«Из этого не может выйти ничего другого,
как то, что, стремясь вылечить бешенство других,
я сам с ними сойду с ума…»
Т. Мор «Утопия»

Фото: Александр Воротынский

 

Мы все любим верить в «светлое будущее», которое когда-нибудь обязательно наступит. Ключевое слово – «когда-нибудь». Все самое лучшее всегда будет именно в гипотетическом «завтра» хотя бы потому, что хуже, чем в реальном «сегодня», уже быть не может. По крайней мере, мы все так хотим считать. Но самое парадоксальное в том, что искренне веря в грядущий «рай на земле», большинство из нас не приложило и минимального усилия для его осуществления. Ведь практическое воплощение предвосхищаемого мы привыкли оставлять на усмотрение кого-то другого: другим людям, другому правительству, будущим поколениям, или даже другим существам в надежде на новый виток эволюции человеческого сознания.

Я часто задумываюсь над тем, какой бы могла быть сейчас Беларусь, если бы подавляющее большинство её граждан не имели устойчивой «наследственности» советского прошлого. Наверное, мы бы лишь улыбались, говоря про украинский «безвиз», имея возможность не только свободно посещать западные страны в качестве туристов, но и беспрепятственно обучать детей в лучших европейских ВУЗах, запросто открывать в своих городах филиалы крупнейших западных фирм, на своей земле создавать конкурентоспособные технологии и т.д., и т.п. Да, скорее всего, мы бы уже давно стали одной из стран Евросоюза…. Но тут же ловлю себя на мысли, что все это лишь только мои фантазии. В неопределенном времени. И в лучших симптоматических традициях инфантильного заболевания «советской мечтой», которой, как оказалось, в некоторой степени, подвержен и я сам.

Ибо вышеназванная, мечтательная и фантазийная неопределенность, скорее напоминает описание некоего навязчивого бреда в «истории болезни» – как отдельно взятого человека, так и всего общества. Общества, которое, несмотря на внешние изменения, едва ли не на генетическом уровне таит в себе скрытые отклонения в развитии. Ведь предрасположенность к психическим заболеваниям в большинстве случаев – именно наследственная.

Диагноз: «У нас будет лучше!»

В данной публикации я далеко не ради «красного словца» или удачной аналогии привел сравнение с наследственными психическими заболеваниями. Ибо предрасположенность к оным, как правило, проявляется у индивидуума вследствие глубоких потрясений и стрессов. Улавливаете, к чему я клоню, говоря о беларуском обществе?

За короткое время независимости РБ «долукашенковского» периода в общебеларуском сознании было предостаточно потрясений и стрессов: социальных, экономических, общественно-политических и т.д. И естественно, это не могло не отразиться на еще «неокрепшем», «подростково-инфантильном» массовом сознании беларусов, только недавно распрощавшемся с иллюзиями построения бесклассового общества и прочих навязчивых идей коммунистического «счастливого детства».

Именно эта причина во многом и стала катализатором для развития массового заболевания с симптоматикой всяческих «рыночных социализмов», «пятилеток», «пионеров», «лукомольцев» и «субботников». Ведь непонимание чего-либо нового, сложного всегда ведет к неосознанным попыткам упрощения, сведения к минимуму или даже откровенному игнорированию с демонизацией всего, что не получается понять и принять на каком-то этапе. Отсюда – подсознательное стремление «вернуть все взад!», к понятным категориям и процессам. А это, на мой взгляд, на языке психиатрии, можно вполне отнести к такому понятию как замещение в механизме психологической защиты. Защиты от объективной реальности в настоящем и будущем.

Чытайце па тэме:  В минской клинике №9 больные "лечатся" в фойе (фото)

Тем не менее, говоря о ментальном наследии советского прошлого как о заболевании «инфантильного» восприятия действительности в обществе, мы не можем обойти вниманием и, образно говоря, «методы лечения» сего недуга. Ведь, на самом деле, в мечтах как таковых нет ничего плохого. Однако гораздо хуже, если эти мечты приобретают оттенки пресловутой беларуской «стабильности» и переходят в разряд некой болезненной «идефикс», когда для достижения гипотетического «светлого будущего», необходимо вернуться к ретроспективе «несбывшегося прошлого». Или, как говорил Роман Карцев в известном монологе: «Только соединив прошлое с будущим, вычеркнув, к чертовой матери, настоящее… у нас будет лучше!». Вот в чем проблема.

Видение Будущего: «I have a dream!»

28 августа 1963 года, на ступенях Мемориала Линкольна, доктор теологии Мартин Лютер Кинг произнес свою знаменитую речь «У меня есть мечта», в которой он провозгласил свое видение будущего. Эта речь стала одной из лучших в истории и впоследствии была признана американским сообществом ораторского искусства лучшей речью XX века. Но, в нашем контексте, ключевыми словами являются именно – ВИДЕНИЕ БУДУЩЕГО. Так, чем же отличаются фантазии большинства беларусов об абстрактной «советской мечте», от конкретики видения будущего д-ром Кингом? А вы спросите у самого себя….

Дело в том, что видение Кинга было основано не на абстракции «мира во всем мире» а на конкретике понимания причин заболевания американского общества предрассудками расизма и несправедливости. И вся его борьба за гражданские права стала лишь методом эффективной «терапии», в результате которой подавляющее большинство американцев согласилось с мечтой простого чернокожего проповедника из штата Джорджия. Более того, общество не только согласилось, но и начало активно изменяться вплоть до того, что спустя менее чем полвека 44-м президентом США смог стать гражданин с цветом кожи идентичным д-ру Кингу.

А теперь, пользуясь многочисленными возможностями социальных сетей, давайте проведем эксперимент и зададим беларуским политикам и общественным лидерам следующие вопросы: «Есть ли у них ВИДЕНИЕ БУДУЩЕГО и какой КОНКРЕТНО они хотят видеть Беларусь, скажем, лет через десять”? Но, самое главное, пусть ответят на три простых вопроса: «что для этого нужно сделать?», «что я для этого уже сделал?» и «что я для этого еще сделаю?», уже без заученных клише о «фальсификации выборов», требованиях «Марша рассерженных беларусов» или «мирных перемен». Другими словами, видят ли они причины болезни беларуского общества и какие конкретно у них есть методы её лечения (не путать со снятием отдельных симптомов)?

Надеюсь, после этих нехитрых действий мы все поймем разницу между «советской мечтой» беларусов современности и ВИДЕНИЕМ БУДУЩЕГО американского общества середины прошлого столетия. На конкретных примерах….

В акции «Марш на Вашингтон за рабочие места и свободу» 1963 года приняли участие сотни тысяч американцев. По разным оценкам, речь Мартина Лютера Кинга «I have a dream!» слушали от 200 до 300 тысяч человек. Поэтому, понимая объективную разницу между обществом РБ начала XXI века и США середины столетия прошлого, я ни от кого не требую чего-то сверхъестественного… Тем не менее, лишь когда я увижу, что кого-то из беларуских политиков слушает аудитория, скажем, большая, чем 5000 человек, только тогда я поверю, что у него ЕСТЬ МЕЧТА…

Чытайце па тэме:  На акцыю да гадавіны рэферэндуму-96 прыйшло каля 100 чалавек (фота, відэа)

Однако даже если предположить, что в Республике Беларусь указанные политик и аудитория «найдут друг друга», возникнет другой, но не менее актуальный вопрос: готовы ли мы изменяться, следуя за своей мечтой?

Год(Ы) Антикоммунизма

Почти год назад беларуский философ Владимир Мацкевич провозгласил 2017 год – годом антикоммунизма. За это время, на указанную тему было немало написано, прочитано, обговорено и просмотрено. В узких кругах. И буквально месяц тому, указанный Владимир Владимирович в одной из газет разразился безапелляционным «откровением»: коммунизм – это зло! И только попробуйте опровергнуть данный тезис!

Тем не менее, я попробую. Нет, не опровергнуть, а скорее придать ему несколько иное содержание (прости, учитель!).

Раз уж в этой публикации я намеренно «диагностировал» инфантильное отношение к действительности у большинства беларусов как результат «наследственных» отклонений в развитии, так давайте и говорить о коммунизме, как о заболевании. Так сказать, «психически-инфекционном». Однако, является ли сама болезнь, неким определенным злом? Думаю, что скорее его причиной…

Выше я уже затрагивал тему расизма и сегрегации в США. Наверное, подобных примеров можно приводить множество – от нацизма в Европе прошлого столетия до отдельно взятой явки с повинной. Ведь как и в период выздоровления личности, в обществе, рано или поздно, наступает период ОСОЗНАНИЯ, просыпается чувство вины и возникает желание исправить ошибки, раскаяться, попросить прощения и т.д. И именно в этот, весьма важный момент приходит понимание того, что никогда больше не должно повториться. Это можно сравнить с развитием иммунитета у детей, которые переболев ветрянкой, приобретают способность к сопротивлению данной инфекции на протяжении всей своей жизни. Тем не менее, без самого процесса и течения болезни, иммунная система впоследствии не сможет вовремя «распознать» вирус и адекватно отреагировать. А это, как показывает практика, зачастую весьма долгий и болезненный процесс, особенно, если говорить о том, или ином обществе. Ведь, согласитесь, одного года Антикоммунизма, может хватить, максимум, для сноса памятников, переименования улиц и другой атрибутики советского прошлого, но будет весьма недостаточно для широкого общественного обсуждения и ОСОЗНАНИЯ, что же с нами происходило за последние сто лет. Другими словами, год Антикоммунизма, провозглашенный В. Мацкевичем, не сможет вместить в себя весь период декоммунизации беларуского общественного сознания. Но, с другой стороны, с чего-то ведь нужно начинать и именно он может стать отправной точкой указанного процесса.

Однако вернемся к теме: интересно, на какой стадии болезни или выздоровления находится сейчас наше беларуское общество?

«Рецидив» и его проявления

Пристально вглядываясь в события и процессы, протекающие в «организме» отечества нашего, считаю, что и без дополнительного «обследования» можно заключить, что «болезнь принимает здоровое состояние». А именно тот факт, что переболеть-то мы, слава Богу, переболели, но только вот закономерные «антитела» у нас так и не появились. Начался «рецидив», и заболевание мимикрировало в не менее опасную форму диктатуры. Которую также, придется, осознавая – лечить.

Наследственность, или, лучше сказать, преемственность советско-коммунистического мышления, видна невооруженным глазом даже там, где её, казалось бы, не должно быть по определению. В своей публикации «Per aspera ad astra! Расстояния на пути к Свободе», анализируя опыт реформ Грузии и Украины после «цветных» революций, я ненароком обратился и к Беларуси.

Чытайце па тэме:  Николай Статкевич: Патриоты готовы взять на себя защиту Беларуси от РФ

В частности, написав следующее: «…если наша титульная оппозиция не способна к самореформированию, возврату себе доверия народа, генерации новых идей и возможностей для выхода из состояния политического кризиса, то, будет ли она способна на полноценное, демократическое и качественное изменение системы отношений государства и общества, а не дешевую имитацию с громким названием «реформа»? На мой взгляд, учитывая вышеописанные «расклады», для Беларуси в перспективе, наиболее вероятен вариант развития событий именно по «украинскому» сценарию. «Старая-добрая» беларуская оппозиция, как и «старая-добрая» власть, ментально являются одного системного поля «ягодами», поэтому, как гласит мудрость – “старую собаку нельзя научить новым трюкам». И здесь, на мой взгляд, есть повод крепко задуматься.

Дело в том, что беларуские оппозиционные политики, равно как и власть, находятся в одной системе координат и поведенческих стереотипов, живут той же «советской мечтой», где все достигается едва ли не по «щучьему велению». Различие лишь в риторике и месседжах, все больше и больше напоминающих заклинания, к которым беларуский народ уже попросту привык и на которые, не обращает ни малейшего внимания. Ведь, как и в советский период, мнение народа политические элиты попросту не интересуют.

Пожалуй, в этом и заключается основное различие между болезненной, законсервированной «советской мечтой» доставшейся «в наследство» беларускому обществу и неким императивным, осознанным стремлением к изменениям, которые, в свою очередь, и могут стать позитивными «антителами», импульсом выздоровления.

Вместо заключения

В медицинском обиходе существует распространенное мнение о том, что если пациент не признает себя больным, то процесс его излечения представляется практически безнадежным. И наоборот – если человек признает свою проблему, шансы на его выздоровление увеличиваются многократно. Но главным условием успешности любой терапии является именно ОСОЗНАНИЕ НАЛИЧИЯ своего недуга, вслед за которым, возникает логичное желание излечения. Данный принцип, полностью применим и к беларускому общественному организму.

По моему глубокому убеждению, глупо мечтать о неком идеальном мире, идеальном государстве и самому оставаться невосприимчивым к объективным изменениям. Равно, как и невозможно просто «жить мечтой», считая, что все само собой как-нибудь, когда-нибудь образуется. Мечта – это не просто старый, добрый миф повернутый «лицом в будущее», а скорее, предвосхищаемый результат устремлений, основанный на качественных изменениях настоящего. И результат этот всегда конкретный, более или менее приближенный к идеалу.

Во времена своей юности, я как-то спросил у одного «старого большевика»: когда наступит коммунизм и каким он будет? В ответ получил что-то вроде «не знаю, каким он будет, но, он обязательно наступит!». Прошло много лет, и данный человек давно умер. Но коммунизм так и не наступил. И сейчас, вспоминая эту историю, я иногда спрашиваю себя: «Чего он хотел всю свою жизнь, за что боролся и во что верил?». Равно, как иногда задаюсь вопросом: а чего хотим мы? И, если все-таки хотим, то какой она будет, наша, беларуская мечта?

Александр Ахмач, для Беларускай праўды


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.