Официальных данных о количестве солигорчан, заболевших COVID-19, Минздрав не дает. Нет коронавируса – нет доплаты за работу с инфекцией. Деньги на премии выделены, но не заплачены – утверждает фельдшер Солигорской станции скорой помощи, что в подчинении центральной районной больницы. Медик рассказал belsat.eu, как администрация больницы скрывает реальное количество больных COVID-19.

Иллюстративное фото Белсат

 

“Помогают даже бездомные»

Александр [имя изменено по просьбе героя. – Примечание belsat.eu] работает фельдшером на станции скорой медицинской помощи Солигорску приблизительно пять лет. Волна атипичной пневмонии в городе началась в марте, и с тех пор пациентов с воспалением легких постоянно прибывает. В Солигорскую ЦРБ привозят пациентов не только из города, но и из области. Много коллег Александра слепили с коронавирусом и не в состоянии работать. Сейчас анализы делают даже медсестры с ВИЧ, так как больше некому:

“Медсестры с ВИЧ не могут делать уколов, но сейчас некуда деваться. Когда администрацию больницы сверху спрашивают, что ли нужно, они говорят, что все есть. Но это не так! Каждому выдали респиратор-один респиратор на семь дней работы! Нам неравнодушные люди собирают вещи для индивидуальной охраны, шахтеры после изменений собирают респираторы. Приносят маски даже бездомные, которые с протянутой рукой стоят у магазинов”.

Медики болеют не только из-за отсутствия средств индивидуальной охраны, но и из-за людей, скрывающих положительный результат теста на коронавирус.

“К нам везут из Бреста, Слуцка, Любани, Житковичей. Там вообще кошмар. Например, человеку болит сердце, приезжаем, а он три дня температурит. Показывает бумажку, что он COVID+. А мы без охраны! Народ не понимает, что происходит. У нас «слетела» половина смены. Болеют все-водители, фельдшеры».

Александр с коллегами не верят в официальные данные о заболевших и умерших от инфекции. Он считает, что скрываются 95% случаев заболевания ради положительной статистики. Тесты теряются по дороге из больницы в эпидемиологическую станцию, между которыми считанные метры.

Врачам нежелательно диагностировать коронавирус, добавляет Александр. Вместо инфекции в журналах регистрации записывают» № 19 – «изменения, типичные для COVID-19», и таких записей большинство:

“В Солигорске якобы нет коронавируса, есть атипичная пневмония. А как доказать? Деньги на доплаты пришли. Было собрание по поводу выплат. Мол, ждите, выплатим. Но протокола не вели. Отношение администрации такое: ты заразился, потому что ехал без маски. А Вы нам маску дали?»

Все пять лет на станции Александр работает в одной униформе, которая буквально расходится по швам, поэтому мужчина ходит иногда в военной одежде.

“За забором у нас швейная фабрика. Но дешевле почему-то в Минске заказывать, ждать 5-10 лет».

“Черные мешки вывозят втихую»

Коронавирус затронул и семью Александра. Его родители подцепили инфекцию на похоронах знакомого в конце апреля в деревне Старобин. Верующие открыли гроб с покойным. У родных первым симптомом была одышка. Результат анализа-отрицательный-пришел через три недели после их госпитализации. Александр говорит, что это невозможно:

“Я их сам завозил на КТ. У родителей была пневмония, типичная для COVID-19.вся симптоматика, изменения в легких. Да и какая пневмония в мае? Они лежали в больнице и видели, сколько ночью на каталках вывозят трупов в черных мешках. Все делают втихую. Это минус нам, не спасли, но мы самые абсолютно незащищенные. Умирают и дети, и взрослые».

Фельдшер также прокомментировал смерть доктора Владимира Писарика. Ранее в СМИ сообщали, что результат на коронавирус у него отрицательный, а в больнице дело не комментировали, ссылаясь на врачебную тайну. Александр не верит, что у работника ЦРБ не было инфекции:

“Писарик около двух недель лежал на аппарате искусственной вентиляции легких в»грязной зоне”. Реаниматолог сам говорил, что у него COVID+. Его хоронили в закрытом гробу”.

“Мы знали, что будет трудно»

Собеседник рассказал и о ситуации в реанимации ЦРБ. Всю грязную работу выполняют медсестры. Девушки плачут от усталости, единственное их желание-пойти домой:

“Все просто устали. В реанимации медсестры зашиваются. Представьте себе, хотя бы переворачивать людей с живота на спину. Доктор получит надбавку, а что получит медсестра? Они день в “грязной зоне” работают, а потом день в “чистой”. Плачут от усталости, говорят только: “хочу домой”. Да и вообще, если скорая помощь и больница лягут у шахтеров, – тяжело будет всем”.

Медики станции скорой помощи, Бобруйск. 18 мая стало известно, что работники Бобруйской станции скорой помощи написали обращение в Администрацию президента. Медики рассчитывали на дополнительные выплаты за работу во время эпидемии COVID-19, но надбавки получили не все.

Александр добавляет: медики не бьются за надбавки, больше всего они требуют обычной признательности.

“На нас всем наплевать. Профсоюз не помогает. Не надо денег, та же администрация могла просто нам по-человечески поблагодарить за то, что мы работаем целые сутки почти без выходных”.

Руководство Солигорской ЦРБ от комментариев отказалось. Когда в приемной услышали о «Белсате» – ответили, что главврач Ольга Белоус на видеоконференции. Позже она была на совещании, еще позже оказалось, что она не на рабочем месте и не доступна для комментариев.

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...