Решение нефтегазовых вопросов с Россией переносится на 2017 год, заявил председатель концерна “Белнефтехим” Игорь Ляшенко.

neft__5

“Решение нефтегазовых вопросов с Россией, очевидно, переносится на следующий год”, – цитирует БЕЛТА Игоря Ляшенко.

Отказ Александра Лукашенко ехать на саммиты ЕАЭС и ОДКБ который прошел 26 декабря в Санкт-Петербурге, показал тщетность надежды решение нефтегазовой проблемы до конца года.

Беларусь и Россия продолжают переговоры по пересмотру тарифов на транзит нефти, которую белорусская сторона увеличила до 20,5%. 27 декабря во время рабочей встречи белорусской делегации с представителями Федеральной антимонопольной службы России представители официального Минска передали свои предложения Москве. “Беларуская сторона выдвинула доводы о том, что наши тарифы на прокачку – одни из самых низких из всех участников этого транзита. Мы выставили свои обоснования и хотим увеличить тариф на 20,5%. Российская сторона пока заняла позицию о том, что это  должно быть в районе 5,5%”, – подчеркнул Игорь Ляшенко.

Работа по данному вопросу продолжается, подчеркнул Игорь Ляшенко. “Ждем предложений от российской стороны. Наши предложения им переданы”, – добавил он.

23 декабря вице-премьер российского правительства Аркадий Дворкович не исключил, что урегулирование газового вопроса с Беларусью может решиться в судебном порядке.

Нефтегазовый спор длится уже год. Главный вопрос, с которого началось противостояние, – цена российского газа для Беларуси, которая сейчас составляет 132 доллара за 1 тыс. куб.м. Беларусь настаивает на снижении цены почти вдвое. И добивается восстановления объемов поставок российской нефти, сокращенных в качестве ответа на неоплату газового долга.

Чытайце па тэме:  Лавров назвал оператора Reuters "дебилом" на встрече в рамках ОБСЕ (видео)

Официальному Минску не удалось не только добиться пересмотра формулы цены, но и договориться об отсрочке накопившейся задолженности за газ (к концу 2016 года долг за газ увеличился до 425 млн долларов). А вот авансовый платеж за газ российская сторона вернула обратно, требуя полного расчета за газ.

Сокращение поставок нефти больно ударило по белорусскому экспорту нефтепродуктов, который по итогам 2016 года, по оценке экспертов, снизится примерно на 20%. Вместо ожидаемых 24 млн тонн около 18 млн тонн нефти (в третьем квартале вместо 6 млн тонн нефти на белорусские НПЗ поставлено 3,5 млн тонн, в четвертом квартале поставки “упали” еще на 0,5 млн тонн). Следовательно, если в 2015 году Беларусь получила примерно 1,1 млрд экспортных пошлин на нефтепродукты, то по итогам уходящего года сумма сократится примерно наполовину.

Что интересно: власти продолжают источать неоправданный оптимизм. 19 декабря премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков в интервью агентству заявил: “Речь идет скорее не между очень плохо и хорошо, а между хорошо и еще лучше”.

Если нынешнее состояние хорошо, то что тогда – плохо?

“Россия может ждать, Беларусь – нет”

Нефтегазовое противостояние должно завершиться в течение ближайших недель, считает экономист Лев Марголин. Ведь убытки несет беларуская сторона, а не Россия.

– Чтобы понять, стоила ли овчинка выделки, нужно разобраться: а чего вообще хотели добиться беларуские власти? Условно говоря, Минск сэкономил деньги на разнице в ценах на газ, но ведь потерял примерно такую же сумму на таможенных пошлинах от реализации нефтепродуктов. Можно было бы считать такую рокировку равноценной, если бы не тот факт, что за газ все равно платить придется. Очевидно, что Россия свое не упустит: еще два-три месяца назад говорилось, что платить придется, только называлась возможность некой компенсации из российского бюджета, скорее всего, в виде кредита. Даже если проблему урегулируют таким образом, выигрыша нет никакого.

Чытайце па тэме:  Бывшие главы Литвы, Беларуси и Молдовы рассказали, как закончить войну в Украине и вернуть Крым

Видимо, действительно время «газа в обмен на поцелуи» действительно прошло.

– Связан ли отказ Лукашенко ехать на саммиты ЕАЭС и ОДКБ с нефтегазовым противостоянием?

– Думаю, самым непосредственным образом. Появились конспирологические версии, что якобы Лукашенко предотвратил едва ли не попытку госпереворота, поэтому и не поехал в Санкт-Петербург. Лично я считаю, что это демарш, к которым Лукашенко и прежде прибегал с разной степенью интенсивности: он привык, что Россия обычно идет на уступки, чтобы снизить накал страстей. На этот раз «не прокатило». Я считаю, что Россия в значительной степени утратила свои интересы в Беларуси, а имеющиеся интересы (политико-идеологический союз) вполне обеспечиваются зависимостью Беларуси от России. Есть поводок, с которого Лукашенко не может сорваться при всем желании: он не может отказаться от закупки российской нефти. Лет 10 назад Путин говорил: мы готовы продавать по льготной цене 6 тысяч тонн нефти для обеспечения собственных нужда Беларуси, все остальное – по рыночным. Может случиться, что 18 миллионов тонн, поставленных в 2016 году и обещанных в 2017 году, покажутся манной небесной.

– На ваш взгляд, когда закончится долгоиграющее противостояние?

– Думаю, что в ближайшие недели противостояние должно закончиться. Чем дольше затягивается конфликт, тем большие убытки несет беларуская сторона. Реально Россия может ждать, а Беларусь ждать не может.

Чытайце па тэме:  Путин ввел санкции против КНДР

Юрась Дубина, БДГ


Recommend to friends
  • gplus
  • pinterest

Дадаць каментар

E-mail is already registered on the site. Please use the увайсці форма or увядзіце іншы.

You entered an incorrect username or password

На жаль, вы павінны ўвайсці ў сістэму.