Формулировка «недобросовестное посредничество» оставляет достаточно много возможностей для произвола контролеров.

Проект указа по борьбе с недобросовестным посредничеством внесен на рассмотрение беларуского руководителя. Проект предусматривает обязательное согласование вышестоящими органами закупок, если их осуществляют за счет госсредств. Процесс утверждения будет напрямую связан с ценой закупки, как заявил председатель Комитета государственного контроля Леонид Анфимов.

Экономист Сергей Балыкин в интервью Беларускай праўдзе заметил, что нужно бороться не с «недобросовестными посредниками», а коррупционными схемами при проведении процедур госзакупок.

Как отличить добросовестное посредничество от недобросовестного?

-Этот вопрос поднимается уже не первый раз: обсуждался, проваливался и снова обсуждался.

Само понятие «недобросовестное посредничество» представляется мне довольно спорным: как отличить добросовестное от недобросовестного?  Совесть – вообще внутреннее состояние человека, а в душу к нему не заглянешь. В рыночной экономике товар закупается у тех, кто предлагает лучшие условия; причем речь не обязательно идет про самую низкую цену: товар может быть дороже, но с обслуживанием, другими привлекательными условиями, или кто-то просто оказался в нужное время в нужном месте (ложка дорога к обеду).

Говоря про нашу ситуацию, нужно изучать глубинные причины возникновения подобного рода схем; надо говорить не о «недобросовестном посредничестве», а о коррупционных схемах при проведении процедур госзакупок. Причиной возникновения коррупционных схем является очень большой (очень большой!) государственный сектор (он включает в себя даже малые предприятия). Достаточно много бюджетных средств выделяется для бюджетных закупок, и эти средства толком не контролируются. По сути дела, государственные средства отдаются в руки наемных управляющих (называть их менеджерами язык не поворачивается), которые распоряжаются чужими деньгами. А если говорить уже совсем точно, то государственных денег не бывает – есть деньги налогоплательщиков, – то есть наемные управляющие распоряжаются народными средствами.

 

Как бороться с коррупционными схемами?

-Во-первых, надо сократить государственный сектор, потому что частный собственник всегда думает о том, как купить подешевле и получить побольше прибыли. Конечно, и здесь возможны схемы, при которых наемные управляющие будут обманывать хозяина, но это уже проблемы не государства, а хозяина.

Во-вторых, все-таки от государственных закупок мы никуда не уйдем. Но их нужно сократить, а процедуру госзакупок – совершенствовать. Допустим, звучали достаточно здравые идея – создать некий независимый орган по госзакупкам, который бы брал на себя эту функцию от руководителей государственных организаций.

Более того, нужен более жесткий контроль за процедурами госзакупок. А наказание за коррупционные преступления должны быть достаточно суровые, а не так, как делается сегодня: украл – возместил – вышел на свободу. Нет, наказание за коррупцию, за взятки, за сговор должно быть максимально суровым, неотвратимым, коррупционер должен знать: за преступление расплатиться, и расплатиться достаточно жестоко.

 

Поле для произвола контролеров

-Безусловно, нужно менять уголовное законодательство и все-таки менять практику его применения. Сегодня, когда речь идет об освобождении коррупционеров, возместивших ущерб, обещают, что к коррупционерам не будет применяться условно-досрочное освобождение, помилование и так далее. Вопрос в том, как это будет работать. Надо бороться не с посредниками, а с коррупцией при закупках.

«Недобросовестное посредничество» – субъективное понятие. Формулировка оставляет достаточно много возможностей для произвола контролеров, что само по себе провоцирует коррупцию, только уже в другой сфере – в среде проверяющих.

Георгий Громов, Беларуская праўда

Навіны ад Belprauda.org у Telegram. Падпісвайцеся на наш канал https://t.me/belprauda.

Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest
Поддержать проект:

Загрузка...