб за зуб” имеют не тот смысл, который в них сейчас вкладывают. Дело в том, что в древние времена принцип мести не был нормирован. Не было принципа адекватного наказания. Если кому-то выбили зуб, обиженный в ответ мог выбить всю челюсть. И принцип “око за око” был попыткой установить справедливую месть.

Эти слова цитируются в Новом Завете, но там есть такая идея: выше принципа адекватного наказания должно быть чувство милосердия. Это то новое, что появляется в Новом Завете, в христианстве. Мы должны быть готовы простить, и ждать покаяния и исправления.

Еврорадио: Принцип адекватной мести культивируется прежде всего в восточных странах. Здесь можно даже назвать его восточным словом “талион”. А влияние Востока на беларусов всё же в определённой мере было и остаётся.

Лидия Михеева: Я, скорее, соотносила бы это с психологическими аффектами, связанными с утратой родственников. Я бы не капала так глубоко. Я бы знаете, на какой ещё аспект обратила внимание. Вот мы говорим о низкой информированности людей о проблеме смертной казни.

У Альбера Камю есть интересная работа о смертной казни. И главным тезисом там было то, что, если бы люди знали, как происходит смертная казнь, если бы они присутствовали там, если бы они почувствовали психологию преступника, которого наказывают, нашли бы в себе силы разобраться в этом вопросе, то сторонников смертной казни было бы намного меньше.

Как раз во время дела Коновалова и Ковалёва, параллельно с информацией о суде в СМИ попала информация об обстоятельствах исполнения смертной казни. И многие были этими обстоятельствами шокированы. А также тем, что нет нормального захоронения, оно является анонимным. Это не укладывается ни в какие рамки этики, гуманности, милосердия. И именно это многих зацепило.

Чытайце па тэме:  Количество смертных приговоров в 2015 году выросло более чем в 2 раза

Еврорадио: Мне очень странно было сейчас слышать это мнение Камю, ведь именно для Европейских народов в Средние века была характерна публичная смертная казнь. Вспомните, как колдунов сжигали на городских площадях. А во Франции ещё в начале XIX века было распространено публичное гильятинирование. На них собирались большие толпы, и людей совсем не отпугивало это зрелище.

Сергей Гордун: Я сказал бы, что это очень давняя традиция. Ещё с дохристианских времён.

Лидия Михеева: Позвольте мне тогда уточнить свою мысль. Мне кажется, что это — та высокая цена, которую европейские нации заплатили за просвещение. Но в ХХ веке реакция европейцев на фашизм показала, насколько они шокированы и насколько далеко они ушли от средневековых традиций. Конечно, всё очень сложно и противоречиво. Но вы видите, что европейские нации прошли за эти века долгий путь развития. И разве сейчас есть европейская страна, кроме Беларуси, в которой разрешена смертная казнь?

Еврорадио: Но в обществах, где смертная казнь отменена или на неё введён мораторий, люди часто требуют вернуться к нему. В Украине подобные суждения звучат каждый раз, когда случается ужасное преступление.

Лидия Михеева: Это проблема, скорее, юридического характера. Когда граждане уверены, что в их стране существует справедливый суд, и что вероятность судебной ошибки исключена, то кто-то из них может допускать возможность смертной казни.

Но мы хорошо понимаем, что 100% справедливости не может гарантировать даже самый справедливый суд. Не важно, европейский это суд или суд Украины.

И, я так понимаю, даже сами украинцы не очень-то доверяют своим судам. В этом смысле их позиция тем более парадоксальна. Возможно, это попытка вернуть самосуд: если плохо работает судебная система, появляется иррациональное желание напугать преступника смертной казнью. Но, по моему мнению, если ты не доверяешь правоохранительным органам и судам, доверять им наказывать кого-нибудь смертью — абсурдно.

Церковь руководствуется не эмоциями, а Святым писанием

Еврорадио: Для беларуского правосудия смертная казнь это сегодня норма. Отец Сергий, а что с точки зрения Церкви?

Сергей Гордун: Для Церкви это сложная проблема. Церковь в своей позиции руководствуется не эмоциями, а, прежде всего, Святым писанием. Если бы в Библии, в Святом писании были абсолютно ясные указания на то, что смертной казни быть не должно, Церковь однозначно занимала бы эту позицию. И человек, который считает себя христианином, не мог бы даже думать иначе. Но христианство возникло 2 тысячи лет назад, а страны, где отменена смертная казнь, появились только в ХХ веке. А общество в XVII, XVIII, XIX века было более христианским, чем оно является сейчас.

Чытайце па тэме:  Автухович: С помощью смертной казни власть заметает следы своих преступлений

Еврорадио: То есть, Церковь не может категорически выступить против смертной казни?

Сергей Гордун: Для христианина отношение к смертной казни очень похоже на отношение к войне. Конечно, мы хотели бы, чтобы не было никаких конфликтов и не было войны. Война — это однозначное зло, ибо это убийство. Но когда война начинается, Церковь благословляет на защиту своей земли и своего ближнего. И в Евангелии написано, что нет большей любви, чем если кто положит душу свою, жизнь свою за ближних своих. Вместе с тем, отмена смертной казни, введение моратория очень близки христианскому духу. Однажды Христос с учениками проходил через деревню в Самарре. Жители деревни не захотели его слушать, очень резко оттолкнули его. Ученики возмутились: “Пусть бы сошёл огонь с неба и сжёг их!” Но Господь сказал им в ответ: “Не знаете, какого вы духа”. Христианский дух другой! И ещё я привел бы пример из нашей, христианской истории.

В “Житии князя Владимира”, который крестил Русь, сказано, что, когда он принял христианство, он перестал казнить преступников. Не было казней при нём. Это указывается как пример того, что он проникся христианским духом.

И ещё один важный момент. Всё-таки мы не должны отрицать возможность покаяния, какой бы грешный ни был человек. Если человека вскоре после приговора казнят, эту возможность отбирают. А каждый человек перед Богом — самый ценный. Если исходить из духа, смысла Евангелия, из образа Христа, то нужно сказать, что идея отмены смертной казни близка христианам. Христианские церкви были бы рады, если бы общество дошло до понимания необходимости отмены смертной казни.

Большинство может парадоксальным образом отвечать на референдумах

Еврорадио: Есть возможность покаяния. А есть возможность, что убийца, которому оставить жизнь, сбежит и совершит ещё одно убийство. Лидия, вас, как женщину, не беспокоит потенциальная опасность от преступников, которые сидят в тюрьмах?

Лидия Михеева: Я хотела бы здесь говорить не от имени своего биологического пола, а от себя, как человека. Когда шёл процесс Коновалова и Ковалёва, для всей страны было не совсем очевидно, что суд и следствие были вполне справедливы. Общество раскололось, но силы, которая однозначно выступила бы против смертной казни, не нашлось. Ведь этот случай очень хорошо показывал, что ошибки могут быть. И нужно немного больше времени, чтобы разобраться.

Еврорадио: То есть, не обязательно, что была допущена ошибка. Но она могла бы быть, не было уверенности?

Лидия Михеева: Мы сейчас не можем и не будем судить о том, была ли ошибка. Но нужно было ещё немного времени, чтобы общество подтолкнуло следствие ещё немного поработать. Меня смущает ещё и то, что в нашем обществе мы очень много ориентируемся на так называемое “мнение большинства”. Но большинство может не быть правым. Как мы помним, в 1933 году большинство выбрало Гитлера. Большинство может парадоксальным образом отвечать на референдумах на вопросы, может, не очень удачно поставленные. Может за смертную казнь проголосовать. Мне кажется, что очень важно, чтобы беларуские интеллектуалы чаще напоминали о ценности человеческой жизни, человеческого достоинства. Мне кажется, нам в меньшей степени стоит прислушиваться к традициям и мнению большинства. Оно может меняться, им можно манипулировать. А следует информировать, просвещать, “подтягивать” людей до высших ценностей. Вот что меня беспокоит.

Чытайце па тэме:  За госизмену арестован экс-сотрудник Московского патриархата

То, что смертная казнь может напугать преступника, это миф

Еврорадио: А сделала бы отмена смертной казни беларусов лучше? Может, она наоборот развяжет руки преступникам и вызовет всплеск криминала?

Лидия Михеева: То, что смертная казнь может напугать преступника, это миф. Уголовник, который идёт на тяжкое преступление, или надеется избежать наказания, или вообще о нём не думает. Этих людей не остановит ничто. А отмена смертной казни подарит жизнь тем, кто, возможно, осуждён несправедливо. И это будет огромный гуманистический вклад в беларуское общество.

Сергей Гордун: Для меня остаётся вопросом, почему некоторые страны не отменяют смертную казнь. Например, Соединённые Штаты, которые позиционируют себя как эталон демократии. Так сделает отмена смертной казни более демократичным наше общество? А чтобы ответить на ваш вопрос, нужно сравнить статистику по преступлениям в странах до и после отмены смертной казни.

Еврорадио: Насколько я помню, в Украине никакого резкого роста преступности после введения моратория не произошло. Был даже небольшой спад.

Сергей Гордун: Если роста преступности не будет… Всё равно очень сложно будет как-то измерить, станем ли мы лучше. Но не будет риска отнять жизнь у невинного человека. А во-вторых, если наказать человека смертью, он умрёт озлобленным, умрёт с преступлением в душе. Но он же может пережить это, раскаяться. И умереть как человек, в котором произошла духовная перемена. И то, что у человека будет такая возможность, это очень ценно. С христианской точки зрения человеческая душа имеет безграничную ценность перед Богом.

Еврорадио: А готовы ли беларусы к отмене смертной казни?

Лидия Михеева: Нужно делать их более готовыми. Ожидать, что это произойдёт само, бесперспективно. Каким образом меняются мнения в обществе? Большую роль играют СМИ, прецеденты, важные персоны, которые высказываются по проблеме. Люди, которые ещё не определились, могут качнуться в другую сторону, когда услышат наши аргументы. Люди ещё не готовы? Так может, Церковь и интеллектуалы помогут им подготовиться?

Сергей Гордун: Должна быть широкая дискуссия, широкое обсуждение этой проблемы. Нужно рассказывать об этих случаях, приводить примеры официально признанных ошибок, ибо они есть. В советское время люди были наказаны массово. После многие были реабилитированы. Но — посмертно, у них отняли жизнь… Я согласен с мнением, что большинство не всегда право. Поэтому важно просветительство. Нужно думать, как воспитывать наше общество таким, чтобы потребности в смертной казни не было. Это главная задача, которую я вижу и перед интеллектуалами, и перед Церковью.


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.