Семью Шкробовых с двумя малолетними детьми выселили еще в 2013 году, но освобожденная квартира до сих пор пустует, пишет “Белорусский партизан”.

Виктор Шкробов, семью которого выселили из общежития ОАО “Станкостроительный завод им. С.М.Кирова” на улице Малинина, 36, квартира 1 без предоставления другого жилья, с выходных объявил голодовку. Мужчина голодает в своей прежней квартире, которая пустует уже шесть с половиной лет, в ней никто не живет и никто за нее не платит.

11 марта 2011 года суда Ленинского района Минска (судья Красовская З.В.) принял решение о выселении из общежития №1 без предоставления другого жилого помещения семьи Шкробовых: Виктора, его жены Ольги и их двух малолетних детей.

Семью выселили по требованию администрации ОАО «Станкостроительный завод им. С.М.Кирова”: якобы Шкробовы не являются работниками завода, а в общежитие нужно заселять молодых специалистов. Но в общежитие заселялись граждане по ходатайствам сторонних организаций. А вот ходатайство администрации Ленинского района с просьбой оставить семью Шкробовых в общежитии администрация завода отклоняла.

В 2013 году семью выселили из общежития: сегодня 4 человека живут на съемной квартире, за которую платят 300 долларов в месяц.

Виктор Шкробов рассказал «Белорусскому партизану» о причинах голодовки.

– Нормально себя чувствую, не волнуйтесь. С выходных я нахожусь в общежитии, голодаю, слава Богу, меня никто не трогает. Я нахожусь здесь в изоляции. Товарищ принес мне шесть литров воды, потому что у меня осталось мало.

– Официальной реакции на вашу голодовку тоже нет никакой?

– Я провожу предупредительную голодовку, буду искать технические возможности организовать длительную голодовку. Сейчас думаю, может, стоит записаться на прием к Кочановой (глава президентской администрации. – БП)?

Я хотел провести голодовку давно – нужно как можно больше привлекать внимание общественности к такому беспределу.

– Вашу семью выселили из общежития еще в 2013 году, голодовку вы проводите в конце октября 2019 года. Чего так долго ждали?

– Мы ходили по судебным инстанциям. Какая разница – когда голодать, если дело длится еще до сих пор? Мы ведь хотели решить проблему по-человечески, мы ведь никого не убили, не хулиганили; а если бы хулиганили, то, допускаю, что и жили бы в общежитии.

Мы враги для них – балом правит идеолог. Нужно ходить застегнутым на все пуговицы, нужно голосовать за нужных кандидатов, нужно выходить на субботники, может, нужно было принести взятку. Мы этого не сделали, мы стараемся жить не во лжи, пафосно выражаясь, или быть немного свободными в нашей несвободной стране.

В общежитии всегда жили 10-40 процентов неработников завода – о чем можно говорить? Тем более, что уже завод, насколько мне известно, продан, некоторое количество рабочих перевели (или будут переводить в ближайшее время) на другой завод.

В понедельник мне нужно выходить на работу (а я – единственный кормилец в семье, у меня нет выбора), поэтому, скорее всего, в воскресенье буду прекращать голодовку. Временно.

Я давно искал возможность провести эту голодовку, главная проблема – место. В свое время я три дня голодал дома, потом позвонил Середичу («Народная Воля» публиковала два материала про меня), так он сказал: дома – это несерьезно, это не считается.

Надо в тюрьму садится – чтобы голодовку засчитали? Придите, посмотрите: я не ем, воду пью. Я не думал, что меня пустят в общежитие и проведу голодовку здесь. Но дело ведь не закрыто. После нашего выселения прошло шесть с половиной лет, квартира стоит пустая, здесь никто не живет и никто за нее не платит.

Чувствую себя неплохо. После того, как схлестнулся с судебными исполнителями в начале недели, голова сильно болела, думаю, подскочило давление, но вчера и сегодня я чувствую себя достаточно сносно.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...